Стюарт Слейд. "Армагеддон?" Перевод. Глава 6

Армагеддон?

Стюарт Слейд

(Перевод: В. Тимофеев. Дисклеймер)

1 || 2 || 3 || 4 || 5 ||

Глава шестая

Тронный зал, Инфернальный дворец Дита, Преисподняя.

- И как именно они сами взорвались? - голос Сатаны был мягким и вкрадчивым, что пугало сильнее его приступов безумной ярости.

- Мы не знаем, сир. Мы нашли на обломках куски металла и думаем, что это была одна из человеческих машин, но не понимаем этого.

- Машина? Ты сказал, машина? Они проникли в мои владения и убили четырех моих подданных с помощью машины? - мягкость и вкрадчивость исчезала, сменяясь истерическими криками ярости. Слушатели нашли это успокаивающим - дела шли как обычно. Из-за непредсказуемости его натуры неестественное спокойствие пугало. Приступы гнева с буйными воплями были куда привычнее. - И этого никто не видел?

- Никто, сир. Хотя у нас есть послание, переданное одним из их военных вождей. Он говорит о летательном аппарате «Хищник».

- И что это за «Хищник»? - Сатана пытался сдерживаться.

- Ловчая птица, - пришел голос от мелкого младшего демона в Зале. Сатана глянул в его сторону, взгляд размазал говорившего в багровую массу, стекшую сквозь каменный пол.

- Кто-нибудь еще желает констатировать очевидное? - послышалось шарканье когтистых ног, демоны посматривали друг на друга. Самые хитрые уже пытались найти место, где укрыться, когда их адский владыка посчитает нужным устроить резню.

- С этим сообщением есть другая проблема, - осторожно сказал Асмодей. - Военный вождь говорил о «важном вражеском лидере», мы полагаем, это означает важную персону здесь. Хотя на той площадке не было никого значительного, только несколько родственников Абигора. Ни одного лидера, никого важного. Мы не понимаем этого.

- Возможно, я могу объяснить, - Вельзевул также говорил осторожно. - Военный лидер сказал еще об «информации, полученной из достоверных источников». Этой фразе может быть лишь одно объяснение. Среди подданных Вашего Адского Величества есть те, кто поддерживает контакт с людьми и передает им информацию.

Зал онемел от ужаса. Кошмаром было даже вообразить такую идею, хотя она была ужасающе правдоподобной. Кто не продавал информацию о своих противнику, чтобы получить тактическое преимущество?

- Но сир, - Асмодей был в шоке, он боялся даже говорить об этой идее. - Не убито никого значительного.

- Возможно, никого важного, - Вельзевул вел речь почти также мягко и спокойно, как недавно Сатана. - Возможно, не в нашем понимании. Но предатель - или предатели - продавшие людям информацию, могли использовать их для собственных целей. Кто знает, где кончается измена?

Даже Сатана затих от такой мысли. Зал был неподвижен и безмолвен, пока присутствующие осознавали сказанное Вельзевулом. Взгляды, которыми они обменивались, медленно менялись от опасающихся за дальнейшие действия Сатаны до подозревающих о том, что могли рассказать их соседи этим выскочкам-людям. Неважно, насколько подозрительными стали эти взгляды, все они не могли сравниться с теми, что кидал на них всех Сатана.

Палата 352А, клиника Аркхем, Нью-Йорк.

Голоса преследовали Джули со второго года старшей школы. Всякий раз, когда она пыталась заставить их уйти, они просто смеялись. И когда она отрицала их реальность, они шептали ей, касались разума подобно нежеланному любовнику, рассказывали ей секреты - о том, что происходило далеко, что думали о ней другие, их рассказы никогда не врали.

Они были всегда правы, всегда здесь, всегда за пределами ее чувств, растекаясь по ее разуму подобно черной смоле. Даже после того, как она попыталась убить себя - это не сработало; они рассказали, что все было бессмысленно, что кто-то был у двери, как раз когда она с болезненным интересом смотрела на льющуюся из запястий кровь - даже после попытки самоубийства, когда ее семья со слезами попрощалась с ней, и ее увезли в Аркхем для лечения (безуспешного) и изоляции, они рассказывали ей о том, что происходит снаружи. Началось завоевание, сказали они. Адская сделка, преследовавшая ее в кошмарах с пяти лет, посещавшая ее при каждом пробуждении, была подписана и завершена. Врата Рая захлопнуты и заперты, все человечество проклято без надежды на спасение или отсрочку.

