6425 subscribers

Ограбление по, или Кинодетектив под подозрением – 2

431 full read
600 story viewsUnique page visitors
431 read the story to the endThat's 72% of the total page views
4 minutes — average reading time
Ограбление по, или Кинодетектив под подозрением – 2

Наступление жанра в 1980 году

Александр СЕДОВ (с) эссе / май 2019 г.

/ предыдущая часть по ссылке /

В дни весенних школьных каникул 1980 года Центральное телевидение дарит советским детям новый суперхит – 13-серийный мультфильм «Приключения капитана Врунгеля», снятый Давидом Черкасским на студии «Киевнаучфильм» по мотивам одноимённой повести Андрея Некрасова. История об отважных советских моряках, решивших принять участие в кругосветной парусной регате, доукомплектована сквозным криминальным сюжетом. Экранное время поделено поровну между похождениями яхтсменов по морям-океанам и членами мафии, желающими воспользоваться спортивным соревнованием, дабы вывести за границу украденную из музея скульптуру. Пути-дорожки находчего капитана Врунгеля и его верного помощника Лома неспрестанно пересекаются с двумя гангстерами-раздолбаями. Эти колоритные синьоры, с говорящими итальянскими именами – Джулико Бандитто и Де Ля Воро Гангстеритто, могут потягаться за приз зрительских симпатий с любым из главных героев. Чего стоит хотя бы их бандитский гимн, которые они распевают, отправляясь на задание:

«Мы бандито, гангстерито,

Мы кастето, пистолето, oh yes!

Мы стрелянто,

Убиванто, украданто то и это, oh yes.

Банко, тресто, президенто,

Ограблянто ун моменто.

И за енто,

Режисенто нас сниманто киноленто».

(музыка Г. Фиртича, слова Е. Чеповецкого)

Ограбление по, или Кинодетектив под подозрением – 2

Погони, драки, перестрелки, взрывы, захват заложников, коррупция – и финал с разоблачением мафии и торжеством справедливости. Всё это не просто наличествует в детском мультике, но и подано с большой выдумкой и остроумием. Морские приключения вперемешку с самым настоящим детским триллером, озорным и в меру поучительным. И сегодня, по прошествии четырёх десятков лет, «Приключения капитана Врунгеля» смотрятся смелым художественным экспериментом. Тогда же этот мультсериал стал едва ли не номером один у всей советской детворы.

2 мая 1980 года длинные руки организованной преступности проотянулись и в детское игровое кино. На ЦТ впервые был показан фильм «Приключения Электроника» (реж. К. Бромберг), моментально оказавшимся популярным. Первые две серии посвящались научно-фантастической коллизии – появлению в жизни не слишком прилежного ученика Сыроежкина робота-двойника с необычайными для человека возможностями. Вскоре выясняется, что за андроидом охотятся международные преступники, желающие им воспользоваться как ключом-отмычкой. Злоумышленникам удаётся выкрасть робота и вывести его за границу. Третья серия отводилась ограблению века – бандитскому налёту на музей в одной из европейских капстран. Операция поражала размахом и тщательно продуманным планом. Под весёлую музыку гангстеры вырезали из золоченых рам старинные полотна. Лихость, с какой налётчики опустошали музейные залы, граничила с вандализмом. Главарь шайки по имени Стамп в исполнении Владимира Басова был полон задорного куража и лучился опереточным обаянием, затмевая главного героя – анемичного мальчика-робота.

Ограбление по, или Кинодетектив под подозрением – 2
Ограбление по, или Кинодетектив под подозрением – 2

Фильм «Приключения Электроника» заканчивался благополучно: колокольный набат выводил горожан на улицы, налётчики ретировались, а мальчик-робот с помощью друзей возвращал искусство народу согласно ленинской формуле. Однако в памяти зрителей ещё долго звучала песенка главаря шайки, которая перетолковывала ленинскую формулу на воровской лад:

…Меня прекрасное прельщает,

О, Рафаэль, о, Ренессанс!

