6791 subscriber

Выдуманная Англия: наше "английское" кино

11k full reads
Выдуманная Англия: наше "английское" кино

Советский кинематограф 1970-1980-х годов был особенно неравнодушен к экранизациям английских писателей. Этому явлению в 2019 году я посвятил большую статью в журнале "Урал" (в 5 номере), а здесь я публикую фрагмент статьи.

Её величество экранизация

Александр СЕДОВ (с)

Лоуренс Оливье однажды заметил: «Англичане всегда с удовольствием смотрят советские постановки Шекспира».

Сказано это было в 1970 году на страницах журнала «Советский экран». Английский артист представлял нашему зрителю собственную киноверсию «Трёх сестёр» А. П. Чехова. «Такой обмен экранизациями, на мой взгляд, надо производить чаще», – добавил он.

К тому времени «Гамлету» исполнилось шесть лет – и он триумфально шествовал по миру, а до рождения «Короля Лира» оставался год (речь о фильмах Григория Козинцева). Англичане успели познакомиться с «Отелло» (реж. Сергей Юткевич) и оценить «Двенадцатую ночь» (реж. Ян Фрид). Оба фильма 1955 года. Шекспир – бесценное достояние англичан, отсюда тот жадный и ревнивый интерес, с каким они смотрят зарубежные экранизации пьес своего национального кумира.

Выдуманная Англия: наше "английское" кино

Написав про обмен экранизациями, Лоуренс Оливье, верно, не предполагал, с каким азартом наши режиссёры кинутся экранизировать английскую литературу. Кинематограф, телевидение, мультипликация – в каждом из этих экранных искусств советские постановщики в семидесятые годы преподнесут немало сюрпризов. Телеспектакли по Джону Пристли, телесериалы по Диккенсу и Честертону, «чисто английские» детективы, лирические и озорные комедии по Голдсмиту, Брендону Томасу и Джерому, авантюрные экранизации Стивенсона, телеинсценировки Бернарда Шоу и Оскара Уайльда.

В мультипликации десятилетие начнётся «Винни-Пухом» Александра Милна и «Маугли» Редьярда Киплинга. И завершится абсурдистским мультфильмом по мотивам народной английской поэзии, вплотную приблизившись к Зазеркалью Льюиса Кэрролла. Ну и, конечно, Шекспир – как без него! Глядя на список советских «английских» экранизаций тех лет, по своему численному и жанровому многообразию уступающие в нашем кино разве что постановкам русской классики, невольно хочется подытожить баланс того потенциального обмена, о котором упомянул Лоуренс Оливье. И счёт, как легко догадаться, будет заметно в нашу пользу.

А ведь после семидесятых наступили восьмидесятые…

«Что-то потянуло наш приключенческий кинематограф на берега туманного Альбиона, – отмечал кинокритик Андрей Шемякин в журнале «Искусство кино» (№4, 1986 г.). – Сначала - "Женщина в белом" и "Тайна "Черных дроздов" В. Дербенева, теперь "Человек-невидимка" А. Захарова и "Черная стрела", поставленная С. Тарасовым вслед за "Балладой о доблестном рыцаре Айвенго". И все это на фоне телеэкранизаций Диккенса ("Тайна Эдвина Друда"), того же Стивенсона ("Приключения принца Флоризеля" и "Дом на дюнах")... Внушительный список

Валентин Гафт в роли Джаспера ("Тайна Эдвина Друда", 1980)
Валентин Гафт в роли Джаспера ("Тайна Эдвина Друда", 1980)
"Приключения принца Флоризеля", 1979 г.
"Приключения принца Флоризеля", 1979 г.

