1502 subscribers

Кукольная опера будущего

<100 full reads

Итальянский театр марионеток «Карло Колла и сыновья» привез в Москву спектакль по опере Джакомо Пуччини «Турандот».
Итальянский театр марионеток «Карло Колла и сыновья» привез в Москву спектакль по опере Джакомо Пуччини «Турандот».

В рамках VI Транссибирского арт-фестиваля на сцене московского ТЮЗа выступил знаменитый итальянский театр марионеток «Карло Колла и сыновья».

Коллектив уже не в первый раз приезжает в нашу страну – кукольники из Милана выступали ранее в Москве и Петербурге, Красноярске и Новосибирске, на Зимней Олимпиаде в Сочи. На этот раз они привезли в Москву спектакль по опере Джакомо Пуччини «Турандот». Гастроли проходят при поддержке Министерства культуры России.

Театр Коллы – с огромной традицией: он существует аж с 1835 года, и музыкальные спектакли занимают особое место в его репертуаре. Сегодня здесь идут постановки под музыку из таких опер как «Аида», «Трубадур», «Князь Игорь», сказки под балетную музыку из «Спящей красавицы», «Шехеразады» и «Петрушки».

Театр хорошо знают не только в родной Италии – он много гастролирует по миру, особенно часто его принимали в странах Европы и обеих Америк.

До недавнего времени труппу возглавлял Эудженио Монти Колла, правнук основателя театра Карло Коллы – театр на протяжении почти двух столетий являлся семейным предприятием. К сожалению, это прямая линия ныне прервалась, но традиции, заложенные семейством Колла, бережно сохраняются.

Две идеи лежат в основе легендарного предприятия Карло Коллы. Первая, историческая – это доступность: не каждый может позволить себе билет в «Ла Скала», не только на премьеру, но и на галерку в рядовой показ, а в театре марионеток в 19 веке простонародье могло посмотреть те же оперные новинки, что только что появлялись на подмостках миланской оперы, но по ценам гораздо более приемлемым. Да и сегодня эта проблема никуда, в общем-то, не девалась: посещение оперных стационаров – удовольствие для обеспеченных.

Вторая, современная – в условиях господства постмодернистского, антиромантического театра, труппа Коллы показывает оперы и балеты так, как они были задуманы – в исторических костюмах и декорациях, без постмодернистских параллельных смыслов и перелицовок сюжетов. Главные критерии – достоверность и эстетическая привлекательность, господство красоты.

Если логически продолжить вектор современного развития оперного театра, невольно напрашивается прогноз: только в таком варианте скоро и останется любителям традиционного оперного театра возможность посмотреть оперный спектакль. А может быть, это как раз и есть решение проблемы (коли иного не дано): эталонное музыкальное прочтение с виниловых пластинок золотой для оперы эпохи, а визуально – бережно сохраненный оперный музей?

Постановка «Турандот» именно такова. Ее автор – последний Колла Эудженио Монти – именно он ее срежиссировал и придумал костюмы кукол (совместно с Чечилией ди Марко). Они воспроизводят в точности эскизы исторической премьеры в Милане 1926 года, которые, как утверждают, благословил сам Пуччини незадолго до своей преждевременной кончины.

Костюмы кукол воспроизводят в точности эскизы исторической премьеры в Милане 1926 года
Костюмы кукол воспроизводят в точности эскизы исторической премьеры в Милане 1926 года

Роскошные, яркие, изощренные, обильно декорированные, они, так же как и сценография, с любовью воспроизводят на сцене сказочный Китай – ту самую прекрасную фантазийную страну, какой, возможно, никогда и не существовало, но которая жила в возвышенном воображении художников прошлого.

Сценография и свет Франко Читтерио грандиозно воплощает идею костюмированного исторического спектакля – шоу в самом высоком смысле этого слова, населяя пространство спектакля диковинными драконами и цветами, порхающими бабочками и разноцветными знаменами.

Реалистично выполненными куклами, размером менее метра, но из зала кажущимися большими, практически в человеческий рост, управляют искусные артисты-кукловоды – Франко Читтерио, Мария Грация Читтерио, Пьеро Корбелла, Камилло Козулич, Дебора Ковьелло, Карло Дечио, Чечилия Ди Марко, Тициано Марколеджио, Пьетро Монти, Джованни Скьяволин, Паоло Сетте.

При всей занимательности и привлекательности кукла есть кукла – у нее отсутствует мимика, набор движений ограничен, перемещение в сценической коробке тоже имеет свои естественные лимиты. Тем сложнее задача и виртуозней должны быть кукольники, чтобы суметь передать в условиях этих ограничений оперные эмоции, обеспечить синхронность пропеваемых фраз с «поведением» персонажа-куклы.

При всех издержках мастерам из труппы Карло Коллы многое удается и их спектакль не выглядит мертвым ритуалом, но действом живым, занимательным, даже захватывающим.

Гастроли позиционировались прежде всего как показ сказочного сюжета силами кукольного театра, поэтому основная аудитория московских показов – детская. Дети, как известно, публика сложная – чуткая, с непосредственными реакциями, обмануть которую и просто (в силу неопытности), и сложно (ибо малыши чувствуют всякую фальшь и отвечают в этом случае равнодушием, утратой интереса), к тому же современные дети – жертвы массированной информационно-визуальной атаки всех форм СМИ и шоу.

Заинтересовать, увлечь их, оторвать от гаджетов и «соблазнить» старинными куклами и давно известной историей – задача не из легких. У итальянских артистов это получилось – публика сидела притихшая, с открытыми ртами, она явно внимательно следила за всем происходящим на сцене и ей это очевидно нравилось.

В актив спектакля – умно подобранное звуковое сопровождение. Сказка идет под фонограмму записи оперы 1957 года – одной из самых интересных и необычных в дискографии последнего шедевра Пуччини.

Хором и оркестром театра «Ла Скала» на ней дирижирует великий мастер – маэстро Туллио Серафин, личность которого до сих пор остается несколько недооцененной, затемненной такими гигантами прошлого века как Тосканини или Караян. Его интерпретация, чувствование пуччиниевского мелоса, пуччиниевской фразы, оркестровых красок последнего итальянского классика столь впечатляющи, столь ярки и увлекательны, что одно лишь прослушивание этой записи, безотносительно к кукольному действу, способно доставить истинное наслаждение.

Вокальные партии исполняют большие мастера. Феноменальная главная героиня – Мария Каллас, суперзвезда прошлого века, еще находившаяся в достойной вокальной форме, чей призывный, несколько царапающий, надрывный вокал необыкновенно хорош в партии жестокосердной и загадочной принцессы.

Ее антипод – нежная Лю в исполнении не менее великой Элизабет Шварцкопф: тысячи упреков были высказаны в адрес немецкой примадонны, что де не за свое дело она взялась – возможно ее голос не так сочен, как того требует итальянская позднеромантическая опера, но насколько же интонационно точно, свободно и музыкально ее пение!

Недооцененный Калаф – Эудженио Фернанди: навсегда заслоненный в истории оперы именами Корелли и Монако, тем не менее, он звучит превосходно – страстно, ярко, стилистически безупречно.

Фундаментальный Никола Заккариа дарит своему Тимуру красоту и гибкость фразы, теплоту и сердечность исполнения – это одна из лучших интерпретаций этой роли за всю почти столетнюю историю пуччиниевской оперы.

13 апреля 2019 г., "Новости классической музыки"