Искусство так обогощает,

Не упустить бы этот шанс!

Давайте будем

Нести искусство людям.

Берут они охотно –

Старинные полотна.

(музыка Е. Крылатова, слова Ю. Энтина)

В присутствии детективного элемента в фильме для детей не было чего-то противозаконного, учитывая, что рассказанная история несла отчётливое морально-нравственное послание. Авторы фильма подчёркивали ценность дружбы, товарищества, взаимовыручки и борьбы за справедливость. Но и не замечать силу отрицательного обаяния, какая исходила от Стампа и его «пиратской вольницы», тоже было нельзя. Слишком охотно режиссёры приключенческого кино играли на зрительских симпатиях, наделяя своих «антигероев» романтической аурой. По мере развития жанрового кинематографа советская культура всё чаще сталкивалась с этим вызовом.

Была своя правда в словах академика Н.А. Борисевича. Всей душой он был предан идеям советского проекта просвещения. Учёный с мировым именем, Герой Социалистического Труда, автор научных открытий в области молекулярной спектрологии и квантовой электроники, депутат Верховоного Совета СССР. Партизан и фронтовик. В годы Великой Отечественной войны сражался в белорусских лесах, пуская под откос немецкие эшелоны. Человек с таким «бэкграундом» не мог не чувствовать свою ответственность за положение дел в стране, за то каким путём идёт советское общество, на какие идеалы ориентируется. О воспитательной функции труда внутри коллектива учёных он знал не понаслышке. А тут на экране – один коллектив уголовников следует за другим. Только за год на советском экране были выявлены несколько преступных группировок с харизматичными лидерами во главе: банда Горбатого (фильм «Место встречи…»), банда Палёного («Сыщик»), банда Мориарти (ленфильмовский «Холмс»), банда Мауделея («Голубой карбункул»), банда Стампа («Приключения Электроника»), банда Шефа («Приключения Врунгеля»)… На подходе маячила банда Клетчатого в «Приключениях Флоризеля». Дурной пример заразителен, – гласила народная мудрость.

Компетентным органам ещё была памятна банда Толстопятовых, которая в первой половине 70-х терроризировала Ростов-на-Дону. Участников шайки в народе прозвали «Фантомасами» за пристрастие к особой «униформе»: во время налётов бандиты закрывали лица капроновыми масками и облачались в чёрную одежду. Эта своеобразная мода была подсказана серией популярных французских фильмов о борьбе комиссара Жюва с суперпреступником Фантомасом, обладателем роскошного демонического обаяния. В советском прокате каждый фильм серии посмотрели около 45 миллионов зрителей (статистика 1967 г.) – немногим меньше, чем героико-приключенческую картину «Неуловимые мстители».

Ограбление по, или Кинодетектив под подозрением – 2

Если бы дело ограничилось одной бандитской шайкой это было бы ещё полбеды. Толстопятовы промышляли разбоем на протяжении ряда лет, но при всех их «достижениях» они действовали на сравнительно небольшой территории. А вот важнейшее из искусств не знало границ. Кинематограф, как фиксировали милицейские протоколы, оказывал сильнейшее влияние на неокрепшие умы. Вирусом подражательства заболели как отдельные хулиганы, так и группы неблагополучных подростков по всей стране. Нападая на газетные и табачные киоски, они оставляли записки типа «Это сделал Фантомас». Били витрины магазинов, поджигали почтовые ящики, а потом звонили из телефона-автомата на случайный номер и замогильным голосом сообщали: «Через несколько минут вас посетит Фнтомас».

Эта неожиданная связь между авантюрным кино и реальными правонарушениями подтверждала истину: от смешного до ужасного один шаг. Задача государства, по мнению академика Борисевича, была этот шаг предотвратить. В том же усматривали свою миссию и наиболее сознательные кинематографисты. В 1974 году актёр Михаил Жаров и писатель Виль Липатов прямо высказались по данной теме в фильме «Анискин и Фантомас», положив в его основу сенсационный материал. Деревенский милиционер выступал не только как представитель закона, но и как мудрый воспитатель, рассудивший подростков-правонарушителей по справедливости. Согласно сюжету, человеком, подбившим несовершеннолетних на ограбление кассира, оказывался киномеханик из сельского клуба, регулярно крутивший подросткам фильмы про Фантомаса. Авторы как бы говорили: кинематограф, ты в ответе, за тех, кого приручил.

