Мюнхгаузен, тот самый - 2 часть

3,5k full reads
5,9k story viewsUnique page visitors
3,5k read the story to the endThat's 60% of the total page views
4 minutes — average reading time
Мюнхгаузен, тот самый - 2 часть

Предыдущая, 1 часть - здесь.

Александр СЕДОВ (с)

2. Заметки на ботфортах

В отличие от нашего барона-остряка, голливудский Мюнхгаузен из фильма Терри Гиллиама – совершенный скиталец. Где он только не был – на Луне и в жерле вулкана, в чреве кита и в гостях у заморского султана, сиживал на летящем ядре, едва не угодив в турецкий плен, был в осаждённом городе, но точно не у себя в поместье.

Иногда нашему Холмсу в исполнении Ливанова ставят в упрёк то, что он слишком сроднился с комфортабельным креслом в собственной гостиной, что предпочитает не срываться с места и не изображать кипучую деятельность. Но наш Мюнхгаузен ещё больший домосед, чем наш Холмс. Он привязан к родному замку и родному Ганноверу, даже крепче, чем наш Холмс к своей квартире и Лондону. Если половину фильма Ливанов-Холмс просиживает у камина на Бейкер-стрит, зато другую половину – колесит по стране на поезде, гоняется за собакой на провинциальном болоте, бежит на континент, навещает чужие дома, дворцы и клубы.

Запутанные семейные обстоятельства нашего Мюнхгаузена, его пикировки с власть имущими вроде цепей на ногах свободолюбивого барона. Горинский Мюнхгаузен – это волшебник из «Обыкновенного чуда» на полпути к молчащему и запертому в своём доме Свифту. Дом Мюнхгаузена ещё не тюрьма и не сумасшедший дом, но уже осажденная обществом крепость.

В отличие от книжного, у нашего Мюнхгаузена уже характер, а не маска. Он способен восхищать публику и разочаровывать близких. У него есть слабости, но слабаком его не назвать. Как человек творческий он – ярко выраженный эгоцентрик, на свой манер, временами бессердечный, но его эгоизм опирается на принципы. «Я не хочу быть как все», – произносит он в первой серии часть своей жизненной формулы, надеясь остаться Мюнхгаузеном. – «…Придётся вернуть себя!» – добавляет уже во второй, решив вернуться из мира обывателей и воскреснуть снова как Мюнхгаузен. Он идёт своим путём, он даже готов лететь на Луну каким-то удивительным, малоправдоподобным способом, отвесив перед этим звонкую оплеуху равнодушной публике и своей полуобморочной любимой.

Мюнхгаузен, тот самый - 2 часть

Он держится одинаково непринуждённо и на плацу перед пушкой и в собственной библиотеке, оборудованной под лабораторию. Барон не просто опасный шутник, авантюрист и острослов, он ещё и изобретатель – ему готово покориться время. Песочным часам он время от времени подсыпает песок. Дополнительными выстрелами из пистоля он подгоняет ход времени. Подобное наводит на мысль, что, помимо механических штуковин, которые он держит на потеху себе и гостям, между книжными стеллажами затаилась машина времени. Разве не с её помощью он перемещается по историческим эпохам, навещая Софокла и Шекспира? «Путешествия барона Иеронима фон Мюнхгаузена во времени» – какой нерастраченный потенциал для сюжетов! Только вообразите, что наш герой отправляется во Францию времён Столетней войны. И непривычным для той эпохи видом камзола, скроенным со свободной линией плеча, да зауженными панталонами он приводит в замешательство членов святой инквизиции, чем находчиво решает воспользоваться – так от расправы он спасет Жанну Д’Арк. А чтобы сей подвиг не казался чистой авантюрой Мюнхгаузен попутно выдаёт остроумные сентенции, в конце сюжета произнося полушутливо-полусерьёзно философское моралите:

– Улыбайтесь, господа инквизиторы, улыбайтесь…

Мюнхгаузен, тот самый - 2 часть

«Для меня Мюнхгаузен – реальная личность, а вовсе не миф, – заявлял перед премьерой исполнитель роли барона-авантюриста Олег Янковский. – Это незаурядный человек, наделённый талантом видеть то, чего не замечают другие. Без этого таланта немыслим художник, творец» (журнал «Телевидение и радиовещание», 1980 г., №1).

Знакомая формула! «Проблема в том, что вы видите, но не замечаете», – говорил Шерлок Холмс своему другу Ватсону, лучшему из представителей класса обывателей.

