6493 subscribers

Принц Флоризель против Шерлока Холмса

8,6k full reads
13k story viewsUnique page visitors
8,6k read the story to the endThat's 65% of the total page views
6 minutes — average reading time
Принц Флоризель против Шерлока Холмса

Принц Флоризель vs. Шерлок Холмс

Александр СЕДОВ (с)

Есть фильм, который предшествует ленфильмовскому «Холмсу» и в чем-то его предвосхищает. Будь моя воля, я бы показывал его в качестве пролога к сериям о великом сыщике, в форме предыстории, которая случилась в том же царстве – британском государстве и, в общем, в те же стародавние викторианские времена. Я говорю о «Приключениях принца Флоризеля» режиссёра Евгения Татарского. Оба фильма скреплены не только общим пониманием стиля, но и формальном родством: картины родились в один и тот же 1979 год на студии «Ленфильм».
Зрителю достаточно факта, что оба телефильма начинаются с титров на фоне видов старинного Лондона. Открыв, таким образом, общую обложку (или, быть может, форзац), зритель погружается в единую среду обитания для Холмса и Флоризеля.

Если провести опрос: «Кто ближе к Шерлоку Холмсу – принц Флоризель или Джек Потрошитель?» – отечественная публика, скорее всего, выберет рафинированного принца, английская, полагаю, маньяка-убийцу. Этому расхождению можно найти тысячу и одно объяснение: от марксистского до фрейдистского. Главный ответ, по-видимому, состоит в том, какими дорогами шли западная и советская кинематографии. Студия «Ленфильм» так крепко привязала друг к другу героев Конан Дойла и Стивенсона, что к Холмсу и Флоризелю впору применять астрономическое понятие двойной звёздной системы.

Принц Флоризель против Шерлока Холмса

Книжный Флоризель увидел свет на пять лет раньше книжного Холмса, и, скорее всего, повлиял на конандойловские рассказы. Их можно назвать сводными литературными братьями – обоим присущи джентльменство и авантюризм. Легко вообразить их подвиги под одной журнальной обложкой, и было бы логично представить соперничество Холмса и Флоризеля в распутывании общего дела. Но насколько Флоризель возвышен в своем могуществе, настолько же Холмс конкретен в своей практике! Авторы изначально смотрели на своих героев под двумя разными углами. Абстрактный Флоризель нужен был Стивенсону как инструмент иронии… Шерлок Холмс – Конан Дойлу как научный эксперимент в литературе.
О Холмсе мы знаем почти всё: он худощав, жилист, курит трубку, у него «орлиный профиль», «ястребиный глаз», здоровое чувство юмора и отменный музыкальный вкус, играет на скрипке, нередко обедает в «Симпсоне». У него странные привычки, но безупречная логика, его старший брат умнее его, а бабушка была сестрой художника Верне. Знаем даже почтовый адрес.
О Флоризеле мы знаем только название страны в Европе, где границы перекраивают чаще, чем меняют свои маршруты дилижансы.

Принц Флоризель против Шерлока Холмса

С дистанции в сто лет жанровые различия между двумя историями уже не казались непреодолимыми. Холмс следил за судьбой голубого карбункула, читая те же газеты, что и Флоризель, который охотился за алмазом Раджи. Оба могли очутиться в соседних креслах одного и того же клуба, а клуб для англичан то же самое, что второй дом. Глядя из Ленинграда 1979 года, туманный Лондон конца 19 столетия казался общим домом и для героев Конан Дойла, Стивенсона, Джерома, – чьи рассказы в этот момент экранизировались на ленинградской студии, – и для героев Уэллса, и для постаревших героев Уилки Коллинза и Диккенса.

Этой иллюзии легко было поддаться в городе, который был основан императором Петром как русское «окно в Европу», и который строился похожим на все европейские столицы сразу, в том числе немножко на Лондон.

