Мне нужны твои гены и мотоцикл!

Репродуктивное поведение каждого представителя любого вида имеет как минимум два драйвера. Один – собственные эволюционные интересы. Надо наплодить максимальное количество копий именно своих генов. Второй – интересы вида, то есть обеспечение выживания максимального количества особей своей популяции. Это если сильно упростить. Сегодня про собственные интересы.

Существует устойчивое мнение, что формула эволюции заключена в тезисе «выживает сильнейший». На самом деле формула другая: «кто дал больше жизнеспособного потомства в текущих условиях, тот молодец». Они могут быть похожи по своему результату, но принципиально разнятся в механизме.

В случае с выживающим сильнейшим может сложиться такая ситуация. Условный древний сапиенс только-только вышел из Африки в Европу. И тут начался ледниковый период. У кого-то мужика произошла мутация, и он стал сильно волосат. Это поможет ему выжить в холодном климате при прочих равных условиях. Но вот женщины поостерегутся иметь потомство от такой страхолюдины. Привлекательными для спаривания будут другие самцы, пусть и менее приспособленные к холодному климату. Так заложено в голове у самок. Бедняга останется без потомства, а полезная, казалось бы, мутация пропадёт. А потомство будет у менее приспособленных, но привлекательных.

У некоторых видов рыбок Гуппи самки охотнее всего спариваются с самцами, которые имеют яркую окраску. Ну вот почему-то эволюционно так повелось. Как результат, самцы с такой жёлтой окраской репродуктивно успешнее. Но ирония в том, что такую окраску видят издалека хищники, и такие самцы долго не живут. Более того, потомство таких красавцев реже доживает даже до репродуктивного возраста, когда такая окраска сформируется. Они менее приспособлены, но берут тупо количеством потомства.

Признаки, по которым самки отбирают себе потенциальных партнёров, могут быть разнообразны, своеобразны и часто обусловлены вполне утилитарными соображениями. Если у самца оленя огромные ветвистые рога, и они в хорошем состоянии, то это говорит потенциальной партнёрше: «Смотри, мои гены позволяют быть мне сильным, выносливым, здоровым, находчивым и добывать много пищи. Настолько много, чтобы питаться отрастить в общем-то бесполезные в условиях густого леса огромные рога». И самка такая: «Ок, у этого оленя с питанием всё норм, хочу своим детям такие гены».

У каждого вида эти «рога» могут быть свои. Более того, мода на такие признаки может сильно меняться в рамках одного и того же вида. Тот же волосатый неолитический дядька остался без партнёрши, потому что был немодный. Его просто побаивались, потому что он был непохож на большинство. Постепенно волосатость становилась трендом периода, такие ребята меньше болели, держали репродуктивные органы в большем тепле и оставляли всё больше и больше приспособленного потомства. В итоге это становится модным.

«Ну я же живу в 21-м веке!», - скажете вы. «Какое это имеет отношение к нам»? Большинство барышень непроизвольно обращают внимание на атлетически сложенных и следящих за собой мужчин. И это не только из-за того, что большие габариты традиционно в природе дают плюс 100 к защите потомства. Просто если у мужчины находятся деньги на абонемент в качалку и время на то, чтобы в неё ходить, то, вероятно, с ресурсами у него всё неплохо. Аналогично и применительно к внешнему виду. Оскорблённые дамы, конечно, скажут, что они не такие, и вообще тяготеют к умным и заботливым. Это не наш типаж, скажут они. И тут я вам расскажу про эксперимент, великолепный в своей наглядности и метафоричности.

Шведы поселили вместе самца и самку куропатки, причём такого самца, чтобы он был «не её типаж». Ну то есть она холодна к нему, как банкомат к биткоину. Затем исследователи сымитировали внимание к этому самцу со стороны других куропаток. Причём с особым цинизмом. Вы помните про метафоричность? Они поставили чучела куропаток вокруг него. «Раз такой парень пользуется спросом, надо бы и мне поинтересоваться», - решает испытуемая и начинает проявлять интерес к самцу. Подражания большинству. Признак становится привлекательным для самок, не неся никакой функциональности, просто потому что он популярен.

И что немаловажно, это считывается подсознательно. Наш мозг настроен на определённый профиль правильного партнёра, и отмечает такие признаки вокруг. Как только он распознаёт сходство, выделяется дофамин, чтобы сфокусировать внимание. Голова поворачивается в нужную сторону, зрачки расширяются, посылая сигнал о том, что есть интерес. Мозг мужчины моментально считает расширенные зрачки женщины, и в голове появится мысль в духе «Вперёд! Нам здесь что-то может перепасть». Заметьте, там в начале мысли нет фразы «Ого, посмотри, какие зрачки! Я точно её заинтересовал!». Всё обычно происходит подсознательно. Но об этом в следующем выпуске.