Их взгляд на нашего Холмса - 2

1 September 2019

Автор дал согласие на перевод и публикацию, хотя жалеет, что нехватка информации о фильме (на момент написания рецензии) не позволила ему сделать обзор подробнее и интереснее. Конечно, этот обзор не был первый, но, пожалуй, был и остается до сих пор одним из самых обстоятельных. Чарльз Преполек – издатель детективной литературы, канадский шерлокианец и давний поколонник "русского Холмса". Добавлю, что ему пришлось анализировать фильм в 2002 году без английского перевода или субтитров, кроме того в его распоряжении была VHS-кассета, мягко говоря, с довольно несовершенным изображением.

Одни из лучших

Автор: Чарльз Преполек (с) 2002 г.

Перевод: Александр Седов

Ссылка на оригинальный английский текст - http://bakerstreetdozen.com/russianholmes.html

Из множества воплощений Шерлока Холмса в кино и телефильмах, несомненно, больше всего возбуждает любопытство и интригует русский телесериал с Василием Ливановым в роли Холмса и Виталием Соломиным в роли Ватсона. Фильм снят в России (еще при Советском Союзе) между 1979 и 1986 годами, и состоит из пяти серий, разбитых на одиннадцать эпизодов. Хотя попытка экспортировать программу, предпринятая на фестивале телевизионных фильмов в Монте-Карло в 1982, потерпела неудачу, сериал признан одним из наиболее удачных в истории русского телевидения. Сериал (и, конечно, Холмс) продолжал быть настолько популярным еще в январе 2000 года, что торжества в арт-клубе “Ностальгия” в честь блистательного сыщика, придуманного сэром Артуром Конан Дойлом, были поддержаны Российской независимой ассоциацией ньюсмейкеров. В числе приглашенных были Ливанов и Соломин, которые последний раз играли своих героев на Центральном Телевидении около 14 лет назад.

Популярность Шерлока Холмса в России неоспорима. Имеющееся, по всей видимости, русское очарование этого персонажа связано не только с Викторианским периодом, но и с общим представлением о самом сыщике-любителе. Процитируем соображения режиссера Игоря Масленникова о Шерлоке Холмсе, приведенные в книге Питера Хайнинга “Телевизионный Шерлок Холмс”:

Любой, кто приходит к нему чувствует себя защищенным. Он надежен. Когда полиция преследует кого-то, Холмс готов помочь жертве. Он – олицетворение джентельменского поведения. Публика всегда нуждается в ком-нибудь с такими качествами”.

Холмсовские рассказы Конан Дойла, пиратски переведенные еще в начале 20 века, пышным цветом расцвели в бывшем Советском Союзе, так что телевизионное обращение русских к Холмсу не явилось сюрпризом. Что удивило, так это степень верности по отношению к первоисточнику. Несмотря на то, что я ни слова не говорю по-русски, в процессе просмотра фильма становилось очевидным бережное отношение к неуловимому духу и аромату к Канону, а также сохранение буквальной верности (литературной точности) к основному материалу. Не каждый шерлокианец знает русский язык, но со скромным знанием Канона (первоисточника), он может быстро ухватить в точности то, что говорят в почти каждой представленной сцене, в то же время каждый диалог может быть благополучно угадан. Хотя фильмы структурированы как комбинации определенных рассказов (например, “Пестрая лента” расположена в середине сюжетной линии “Этюда в багровых тонах”, а “Скандал в Богемии” как воспоминание вставлено в середину “Знака четырех”), целостность каждого компонента хорошо сохранена. Выбранный формат, по-видимому, сработал, так как Берт Коулз, сценарист на Радио Би-Би-Си, высказался на интернет-форуме Scarlet Street так:

“...такое соединение рассказов, кажется, отлично сработало, особенно в первом эпизоде, где лучшие моменты “Этюда в багровых тонах” (Ватсон встречает Холмса, Ватсон сбит с толку Холмсом, Ватсон решает исследовать Холмса) составляют добрую половину серии. Затем, вполне разумно, сценарист, продюсер, кем бы он ни был, решил, что первое совместное дело дуэта должно быть одним из действительно сильных, - тем неожиданнее врывается обезумевшая Хелен Стоунер, и мы дальше следуем за сюжетом...”