Ленфильм создавал викторианский мир Англии, и впервые с размахом – сразу для трех фильмов – «Шерлок Холмс и доктор Ватсон», «Трое в лодке, не считая собаки» и «Клуб самоубийц». У студии уже был опыт масштабных «английских» экранизаций, но то были экранизации Шекспира 50-60-х гг., которые не имели ничего общего с викторианством и очень мало с Англией. Предстояло «вернуться» в английский 19 век и, как можно, убедительнее. Смелость затеи во многом оправдывалась тем обстоятельством, что над всеми тремя фильмами трудилась семья художников Каплан. Легко представить, что за «военные советы» устраивали члены этого клана за домашним обедом. Вся информация о викторианском быте варилась в общем котле. Костюмы и декорации могли незаметно переезжать из проекта в проект, слегка трансформируясь (иногда до степени изношенности). К примеру, в саквояже, в котором, путешествуя по Темзе, трое друзей везли консервы для ирландского рагу, Холмс носил воровской инвентарь. Нарасхват был лондонский гужевой транспорт: «Игровой кеб, изготовленный для съёмок первых двух серий «Холмса», был передан кинокартине «Приключения принца Флоризеля», которая вернула кеб в состоянии непригодном для съёмок», – говорилось в служебной записке директору «Ленфильма».

Принц Флоризель против Шерлока Холмса
Принц Флоризель против Шерлока Холмса

Если в «Холмсе» главными символами викторианства послужили «канонические детали»: изящно-изогнутая трубка Холмса и его жесткие воротнички с безупречными галстуками, то во «Флоризеле» руки декораторов и костюмеров были развязаны куда больше. Его Высочество Главный Герой оказался щёголем, своими нарядами испытывающим викторианскую моду на прочность: все эти батистовые сорочки, шейные галстуки, сапожки, красные атласные кушаки, длинные парики, перчатки всевозможных цветов – вроде рисковой игры в дендизм, к которой примешаны не то национальный колорит Баккардии, не то весёлый нрав и авантюризм принца.
Поэтому наиболее «английскими» получились слуги принца. В черных сюртуках-мундирах и лондонских котелках, они стали походить на четвертку «Битлз». Особенно во время проделок, совершаемых по заданию принца. Например, когда они отсылают с Багамских островов в Лондон на воздушном шаре преступника, прикованного к инвалидной коляске. Так и тянет пересмотреть невинные шалости Джорджа, Пола, Джона и Ринго в фильме «Вечер трудного дня».

Особо зоркие зрители могут заметить в «Холмсе» и «Флоризеле» одни и те же предметы материальной культуры. Критик узрит в них реквизит с общего склада, романтик – взаимопроникновение сюжетов. Камин в гостиной на Бейкер-стрит знавал немало историй про злодеев и убийц, так что нет ничего удивительного в том, что на его фоне коварный Председатель душит шнурком от лорнета преданных слуг принца.

Принц Флоризель против Шерлока Холмса
Принц Флоризель против Шерлока Холмса

И хотя преступление совершается в номере парижской гостиницы, у зрителя есть шанс в полумраке газового освещения узнать жилище Шерлока Холмса. «Никакой мистики, – ответит вам на это великий сыщик. – Просто картину преступления ваше воображение как бы соткало из окружающей обстановки…»

В фильме принц обрел не только плоть и кровь, но и характер Олега Даля. Из склонного к полноте, немолодого джентльмена, – каким его изобразил Стивенсон, – он превратился в изящного, стройного, скорее, молодого, нежели средних лет, принца. В его характере запульсировала нервная пружина, о которой, судя по книжному принцу, похожим на пирожное, трудно было догадаться.

В процессе чтения новелл Стивенсона, невольно приходит на ум его литературный приятель – поэт и денди Оскар Уайльд. На время публикации рассказов о Флоризеле Уайльду было только 28 лет, но Стивенсон будто предугадал, каким лет через двадцать станет рафинированный и утонченный денди – пресыщенным, усталым и немного раздобревшим пессимистом. Фильм пошел намного дальше: Флоризель-Даль как будто и есть сам Роберт Льюис Стивенсон, особенно, в одном из париков принца.

Принц Флоризель против Шерлока Холмса

А париков и костюмов у него, как и подобает денди, несколько гардеробов. Напомним, что в это же время на той же киностудии произошел аналогичный случай с Ватсоном-Соломиным. Актер был утвержден на роль, потому что был «вылитый» Конан Дойл.