Ограбление по, или Кинодетектив под подозрением – 2
Ограбление по, или Кинодетектив под подозрением – 2

Встречались, правда, и другие мнения на этот счёт. «Анискин и Фантомас» – телефильм, основная идея которого представляется мне несколько натянутой, – сомневался критик В. Ревич. – Мысль о том, что подростков можно сбить с пути истинного, показав им парочку гангстерских фильмов, – слишком прямолинейна. Тут необходимо более глубокое заглядывание» (В. Ревич. Кинодетектив… – с.83).

Сталкивались два разных, где-то противоположных, но и в чём-то взаимодополняющих друг друга социальных импульса. Импульс, исходивший со стороны проекта просвещения, сопряжённого с идеей воспитания общества и гражданина и имевшего фундаментальное значение в советской картине мира. Ради этих высоких начал можно было пожертвовать занимательностью и пренебречь доходами кинопроката. Привлекательный образ преступника в этой системе координат был вещью недопустимой. Зато положительный герой, способный стать образцом для подражания, горячо приветствовался. Другой импульс исходил из экономической и культурной практики и тоже имел своё идейное обеспечение. Все 70-е годы руководство страны планомерно проводило политику расширения жанрового диапазона советского кинематографа, рассматривая последний одновременно и как прибыльную статью бюджета и как широковещательный ретранслятор идей. Приключенческие фильмы, и детективные в частности, были тем общим полем, на котором оба импульса вступали в сложное взаимодействие: иногда помогая друг другу усилиться, но нередко гасили друг друга. Таким образом, на официальном уровне лучшими примерами детективного жанра признавались те, которые успешно сочетали популярную форму с глубоким идейным содержанием. Этот подход, находивший отражение и в рецензиях критиков и в высказываниях самих авторов – писателей, сценаристов, режиссёров, – сохранялся вплоть до середины Перестройки.

Письмо академика было получено в ЦК КПСС 7 января, а телевизионная премьера фильма «Приключения принца Флоризеля» была назначена на 12-е. Никакие шаги уже не могли помешать выпуску этой картины: скорополительные решения были невозможны, а принципиальные были приняты заранее и одобрены всеми инстанциями. Экранизация ранних рассказов английского писателя Стивенсона не имела шанса стать объектом внимания государства в первую декаду нового года.

И всё же телефильм о Флоризеле угодил в хронику происшествий. Заглянем на полтора года вперёд, в 1982 г. Если верить оперативному донесению органов госбезопасности, карточная игра, которую Клетчатый практиковал в Клубе самоубийц, сумела оказать негативное воздействие на отдельных представителей студенчества:

Ограбление по, или Кинодетектив под подозрением – 2

«3 июня сего года УКГБ по г. Киеву и Киевской области была получена информация о том, что в общежитии Киевского государственного института физической культуры (КГФК) существует антиобщественное группирование молодёжи под названием «Клуб любителей острых ощущений» («КЛОО»), – говорилось в документе. – В соответствии с разработанным Ж. ритуалом «заседания «КЛОО» начинались, как правило, в 19 часов и сопровождались танцами под светомузыку, чаепитием. В 21 час Ж. раздавал присутствующим игральные карты, и лицо, которому выпадал пиковый туз, объявлялось «жертвой», а крестовый туз – «палачом». К «жертве» применялось наказание (испытание) в виде воздействия электрическим током (через понижающий трансформатор), имитации повешения (без закрепления второго конца веревки), размазывания торта или маргарина по лицу, холодный душ и т.п.»

Ограбление по, или Кинодетектив под подозрением – 2

Пожалуй, в чём-то милиционер Анискин всё же был прав.