Хоббит в валенках - 7

25 September 2019
4,5k full reads
2 min.
6,7k story viewsUnique page visitors
4,5k read the story to the endThat's 68% of the total page views
2 minutes — average reading time

Американский лингвист и толкиеновед Марк Хукер решил понять, отчего на Руси любят по несколько раз переводить один и тот же текст Толкиена, скажем, роман «Властелин колец» или сказку "Хоббит". Так, после многолетней исследовательской работы, после переписки и личного общения с переводчиками из России, в 2003 году появилась на свет книга «Толкиен русскими глазами». А те из читателей, кто хочет лично убедиться в открытиях Марка Хукера, может сегодня же вечером её прочесть – её легко найти в интернете. Причём на русском языке – спасибо переводчице Анне Хананашвили.

Расширенный комментарий к книге Марка Хукера «Толкиен русскими глазами» - Александр СЕДОВ (с)

Предыдущие части разбора: 1 часть, 2 часть, 3 часть, 4 часть, 5 часть, 6 часть

7. Сошлись Запад и Восток

В главе «Запад умер, да здравствует Бог!» Марк Хукер пишет:

С. 63 - «Жаргон «холодной войны» противопоставлял «Запад» «Востоку». Учитывая репутацию русских читателей, выискивающих скрытый смысл даже там, где его нет, из текста первого официального русского издания «Хоббита» (перевод Рахмановой, - прим. АС) изымались любые упоминания слова запад, которые могли бы быть ошибочно истолкованы как намеки на политический Запад времен «холодной войны» - враг политического Востока, Советского Союза».
(…)
С. 68 - «
В советском жаргоне времен «холодной войны» Америка и Запад всегда были империалистическими агрессорами; как же политически грамотный советский цензор мог позволить Западу называться в «Хоббите» дружелюбным? Если бы Яхнин создавал свой перевод в советское время, цензура, вероятно, одобрила бы его. Он целиком опустил эту фразу (Я Х.342)».
С.72 - «
Когда Восток сопровождался в тексте Толкина отрицательными коннотациями, в руках советских цензоров Рахмановой его ждала участь аналогичная Западу с коннотациями положительными. Он попросту исчезал».

Марк Хукер предлагает русским переводчикам избавиться от «паранойи холодной войны» и восстановить в правах Запад и Восток – так, как они упоминаются у Толкиена, с подчёркнуто символическим значением.

Возможно, марсианским читателям было бы всё равно, какие земные Запад и Восток, географически и политически, имеет в виду Толкиен (подозреваю, что даже читатели в Китае не нейтральны в этом вопросе). Для русского читателя, - до-советского, советского и пост-советского, - с этими понятиями связано слишком много всего. В том числе усилия Петра I в прорубании Окна в Европу (на Запад) и вторжение Наполеона в 1812 году (с Запада). Оба этих символических события произошли еще задолго до Толкиена, тем более, до холодной войны, но очень рельефно впечатались в историческую память, как и многое другое, что было до и после. Да и как избавиться от «ненужных» аллюзий и коннотаций, если сам Толкиен признавал, что он творил «утраченную» мифологическую основу для Англии, шире – мифологическую основу Запада, пра-историю пра-Запада? – Английский писатель играет с географической связкой Запад-Восток так, чтобы западный читатель, если не понял, то почувствовал родство с мифологической пра-историей. Даже собственноручно нарисованная Толкиеном карта Средиземья географическими очертаниями во многом напоминает Европу. А как быть с Россией?

Избавить русского читателя от «неверных (привнесённых) коннотаций» значило бы переселить его на Запад, причем с самого рождения. С другой стороны, любой переезд книги «Властелин колец» на Восток, в Россию (даже не перевод, а обычная пересылка!) уже подразумевает, что книга выпадает из прежде разграфлённого поля и оказывается в ситуации неопределённости координат, и что требуется новая идентификация. Полагаю, никто не станет спорить с тем, что произведения Толкиена о Средиземье слишком велики, чтобы пытаться втиснуть их в формат нейтральной сказки про тридевятое царство. Такое можно проделать с «Волшебником из Страны Оз» (Канзас – это почти уже другая планета, и уж точно – другое полушарие Земли), но с «Хоббитом» и «Властелином колец» в России проделать такое практически невозможно.

Даже если переводчик зажмурится, чтобы не заметить намёки Толкиена на пра-историю пра-Запада, а читатель сделает вид, что перед ним «просто» сказка, - культурный контекст, историческая память напомнит о себе. Точнее, напомнит о неразрешимых («проклятых») русских вопросах. Один из них: Россия – это Запад или Восток? И, вот, здесь Толкиен уже не помощник. Придётся разбираться без него.

продолжение следует...