Но самое поразительное не во внешности Даля-Флоризеля. Стивенсон и Даль оказались похожи как личности. Оба в творчестве – болезненные перфекционисты. И литературный стиль Стивенсона и актерская игра Даля – это доведенная до отточенности и ясности форма. Актер нашел главный, если так можно сказать, нерв приключений Флоризеля: мечта превратиться в сказочного принца, могущественного и благородного, и, при этом действовать свободно, не афишируя себя, как частное лицо.

Принц Флоризель против Шерлока Холмса

Судьба «Флоризеля» не была безоблачной. Первоначальное название фильма «Клуб самоубийц, или Приключения титулованной особы» руководство телевидения посчитало неуместным. Название коробило слух: развитой социализм и клуб самоубийц были несовместимы. В уже готовом фильме режиссеру было предложено «смягчить общую интонацию». «А если ввести закадрового комментатора?» - подсказал один из чиновников Гостелерадио.

Режиссёр выдвинул в комментаторы активно действующего героя – полковника Джеральдина, друга и секретаря принца. Игорь Дмитриев располагал богатым опытом работы на радио и превосходно владел голосом как актёрским инструментом.

Принц Флоризель против Шерлока Холмса

Эффект получился удивительный. Вот как оценил неожиданный режиссёрский трюк Лев Мархасев в книге «Игорь Дмитриев. Заслуженный артист РСФСР» (1987 г.):

«Полковник Джеральдин-старший… занимает одно из главных мест в телеповествовании. Его закадровый голос ведёт нас по лабиринту сюжетных хитросплетений. Умный, всезнающий голос – в нём немало лукавства и чисто английской иронии; представляя нам действующих лиц, он намёком или одной лишь интонацией успевает дать нам понять, чего следует ждать от того или иного героя… Но вот что интересно: голос повествователя за кадром и полковник Джеральдин в кадре как бы существуют отдельно, каждый сам по себе… На экране – испытанный в бедах, преданный и несгибаемый вояка-джентльмен в старомодном романтическом духе. Порой даже забываешь, что именно его второе «я» так саркастически язвит за кадром».

Свои реплики из-за кулисы полковник подаёт так остроумно и метко, что у нас нет и тени сомнения: Джеральдин смотрит кинохронику похождений Его Высочества параллельно с нами. Видит он то же самое, но интерпретирует её по-своему. Бывает, что его комментарий оказывается в контрапункте к событиям на экране – между изображением и словами возникает странный зазор.

В Клубе самоубийц Его Высочество пытается завязать беседу с приличным на вид джентльменом. В ответ джентльмен посылает принца куда подальше. Флоризель в шоке. Зритель тоже: сию же секунду принц должен либо запустить в хама перчаткой и отвесить оплеуху, либо от стыда и позора скончаться на месте. Благороднейшие принцы не должны прощать трамвайное хамство даже в лондонском клубе. Ситуацию спасает «закадровый» полковник. Пока ошеломлённый принц приходит в себя, ГОЛОС полковника Джеральдина на полном серьёзе поясняет: «Всегда приятно беседовать с людьми высокого интеллекта и благородных идеалов».

У зрителей нет причин не верить глазам своим, но и подозревать шталмейстера в заведомой лжи тоже – столько в его словах искренней наивности и внутренней убежденности. Приходится соглашаться с тем, что у Джеральдина «своя» правда.

Принц Флоризель против Шерлока Холмса

12 января 1981 года Его Высочество, наконец, явился на телевизионные экраны страны. Своими обходительными манерами, весёлым нравом и склонностью к авантюрам, принц снискал расположение не только у широкой публики, но и в академических кругах. Две недели спустя газета «Советская культура» печатает рецензию доктора филологических наук Ю. Кагарлицкого – полную искрящихся, словно алмазы, комплиментов. По иронии судьбы, академическое признание настигло «Флоризеля» раньше, чем его ленфильмовского собрата «Холмса».

Принц Флоризель против Шерлока Холмса

мои пересекающиеся по теме статьи: Выдуманная Англия - наше английское кино / В защиту Джона Сильвера / Значит "Остров сокровищ" ты в детстве читал / Деликатный детектив на фоне революции / Как экранизировать "Войну миров" Герберта Уэллса? / Наш "Холмс" как икона / и т.д.