Сериал смотрится очень хорошо. Не так-то просто воссоздать викторианскую Англию в России, но продюсеры проделали образцовую работу с первоклассными костюмами и тщательно подобранным реквизитом. Никак не скажешь, что не вкралось своеобразие, чего они, несомненно, добивались большего всего. Гостиная на Бейкер-стрит чрезвычайно мрачная декорация, как и большинство интерьеров в сериале, которые освещены вечерним светом, дающим неясную гнетущую атмосферу. Эта гнетущая мрачность, однако, срабатывает очень хорошо в некоторых сценах, таких как в Сток Моране в “Пестрой ленте”. Гостиная на Бейкер-стрит имеет необычную структуру, короткий лестничный марш ведет из нее к огороженной перилами площадке или галерее, на которую выходят двери спален Холмса и Ватсона. Также не вполне ясно, находится ли гостиная на первом этаже, в любом случае мы никогда не видим лестницу с семнадцатью ступеньками, спускающуюся сверху к выходу на улицу. Улицы и здания хороши, как и ожидаешь, и, несомненно, воссоздают облик 19-го века, но дома в излишне витиеватом стиле, распространенные в Восточной Европе, трудно замаскировать и изредка отвлекают от иллюзии. Трудности с выбором натуры, должно быть, были ужасными, но разумное использование тумана и удачные ракурсы камеры сильно выручают. Рейхенбахские события завладевают вниманием с самого начала и до конца, и смотрятся ошеломляюще! Погоня с катерами на всех парах в “Знаке четырех” (съемка на реке Нева вблизи Санкт-Петербурга) также смотрится необыкновенно хорошо.

Подбор актеров совершенно убедительный на протяжении всего сериала, несмотря на некоторую аномальность приспешника Мориарти, который выглядит похожим на Человека-Волка... с клыками. Лестрейд, которого играет Борислав Брондуков, конечно, с крысиным лицом ищейки как и положено ему быть. На протяжении всех серий он – комическая фигура, и в своем рисунке роли никогда не скатывается на пародию.

Слева - Борислав Брондуков в роли инспектора Лестрейда. Справа - Лестрейд на первой иллюстрации к повести "Этюд в багровых тонах", художник Джордж Хатчиссон.
Слева - Борислав Брондуков в роли инспектора Лестрейда. Справа - Лестрейд на первой иллюстрации к повести "Этюд в багровых тонах", художник Джордж Хатчиссон.

Рина Зеленая – очаровательная (экономка ли) миссис Хадсон. Борис Клюев – сравнительно стройный Майкрофт, который в определенных ракурсах смотрится располневшим Бэзилом Рэтбоуном... только с лакированными волосами. Профессор Мориарти – харизматичен и сильно напоминает пресмыкающееся. На всем протяжении вышеупомянутых Рейхенбахских событий его длинные руки и скрюченные пальцы придают его внешности явную паукообразность. Сцена схватки – это триумф схватки хореографической и меньше всего имеет сходство с битвой динозавров (дословно: титанов, - так некоторые критики охарактеризовали аналогичную сцену в английском сериале с Джереми Бреттом; прим. переводчика).

Характер взаимоотношений между главными исполнителями безошибочен, и язык, конечно, не препятствие, так как язык тела и тон голоса, когда Холмс и Ватсон беседуют, красноречиво демонстрируют их дружбу и взаимное уважение.

Несмотря на то, что Василий Ливанов невысок ростом и тонковат для Холмса, он точно попадает в характер своим апломбом. Его спокойная рассудительная манера прекрасно оттеняется вспышками юмора и активности. Возможно, в его чертах лица нет угловатости, какой я бы хотел видеть в Холмсе, но когда он сосредоточен на чем-то, он выглядит истинным воплощением рисунков Пейджета.

Слева - Шерлок Холмс на рисунке Сиднея Пейджета.
Слева - Шерлок Холмс на рисунке Сиднея Пейджета.

Одно лишнее добавление к его Холмсу – это использование очков, которые он носит, когда читает. Неудачно то, что Ливанов надевает пальто-крылатку в почти каждой уличной сцене. Единственное объяснение, что это был намеренный ход продюсеров с целью закрепить популярный образ Холмса в сознании публики.

Хотя Ливанов – великолепен, настоящая звезда сериала Виталий Соломин в роли Ватсона. Со своими рыжеватыми волосами и аккуратно подстриженными усами, он во многом воплощает мое представление о Ватсоне.

Живой, нарядно одетый, но с чувством меры, он держится по-военному, но не вздорно, а мягко располагая к себе, как и полагается врачу. Он, кажется, вечно озадачен поведением и порядками своего друга, но всякий раз, как только он улыбается или смеется, его молодое и доброжелательное лицо приободряется. Его романтическая сцена с Мэри Морстен, когда оказывается, что сокровища Агры пропали, просто бесподобна. Еще раз, нет никакого языкового барьера, он, по моему мнению, один из самых лучших Ватсонов когда-либо воплощенных на экране.

Виталий Соломин в роли доктора Ватсона и... Артур Конан Дойл.
Виталий Соломин в роли доктора Ватсона и... Артур Конан Дойл.

В целом, сериал – приятное испытание... подписываюсь под этими словами. Странные элементы в гротесковом прислужнике, который следует за Холмсом по приказу Мориарти, и некоторые лишние интригующие перестановки, такие как упавшее на Ватсона подозрение в убийстве Адера в “Пустом доме”, - сравнительно незначительные отклонения в большой схеме вещей. Языкового барьера нет, мы видим массу плохих западных телеверсий, так если вам дается шанс увидеть этот фильм, во чтобы то ни стало познакомьтесь с ним, он стоит того!