О том, что восьмидесятые годы побили рекорд по количеству снятых у нас «английских» кинолент красноречиво свидетельствует статистика советского проката. Она же говорит о массовом зрительском интересе к этим фильмам. Если в шестидесятые и семидесятые годы в группу самых кассовых картин входили лишь две отечественные экранизации английской литературы, то в восьмидесятые – их целых шесть:

1964 г. – «Гамлет» (по Шекспиру), реж. Григорий Козинцев, Ленфильм (14 место) – 21 миллион 100 тысяч зрителей;

1976 г. – «Стрелы Робин Гуда» (по народным балладам), реж. Сергей Тарасов, Рижская киностудия (4 место) – 28 миллионов 900 тысяч зрителей;

Выдуманная Англия: наше "английское" кино

Выдуманная Англия: наше "английское" кино

1981 г. – «Женщина в белом» (по Уилки Коллинзу), реж. Вадим Дербенёв, Молдова-фильм (16 место) – 20 миллионов 500 тысяч зрителей;

1983 г. – «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго» (по Вальтеру Скотту), реж. Сергей Тарасов, Мосфильм (4 место) – 28 миллионов 400 тысяч зрителей;

Выдуманная Англия: наше "английское" кино
Выдуманная Англия: наше "английское" кино

1984 г. – «Тайна чёрных дроздов» (по Агате Кристи), реж. Вадим Дербенёв, Мосфильм (3 место) – 35 миллионов 300 тысяч зрителей;

1985 г. – «Чёрная стрела» (по Стивенсону), реж. Сергей Тарасов, Мосфильм (4 место) – 29 миллионов 800 тысяч зрителей;

Выдуманная Англия: наше "английское" кино
Выдуманная Англия: наше "английское" кино

1985 г. – «Человек-невидимка» (по Герберту Уэллсу), реж. Александр Захаров, Мосфильм (7 место) – 20 миллионов 700 тысяч зрителей;

1988 г. – «Десять негритят» (по Агате Кристи), реж. Станислав Говорухин, Одесская киностудия (5 место) – 33 миллиона 200 тысяч зрителей.

Выдуманная Англия: наше "английское" кино

Однако главный сюрприз преподнесло телевидение. На стыке двух десятилетий стартовал ленфильмовский сериал «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» (1979-1986) режиссёра Игоря Масленникова. С тех пор мир доброй старой Англии в сознании отечественного зрителя стал ассоциироваться в первую очередь с этой картиной. История «английских» экранизаций отныне поделилась на до и после.

Выдуманная Англия: наше "английское" кино

Парадоксально, но факт. Кинематограф страны победившего пролетариата, берясь за тему «выдуманной Англии», экранизируя произведения Конан Дойла, Честертона, Стивенсона, Уэллса, Оскара Уайльда и других, в точности исполнял предписания литературного «канона». Социальный состав этих приключений оставался прежним – министры, сыщики, разбойники, сэры, отставные полковники, клерки, сельские врачи и банкиры (кстати, один из первых советских телеспектаклей по Конан Дойлу и Агате Кристи так и назывался – «Министры и сыщики», 1969). И никаких пролетариев. Только на раннем этапе существования выдуманной кино-Англии были позволены небольшие социальные эксперименты. В страну Лилипутию попадает не судовой врач Гулливер, а пионер Петя (фильм «Новый Гулливер», реж. А. Птушко, А Ванихин, 1935), который поднимает восстание лилипутского пролетариата. А за сокровищами на далёкий остров отправляются ирландские революционеры («Остров сокровищ», реж. В. Вайншток 1937), которые вынуждены бороться со своими зеркальными антиподами – пиратами. Однако тех и других никак не записать в представители рабочего класса, едва вышедших из-за станка, но они обладают главным условием для участия в приключении – свободой и временем.

"Новый Гулливер", 1935 г.
"Новый Гулливер", 1935 г.
Выдуманная Англия: наше "английское" кино

В английских писателях 19 – начала 20 века советские кинематографисты (да и зрители) желали видеть сказку о «доброй старой Англии», а острая критика капитализма, темы капиталистической эксплуатации обычно выносились в параллельные киномиры. Викторианская Англия была слишком волшебна для этого, как тридевятое царство тридесятое государство из русских сказок.

