6428 subscribers

Английская пресса о советском кино в 1983 г.

13k full reads
21k story viewsUnique page visitors
13k read the story to the endThat's 61% of the total page views
4 minutes — average reading time
Английская пресса о советском кино в 1983 г.

В 1983 году английская газета «Гардиан» опубликовала серию очерков и репортажей, посвящённых текущему моменту в жизни Советского Союза. Каждая статья фокусировала внимание на какой-то одной общественной сфере: искусство, кино, телевидение и т.д. Было очевидно, что после кончины генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева, 18 лет управлявшего крупнейшей в мире страной, грядут перемены. Но какие именно – никто в точности предсказать не мог. Серия обзоров в «Гардиан» как бы приподнимала завесу над современным состоянием советской державы. Сегодня, по прошествии почти сорока лет, особенно любопытно взглянуть на то, какие оценки и прогнозы давали западные обозреватели, глядя на СССР со стороны.

Ранее я уже предлагал вашему вниманию из этой серии обзорный репортаж газеты «Гардиан», посвящённый советскому телевидению (в моём переводе). Теперь очередь за советским кинематографом, каким он представлялся на текущий 1983 год?

Также рекомендую тем, кто интересуется этой темой, большую обзорную статью о советском кино (также в моём переводе), напечатанную годом ранее, в 1982 г., в американской газете «Нью-Йорк Таймс». И ещё – американский взгляд на советское ТВ в 1984 г.

Английская пресса о советском кино в 1983 г.

Окно в Россию

Британский журналист о советском кинематографе

автор – Ян Кристи (Ian Christie), специально для газеты The Guardian – 21 июля 1983 г.

(английский текст статьи можно прочитать здесь)

…К кинематографу в Советском Союзе до сих пор относятся очень серьезно – в соответствии со знаменитой ленинской фразой, где говорится о «важнейшем из искусств». Важнейшее – потому что оно преодолевает национальные границы – не только международные, но и внутри обширного многонационального СССР, отражая неповторимый образ общества.

Западным людям до сих пор трудно понять, как советское кино может быть чем-то иным, кроме памятника государству, которое является его единственным производителем, дистрибьютором, представителем и экспортёром. Спорные фильмы, которые, согласно современному эвфемизму, “арестованы", получают широкую огласку на Западе, однако, возможно, более существенным является то, что они вообще были созданы. Большинство из них в конечном итоге выходят и попадают на зарубежный кинорынок: «Пастораль», «Цвет граната» и «Агония», – все они теперь доступны. В то же время таким картинам, как «Трясина» Чухрая и «Тема» Панфилова (о которой сообщалось в The Guardian в 1981 г.), несомненно, ещё только предстоит выйти на экран.

"Агония"
"Агония"
"Агония"

Как «советский» киноман со стажем я всё больше и больше интересуюсь тем, как на самом деле русские воспринимают свои собственные фильмы. Во время моего недавнего визита в Москву, меня постоянно спрашивали, видел ли я новый фильм Романа Балаяна «Полёты во сне и наяву». Когда же мне, наконец, посчастливилось набрести на этот фильм в одном кинотеатре на окраине, увиденное отнюдь не привело меня в восторг. Даже Олег Янковский (которого вскоре можно будет увидеть в «Ностальгии» Тарковского) вечно раздражал меня – он играл неприкаянного 40-летнего парня, неспособного принять свою судьбу, мечущегося между женой и бывшей любовницей, и доходящий до неизбежной исповеди на пьяной вечеринке.

Английская пресса о советском кино в 1983 г.

В случае с этим фильмом мы имеем дело с высокочтимым примером "кода", который управляет большей частью культурной жизни в Советском Союзе. Фразы, жесты, фрагменты песни – всё это создает густую сеть отсылок, придающих фильму особый сокровенный смысл для зрителей старше 40 лет и, которые, подобно герою, принадлежат поколению детей Оттепели. «Полёты во сне и наяву» глубоко провокационны, однако на таком уровне, который вряд ли возбудит большинство иностранцев.

Напротив, другой фильм относительного молодого режиссёра – «Остановился поезд» Абдрашитова – вряд ли создаст какие-либо проблемы для его расшифровки иностранцами. Этой картиной как раз открывается сезон новых советских фильмов в Центре национального кино (National Film Theatre) на следующей неделе. Лобовая атака, предпринятая фильмом, на национальную привычку к перекладыванию ответственности и бюрократическому забалтыванию настолько прямолинейна, что, похоже, привела в замешательство советскую аудиторию.

Английская пресса о советском кино в 1983 г.

В фильме показано, как провинциальный городок объединяется против следователя прокуратуры, ведущего дело о крушении поезда. Все, хотя и по разным причинам, заинтересованы в простом исходе следствия – признать, что машинист поезда геройски погиб, пытаясь спасти своих пассажиров; любой намек на скандал повредит местному туризму и даже может лишить вдову пенсии за погибшего. Фильм заканчивается церемонией открытия памятника, воздвигнутого доблестному машинисту – и никто не хочет знать, к каким выводам пришёл следователь.

