психиатрическая больница

чувствую себя героиней фильма «пролетая над гнездом кукушки», разве что, с парой отличий: во-первых, я не пытаюсь таким образом избежать работы или учёбы; во-вторых, лежу в общепсихиатрическом отделении, и здесь нет буйных пациентов.

много людей с шизофренией, психозами (скрытыми и не очень), с маниакальными/бредовыми идеями или мыслями.

звонить разрешено раз в три дня. в остальное время телефон лежит в сестринской.

я много читаю, пытаюсь писать, пытаюсь что-то учить.

я трезво мыслю, оцениваю своё состояние и диагнозы, которые имею. понимаю, что нужно лечиться. дальше — хуже, намного хуже.

общая атмосфера угнетает: кругом запертые двери, решётки на окнах, металлические сетки, открытые туалеты и вечные капельницы, от которых у меня синяки.

другие пациенты в свободное время ходят туда-сюда вдоль коридора часами от того, что заниматься абсолютно нечем. я понимаю, что это лечебница, но всё, что здесь есть — около двадцати книг 80-90х годов.

нас трижды в день выводят курить: в семь утра, в четыре часа дня, в восемь вечера.

такое чувство, будто я легла сюда с целью собрать истории и травмы людей воедино для дальнейшей публикации.

однако, нет. у меня самой имеются проблемы, которые я осознаю и пытаюсь вытравить, выкорчевать, искоренить из себя, своего разума и подсознания. я на фоне остальных выгляжу весьма адекватной, спокойной, «нормальной», как тут принято говорить.

ненавижу понятие «нормальности», «нормы».

кто установил эти критерии? кто имеет право судить о чьей-либо «нормальности» тогда, когда люди имеют право выражать себя, свои ценности и мнения свободно?

здесь можно познакомиться с различными пациентами. одни радуют, другие игнорируют, третие — преследуют.

знакомства происходят по-разному. от простого «привет я катя. мне 21. у меня шизофрения» до преследования меня и пения песен «моя мишель» не имея ни слуха, ни голоса. голоса тут у большинства пациентов в голове.

в моей палате оказались девушка с обсессивно-компульсивным расстройством, женщина-погорелец и бабушка с галлюцинациями. ещё здесь есть алиса. ей 29 лет. я называю себя безумным шляпником, и это её веселит.

на днях выписали ангелину — гражданку украины — по собственному желанию. у неё были изрезаны и зашиты руки до локтей и вся шея. она уверяет, что это не было попыткой самоубийства, но когда ангелину нашла дома мать, девушка лежала в ванной, «чтобы кровь не сворачивалась». ангелина говорит, что абсолютно здорова и не нуждается в лечении.

ещё есть замужняя тридцатилетняя аня, которая ловит меня в коридоре и говорит различные комплименты типа: «ты классная», «ты красивая», «я хочу с тобой общаться». помимо этого она постоянно обнимает меня и периодически портит своим пением мои любимые песни.

на фоне всех этих людей я выгляжу крайне адекватной, особенно, когда не видно шрамов по всему телу.

я чувствую, что не выдержу здесь месяц. мой предел — две или три недели.

ненавижу контроль. ненавижу решётки. режимы, порядки, запреты. ненавижу людей, бесцельно слоняющихся не только по больничному коридору, но и по коридору жизни.

скоро рассвет. выхода нет. и света в конце коридора тоже нет.

сегодня в 4:20 (какая ирония) женщина пыталась покончить жизнь самоубийством.

тёплый привет из второго общепсихиатрического женского отделения.

p.s. : много людей с алкогольной зависимостью.

p.p.s. : не дали позвонить, ибо не прошло ещё три дня. борюсь с желанием перерезать глотку либо себе, либо медсестре. надеюсь, она умрёт в агонии и муках. лежу. реву. хочу домой.