На каждой советской киностудии в кабинете партийного секретаря лежала священная книга марксизма «Капитал», но режиссёры не стремились, да никто и не принуждал их к тому, чтобы экранизировать безрадостную жизнь рабочих в викторианской Англии.

(За исключением, пожалуй, молодого Сергея Эйзенштейна. После «Броненосца «Потёмкина» он загорелся идеей экранизировать «Капитал» Маркса. Режиссёр погрузился в чтение фундаментального труда, исчеркал энное количество черновиков, но грандиозная постановка не состоялась. Режиссёра постоянно отвлекали задачи попроще и насущнее. Остаётся гадать, сколь смелым по исполнению мог получиться фильм – экранизировать монографию по политэкономии, да ещё так, чтобы построения экономиста объяснялись понятным каждому, ярким плакатным языком.) (…)

В том, что английские экранизации расцвели у нас пышным цветом, а главными героями в них зачастую становились романтически преподнесённые феодалы и обслуживающие их клерки, сыщики, министры, а также грабящие их разбойники, а не угнетаемые фабричные рабочие, соблазнительно видеть девиантное поведение сценаристов и режиссёров. Своеобразный протест за казённый счёт против «линии партии». Или форму эскапизма. Примечательно, что сам создатель ленфильмовского «Шерлока Холмса» Игорь Масленников не раз признавался в желании «поиграть в англичанство», убежать на вольные лужайки доброй старой Англии (признавался много лет спустя, в мемуарах). Притом, что в годы своей активной работы на «Ленфильме» Игорь Фёдорович значился не рядовым режиссёром, а руководителем творческого объединения телевизионных фильмов и даже парторгом киностудии.

Выдуманная Англия: наше "английское" кино

И всё же подобный взгляд – заметное упрощение. Спору нет: киносказки о старинной Англии играли роль романтического побега из советской повседневности (аналогичную функцию, кстати, исполняли и собственно британские экранизации тех же авторов – по отношению к повседневности британской). Однако если мы присмотримся не только к репертуару советских фильмов о «выдуманной Англии», но и к контексту, к доминирующим в них мотивах и настроениях, мы увидим, что эти фильмы, иногда даже самые «отвлечённые» из них, несут обязательную социальную и идейную нагрузку.

Комедию «Здравствуйте, я ваша тётя!» (реж. В. Титов, 1975) в своё время поругивали за дуракаваляние. Снобы и эстеты воротили от неё нос, видя в представлении недостойный капустник. Между тем, пьеса Брэндона Томаса «Тётка Чарлея» на советском телеэкране заметно трансформировалась – незатейливый сюжет про аристократов, которые уморительно смешно разыгрывают друг друга, превратился в мытарства безработного «лишнего человека». Обнажилась классовая пропасть, отделяющая главного героя от джентльменов, проделывающих над ним жестокий социальный эксперимент. Однако с этими изменениями комедия смотрится острее, парадоксальнее, неожиданнее, в ней появились щемящие нотки. Проступил социальный гротеск. Весь фильм пронизывает простая, но верная мысль, известная ещё со времён драматурга Островского (эпохи начала русского капитализма), что бешеные деньги управляют людьми, а не наоборот. Управляют человеческими помыслами и поведением, едва замаячив на горизонте.

Выдуманная Англия: наше "английское" кино

Не сказать, что за этим примером стоял грозный цензор, заставлявший режиссёров идти на уступки во имя краткого курса КПСС.

Скорее можно говорить, что эти фильмы-экранизации тем или иным образом – иногда причудливым – отражали общий социально-политический климат Страны Советов, укоренённую культурную традицию, растворённые в общественной атмосфере ценности и идеалы. Иными словами, сценаристы и режиссёры следовали в потоке имевшихся умонастроений, выбирая из него необходимое.

  • полностью читать мою статью "Её величество экранизация", опубликованную в журнале "Урал" можно здесь