6488 subscribers

Василий Ливанов, он же Шерлок Холмс

2,1k full reads
3,5k story viewsUnique page visitors
2,1k read the story to the endThat's 60% of the total page views
3,5 minutes — average reading time
Василий Ливанов, он же Шерлок Холмс

Штрихи к портрету

Александр СЕДОВ (с) эссе

1. Образ

Много лет отечественный зритель видит на экране Холмса-Ливанова: те же сцены, те же реплики, жесты, движения, поворот головы, лицо, улыбку. В который раз слышит знакомую фразу «Элементарно, Ватсон!»... Так каков на самом деле этот мистер Шерлок Холмс?

Воспользуемся его же формулой-отмычкой: «вещи о людях способны рассказать гораздо больше, чем люди о вещах». Что же могут рассказать нам об этом странном джентльмене его трубка, костюм, любимое кресло у камина, трость, коллекция бабочек, гравюры лошадей и лондонские акварели на стенах его квартиры?

Василий Ливанов, он же Шерлок Холмс

За одиннадцать серий я насчитал с десяток разных галстуков: узкий, широкий в горошек, классический галстук-бабочка и т.д. В одной только «Собаке Баскервилей» Холмс несколько раз меняет этот предмет гардероба, столь говорящий об индивидуальности владельца. С другой стороны, его костюм довольно консервативен. Раз за разом мы видим Холмса в одном и том же пиджаке – дома, в швейцарских горах, в пещере на болотах... Даже если в его шкафу с полдюжины таких пиджаков – все они пошиты одним и тем же портным. Да, Холмс Ливанова в целом консервативен, но при этом сохраняет собственную индивидуальность. Двухкозырку он носит со стильностью денди. Он надевает ее, направляясь и в привилегированный клуб и в заброшенный дом на окраине. И, хотя, подобным образом он несколько пренебрегает этикетом, в этом нет вызова общественному вкусу – разве что желание слегка поддразнить выскочку Лестрейда.

Охотничья шапочка Ливанова-Холмса имеет мало общего со смешным клетчатым кепи, которое так часто рисуют на карикатурах великого детектива, и которое постеснялся бы надеть в городе уважающий себя лондонец. Элегантная серая двухкозырка венчает голову Холмса, словно шлем римлянина и говорит об имперских традициях Британии гораздо больше, чем купленный на Стрэнде цилиндр. Вряд ли столь изящная вещь когда-либо лежала на полке обычной галантереи. Она настолько точно гармонирует с римским профилем её владельца, что впору заподозрить индивидуальный пошив.

Порой артисты разных стран делают своего Шерлока Холмса эксцентричным до невозможности, взвинченным до истерики, болезненным до патологии, желая тем самым подчеркнуть, что великий сыщик не от мира сего, что между ним и обычными людьми непреодолимая пропасть, что его гений – синоним ненормальности, и только невероятно преданный Ватсон и бесконечно терпеливая миссис Хадсон заземляют воспарившего в стратосферу идей Холмса. От гения до злодейства по этой формуле – один знак. Осознание малости этой дистанции кружит голову… Такого Шерлока Холмса легко зачисляют в сверхчеловеки, а они, как известно, живут по ту сторону добра и зла. Божествам прощается всё. Например, постоянный ор и неугасимое желание держать домочадцев в состоянии стресса по поводу и без. Соответственно такому Холмсу подбирается и суперменский антураж, с налетом демонизма – развивающийся плащ с острым воротником или иссиня чёрный сюртук, такой же как у его антагониста Мориарти.

Василий Ливанов, он же Шерлок Холмс

Василий Ливанов, он же Шерлок Холмс

Не таков Холмс в исполнении Ливанова. Его сыщик с Бейкер-стрит способен быть бесстрастным, холодным, в чем-то нетерпимым и даже жёстким с окружающими, если это необходимо «по делу», – в быту он неприхотлив и обычно приветлив. Ему безразличны внешние эффекты ради самих эффектов – подобными забавами пускай тешит себя Мориарти. Эксцентричен ли он? Да. Но не потому, что желает произвести впечатление на милейшего Ватсона. Этот Холмс вполне уверен и знает себе цену: он сам, его способности, его метод, в конце концов, выбранный им образ жизни удивят кого угодно. Необычные посетители, переодевания, неожиданные исчезновения и столь же внезапные появления, скрипичные концерты посреди ночи, улики, разбросанные по квартире, – не имеют ничего общего с желанием эпатировать соседа. Холмс Ливанова эксцентричен настолько, насколько его работа не вписывается в рутину жизни. Попробуйте-ка распутать дело, очередной полицейский «висяк», не пропустив ланч и не забыв повязать на шее бабочку… Ну, а такая мелочь, как стрельба в квартире просто издержки меланхолии.

Равно далёкий от выспренности и экзальтации, социопатии и прочих девиаций – клише наносного романтизма (в духе которого обычно рисуют непонятого обществом гения), – он сам являет собой глубоко искренний образ героя-романтика.

