Донбасс: исповедь солдата (часть XV)

Это трагическая история об испытаниях, выпавших на долю молодого человека и его семьи. Поломанные войной судьбы, ложь и предательство, отвага и героизм - только попав в экстремальные условия, человек осознаёт смысл всего этого...
Это трагическая история об испытаниях, выпавших на долю молодого человека и его семьи. Поломанные войной судьбы, ложь и предательство, отвага и героизм - только попав в экстремальные условия, человек осознаёт смысл всего этого...

По дороге в Балабино Павел придремал, уютно устроившись на пассажирском сидении. А на Виталия, впечатлённого рассказом своего юного соратника, снова накатили мысли. До какой степени дошёл разгул бандитизма в этой стране, если стадо националистов может ворваться в общежитие и устроить там разгром! Понятное дело, что консьержу не под силу остановить их, поэтому обычно в таких случаях вызывают милицию. Но Виталий уже видел действия милиции (точнее, её бездействие) там, на Аллее Боевой Славы. И он понимал, что в подобных случаях на помощь правоохранительных органов рассчитывать не стоит. Иными словами, бандеровцы могут устроить погром где угодно, могут избить или даже убить человека средь бела дня, при огромном количестве свидетелей, и никто им не помешает. Более того, не факт, что их потом хотя бы задержат. Они, ведь строят новую страну! И Виталию стало жутко, когда он представил, какой будет эта страна.

Остаток дня Виталий и Павел провели, обсуждая сложившуюся ситуацию, и планируя дальнейшие действия. Павел был настроен вернуться домой и пойти в ополчение; останавливало его только отсутствие денег на билет. Что касается их группы, то дозвониться удалось только двоим. Остальные либо сменили номера, либо просто не отвечали. Но и те двое, которым дозвонились, в резкой форме отказались даже говорить на эту тему.

А вечером приехал Андрей.

- Ну что, товарищи сепаратисты! - он вальяжно уселся в кресле и потёр руки, - К труду и обороне готовы?

Вопрос, конечно, был риторическим. Поэтому Виталий усмехнулся, а Павел, ещё не привыкший к манере поведения нового знакомого, просто выжидающе смотрел на него.

- Значит, что я имею сказать, - продолжал хозяин дачи. - На тебя, - он посмотрел на Виталия, - ориентировка имеется. Игорь ваш собрания эти снимал, так что... фото прилагается. Ну и адреса, пароли, явки - всё, как положено. Дело не заведено. Пока. Думаю, это вопрос времени. Про семью там ни слова нет, но ты всё равно правильно сделал, что их спрятал. Так! - он перевёл взгляд на Павла. - Павел Карелин. Такая же фигня: полное досье, но дело не завели. Я думаю, папки эти будут просто лежать до тех пор, пока "новые герои" сами справляются. А они справляются! С остальными из вашей группы они уже поработали: кого-то запугали - сидят теперь тише воды, кого-то потрепали. А теперь вас слушаю. Какие планы?

- Пашка собирается домой, в ополчение рвётся, - сказал Виталий. - Я, конечно, здесь остаюсь. Новую группу сколачивать буду.

Тут Андрей посмотрел на Пашку и, словно что-то вспомнив, обратился к нему:

- Ты же из Славянска?

Павел утвердительно кивнул головой.

- Там сейчас вооружённое восстание началось. Стрелков с несколькими активистами захватили госадминистрацию и здание милиции. Их поначалу всерьёз никто не воспринимал - их там человек двадцать было. А зря недооценили! Туда сейчас батальон МВД Украины направлен и военная техника. Так что движуха там началась.

- Поэтому я и собираюсь туда, - сказал Павел, с неописуемым волнением слушавший рассказ Андрея.

- Похвально, - резюмировал тот.