Как и в случае с Ливановым-Холмсом, другого Мюнхгаузена принять и признать непросто. Тем не менее, путь Янковского к звёздной роли не был лёгким, а выбор актёра не казался очевидным. Если в Василия Ливанова поначалу не верило телевизионное начальство («шумный и неуправляемый – не похож на хладнокровного англичанина»), в Олега Янковского не верил сам драматург – и тоже из-за темперамента. Годы спустя Григорий Горин признался:

«Когда Марк Захаров решил взять Янковского на роль Мюнхгаузена, пожалуй, единственный, кто был против, – так это я. Он до того играл прямых, жёстких, волевых людей – волжские характеры, выдающие его происхождение. Я не верил в его барона. Началась работа, он влезал в характер, на наших глазах менялся. Врастал в роль, и явился Мюнхгаузен – умный, ироничный, тонкий. Какая была бы ошибка, возьми мы другого актёра! Ему было трудно, да, очень трудно, но, попав в образ, он уже легко (внешне легко) двигался к цели, хорошо, свободно, он уже существовал внутри идеи, замысла…» (О. Сулькин. Олег Янковский. – М., Всесоюзное бюро пропаганды киноискусства, 1987)

Режиссёры обоих фильмов – про Шерлока Холмса и барона Мюнхгаузена, – выбирая исполнителей главных ролей, шли от парадокса. Артистам предлагалось выдвинуть на передний план черты своего характера, которые имели небольшой спрос в других ролях и обычно были подчинены более ярким проявлениям темперамента. Диапазон образа заметно расширялся. Между «я» человеческим и «я» игровым возникала дуга напряжения. В случае с Янковским получалось так, что с виду молодцеватый, спортивный, подвижный – телесно и умственно – господин с залихватскими усами попадает в очень сложную жизненную ситуацию. И вытянуть себя за волосы из болота нужно уже не физически, а морально-нравственно. Оставшись при этом верным себе. Задачка посложнее бинома Ньютона.

Мюнхгаузен, тот самый - 2 часть

Немало телезрительниц угодило под чары обаятельного возмутителя спокойствия, готового посреди дня плюнуть на условности и, не дождавшись сумерек, забраться по верёвочной лестнице в башню к любимой. Но согласились бы они жить под одной крышей с ядерным реактором? С позиции одной человеческой жизни, энергия такого субъекта неиссякаема, но может и рвануть. Амбиции безграничны – подобно Фаусту он претендует на творческое бессмертие. Ещё в «Обыкновенном чуде» его предшественник с лицом того же Янковского гипнотически-печально предрекал, листая рукописи: «Спи любимая, я переживу тебя на века…»

Ни мягкие увещевания друзей и родственников, ни дружеские внушения от властей, сделанные не в меру расшалившемуся барону во время его вызова в Ганноверский «обком» на ковёр, не могут изменить творческую природу Мюнхгаузена. Сонно-бюрократическому обществу не под силу урезонить барона, перевести его энергию в мирное русло. Тут либо Мюнхгаузен, либо общество.

В следующем своём фильме Марк Захаров и драматург Григорий Горин моделируют ситуацию, при которой творец, подобный Мюнхгаузену, и общество, подобное ганноверскому, вынуждены сосуществовать. Творца зовут Джонатан Свифт, а общество зовётся Ирландия. Обе стороны зависимы друг от друга. Писатель Свифт взят под социальную опеку, а общество под надзором критически настроенного Свифта. Но это ещё не всё. Ирландия нуждается в Свифте как в авторитетном защитнике (на первый взгляд, безмолвном) перед британской короной. В то же время автор «Путешествия Гулливера» нуждается в обществе – в равных ему собеседниках и читателях. И писатель и его страна – узники друг друга и обстоятельств, которых они не в силах преодолеть. По крайней мере, пока.

Продолжение следует...

Мюнхгаузен, тот самый - 2 часть

другие мои статьи и переводы: Немецкий профессор о Штирлице: 1 часть, 2 часть, 3 часть / Олег Янковский в предлагаемых обстоятельствах / 40 лет фильму "Шерлок Холмс и доктор Ватсон" (интервью со мной) / Кайдановский против Ливанова: альтернативный Шерлок Холмс - 1 часть, 2 часть / Наш "Холмс" как икона / Выдуманная Англия - наше английское кино / Принц Флоризель против Шерлока Холмса / А точно ли он - Шерлок Холмс? - часть 1 (о Холмсе из фильма Гая Ричи), часть 2 (о Шерлоке в исп. Бенедикта Камбербетча) / За Михаила Державина не обидно / Следствие по делу о Знатоках / Жеглов - моя фамилия / Тихонов против Тихонова / Как правильно: советское или русское кино? Отвечает западный киновед / Английская пресса о советском кинематографе в 1983 году / В защиту Джона Сильвера / Значит "Остров сокровищ" ты в детстве читал / Английская экранизация "Троих в лодке" / и т.д.