Василий Ливанов, он же Шерлок Холмс

... Всё сказанное, конечно, требует существенной оговорки. Холмс, каким мы видим его в фильме, не создание одного Василия Ливанова, а сложносочиненное произведение коллектива авторов: режиссера, сценариста, художника, гримера, оператора... Подобно тому, как Шерлок Холмс, эсквайр, пользовался услугами портного, нанимал кэб, заказывал у мастера трость, а в лавке табак, то есть наравне с одними лондонцами, задавал работу другим, так и киношный Холмс, точнее – неповторимая индивидуальность Василия Ливанова заставила подогнать, скроить Англию вокруг него по его же стилю. И это не было лишь формальное следование принципу, обязательному в киноработе – сделать так, чтобы актер был органичен в образе: сшить нужный костюм, подходящий только этому Шерлоку Холмсу и никакому другому, придумать и изготовить только его, этого Холмса, трубку и т.п. Все эти приметы индивидуального стиля Холмса-Ливанова заметны даже в «вольтеровском» кресле у камина (соседнее кресло больше подходит Ватсону). Но прежде всего Ливанов стал начальным звеном всей человеческой цепочки актеров, вошедших в этот викторианский мир уже сложившимися персонажами. По-другому и быть не могло, скажите вы. Без Холмса не было бы истории, а без артиста, исполняющего его роль, не было бы всех остальных героев.

2. Литература

Полагаю, один из секретов следует искать по ту сторону кино. Ещё до выхода фильма о великом сыщике Ливанов профессионально породнился с Конан Дойлом, став собратом по писательскому ремеслу (его повесть из жизни древних скифов «Агния, дочь Агнии» высоко оценил Валентин Катаев). А люди одной профессии, как известно, с полуслова понимают друг друга. Когда Ливанов утверждает, что писатель Дойл предельно точно обрисовал характеры главных героев, безукоризненно выстроил отношения между ними, и что-либо менять или добавлять, чем грешит масса экранизаций, значит нарушить архитектуру тщательно продуманного литературного мира, – в нём говорит не актёрское самолюбование или самомнение (уж во всяком случае, не только это), а знание того, как литература устроена изнутри.

Василий Ливанов, он же Шерлок Холмс

3. Голос

Чтобы в России изобразить Шерлока Холмса, вовсе не обязательно закуривать трубку или примерять двухкозырку, - достаточно заговорить чуть хрипловатым голосом Василия Ливанова. Нередко можно слышать радиорекламу, например, автомобильной сигнализации или оконных рам, где кто-то, выдавая себя за великого сыщика, имитирует фирменный ливановский тембр. Сам Ливанов любит повторять слова своего учителя Качалова, что именно голос создает актера.

Уникальный голос достался актеру в ходе одного кинематографического эксперимента. Во время съемок "Неотправленного письма" (первого фильма Ливанова) режиссер Калатозов предложил опробовать естественное озвучание на тридцати градусном морозе.

Как ни парадоксально, но это стремление к естественности помогло актеру Ливанову в самой иллюзорной части киноискусства - в мультипликации - стать одним из самых удивительных голосов.

Голосом будущего Шерлока Холмса (конечно, слегка измененным) говорят одноногие пираты, бородатые океанографы, незадачливые волки, инопланетяне… А однажды заговорил сам Шерлок Холмс. Правда, анимационный Холмс, возник уже как апокриф телевизионного, в 1985 г. Надо ли говорить, что во внешности и в манерах этого мультгероя было что-то от Ливанова?

Василий Ливанов, он же Шерлок Холмс

Если позволить полусерьезное сравнение, в Карлсоне, которого Ливанов создал не только голосом, но и душой, немало от Шерлока Холмса. Он посрамляет преступников, обратив похитителей наволочек и простыней в бегство, он не стремится к огласке: Карлсон убегает, точнее, улетает от пожарных, забравшихся к нему на крышу. Он "мужчина в самом рассвете сил" (по его же словам). У него независимый и, порой, невыносимый характер, и с ним захватывающе интересно дружить.

Василий Ливанов, он же Шерлок Холмс

другие мои статьи и переводы: из цикла "Их взгляд на нашего Холмса": 1 часть, 2 часть, 3 часть, 4 часть, 5 часть, 6 часть, 7 часть, 8 часть, 9 часть , 10 часть, 11 часть, 12 часть / 40 лет фильму "Шерлок Холмс и доктор Ватсон" (интервью со мной) / Кайдановский против Ливанова: альтернативный Шерлок Холмс - 1 часть, 2 часть / Наш "Холмс" как икона / Выдуманная Англия - наше английское кино / Конан Дойл, Холмс и загадка двух рассказов / Принц Флоризель против Шерлока Холмса / А точно ли он - Шерлок Холмс? - часть 1 (о Холмсе из фильма Гая Ричи), часть 2 (о Шерлоке в исп. Бенедикта Камбербетча) / Александр Пороховщиков, "актёр с острова Пасхи" / Леонид Марков в фильме "Остров сокровищ" / За Михаила Державина не обидно / Олег Янковский в предлагаемых обстоятельствах / Легкокрылый Олег Табаков / Андрей Харитонов: актёр-невидимка /