«Остановился поезд» получился настолько противоречивой картиной, что советский журнал о кино, желая выяснить реакцию москвичей на него, провел специальный опрос: ответы варьировались от неприязни к «непреклонному» следователю до похвалы за необычайную «честность» фильма. Что, по-видимому, смутило многих, так это отсутствие привычного, ясного морального вердикта.

Немногие советские кинематографисты, вероятно, зайдут так же далеко, как Абдрашитов, который ставит под сомнение повседневную практику советского чиновничества, однако фильмы, поднимающие насущные социальные проблемы, получают поддержку с самого верха. Недавно "Правда" опубликовала статью, в которой фильмы «Частная жизнь» и «Вокзал для двоих» упомянуты как примеры того, как социалистический художник ответственно подходит к исследованию проблем общества, в тоже время, говорится в статье, его западный коллега склонен поступать иначе – примитивизировать их или подавать в сенсационном ключе.

Английская пресса о советском кино в 1983 г.

Оба вышеназванных фильма (которые тоже будут показаны в этом сезоне NFT) – хорошие примеры того, как национальный кинематограф способен играть роль критического зеркала и одновременно оставаться приемлемым в собственных глазах, да ещё, по меньшей мере, поддерживать движение в сторону перемен. Ни один из этих фильмов не поразит западную аудиторию своей дерзкой откровенностью – здесь мы снова имеем дело с культурным кодом, который нужно уметь считывать.

Английская пресса о советском кино в 1983 г.

В начале этого года западная пресса налетела на рифы, продемонстрировав свой оппортунизм, когда иностранные корреспонденты в Москве возбуждённо сообщали, что «Вокзал для двоих» это фильм, в котором разоблачаются советские трудовые лагеря. И правда – герой попадает в тюрьму, но за нарушение правил дорожного движения, в чём он на самом деле не повинен. Однако что действительно поразило советскую публику в этой картине, так это удивительная откровенность фильма в освещении темы спекуляции как черты повседневной жизни и злорадная демонстрация бутлегерского видео.

Английская пресса о советском кино в 1983 г.

Рязанов как мастер-сатирик и режиссёр «Вокзала для двоих» не пытается вкладывать в своих героев моральные проповеди, однако точно знает, как держать баланс между чередой откровенно возмутительных "срываний покров" и довольно старомодно-сумасбродным романом двух жертв жизненных обстоятельств (которых играют весьма привлекательные актёры). Когда я смотрел этот фильм на частном показе в Москве, все, от киномеханика до моего переводчика, сочли его до коликов смешным; но несколько месяцев спустя мировая пресса в Каннах почти не обмолвилась о нём.

Проблема контекста становится еще острее, когда фильмы ссылаются на литературную традицию, неизвестную на Западе. Когда несколько лет назад здесь вышел фильм Михалкова "Обломов", мало кто обратил внимание на то, что как резко в нём смещён общепринятый баланс симпатий между Обломовым, пассивным мечтателем, и Штольцем, его вестернизированным другом. Сочувственное отношение Михалкова к Обломову в исполнении Олега Табакова как к герою с чистыми помыслами фактически усилило привлекательность его традиционных русских добродетелей и связало фильм с растущим антагонизмом к западным технократическим ценностям.

Английская пресса о советском кино в 1983 г.

Эта тенденция стала ещё более заметной в последних фильмах: «Василий и Василиса» – экранизация рассказа Валентина Распутина, самого уважаемого из писателей-деревенщиков, повествует о горьких лишениях в сибирском селе. Вскоре должен выйти долгожданный фильм «Прощание» Климова, в основу которого также положен рассказ Распутина, с вызывающим призывом к защите окружающей среды.

"Василий и Василиса"
"Василий и Василиса"
"Василий и Василиса"

Было бы глупо предсказывать резкую смену курса в советском кинематографе. Фильмы по-прежнему "кладут на полку". И основную массу советской кинопродукции – как и, собственно говоря, массовое кино и телевидение во всём мире, – мало заботит соответствие реальности, тем более её критика. Но советский кинематограф остается захватывающим окном в Россию – воспользуемся этой фразой, которую Эдмунд Уилсон одолжил у Пушкина. И сквозь это окно можно увидеть гораздо больше, чем мы привыкли думать.

Английская пресса о советском кино в 1983 г.

другие мои публикации на близкие или пересекающиеся темы: "Нью-Йорк таймс" о советском кино в 1982 г. / Советское ТВ глазами американцев / Советское ТВ в 1983 году - взгляд из Англии / Наши фильмы разучились говорить / Мир и советское общество в 1986 г. - на взгляд канадца / Американцы о советской мульт-пропаганде / Михайло Ломоносов на экране / Как возродить детский кинематограф / Вторжуха, братцы (о фильме Ф. Бондарчука) / Союз опасения: как зрители раскололись на фракции / Английский критик о фильме "Большое космическое путешествие" / Вивисекция культурных героев / и т.д.