Ее палата, как всегда, была заперта. Белые стены были мягкими, и она сидела на краю койки, бормоча сама себе, когда один из голосов - Домиклесфарату, как он называл себя - прошептал: “Посмотри на дверь!”

Она подчинилась; замок щелкнул и поднялся.

“Они идут за тобой... идут, чтобы увести... экспериментировать над тобой... насиловать, мучить, калечить и унижать тебя...”

Голоса никогда не ошибались. Она метнулась назад в угол, подальше от входящих в комнату странных людей. Следом вошла доктор Бекки, ее привычное присутствие успокаивало, но это рассеивалось прибытием других, новых людей, в униформе и белых лабораторных халатах. Домиклесфарату хохотнул: “Взгляни на себя, бедная маленькая девочка”.

Пол вздыбился, и она наткнулась на стену позади.

Доктор Бекки Скиллман 15 лет работала в Аркхеме, и за все это время правительство ее никогда не посещало. Двое мужчин в костюмах, темных очках, с пистолетами и без чувства юмора постучались в дверь ее офиса, показали пару красивых и внушительных значков и потребовали у нее список пациентов Аркхема, лечение которых было абсолютно безуспешным. Особенно тех, что слышат голоса.

Она не могла отказать правительству, не сейчас, после Послания, когда не стало четверти сотрудников Аркхема, а новости полнились странными тревожащими сообщениями. Там шло сражение некоего рода, рода, напомнившего ей кошмарные галлюцинации пациентов. Мужчины были из Секретной Службы, они сердечно поблагодарили ее, ушли, а через полчаса вернулись с целым взводом людей в камуфляже и с винтовками, прося проводить их в палату 352А на третьем этаже.

Джули Адамс стояла в верху списка, и они решили забрать ее первой. Прежде чем Скиллман успела задать вопросы, они ткнули ей в лицо бумагу – ордер или что-то в этом духе, и стали ждать досье.

Адамс была неизлечимой шизофреничкой, за восемь лет в Аркхеме ей становилось только хуже. Лечение не работало - они испробовали все, от новейших лекарств до самых старых книжных приемов, о которых персонал единогласно решил не распространяться, потому что не работавший в психиатрической клинике этого не поймет. А теперь правительство хочет ее забрать?

Скиллман пожала плечами. Эх – неуместно ей задавать вопросы или беспокоиться. Пока они входили в пустую белую палату, Адамс вжималась в заднюю стенку, лицо скорчилось в страхе, жирные колтуны длинных, черных волос обтирали стену: - Нет! НЕТ! Я не позволю вам меня забрать!

Солдаты бесстрастно прошли вперед, явно глухие ко громким жалостным крикам. Двое, ловко уворачиваясь от ударов и пощечин, подняли ее за плечи так, что она повисла между ними как тряпичная кукла. Отодвинув Скиллман, они вышли из палаты, крики Адамс эхом разносились по клинике. Пара мужчин в черном поблагодарила доктора и ушла, оставив ее стоять в тихой палате и слушать, как больную женщину тащат по коридору.

Временная штаб-квартира Института пневматологии Рэнди, Пентагон, Арлингтон, Вирджиния.

Джеймс Рэнди вздохнул и помассировал глаза. Пока поисковые команды прочесывали государственные медицинские учреждения в поисках очевидных безумцев, могущих вовсе не быть таковыми, мошенники и шарлатаны продолжали прибывать в Институт в невообразимых количествах. Публичность в союзе с талантами Секретной Службы США и ФБР убеждать дали результаты, которые не помог достичь даже его приз в миллион долларов. Рэнди корил себя, ему следовало раньше привлечь Секретную Службу. Они притащили даже Джона Эдвардса[1] и Сильвию Браун[2], невзирая на протесты этих неуважаемых. Дискредитация этой парочки пройдох заняла всего несколько минут тестирования, после чего их бесцеремонно выкинули из здания. Как заметила агент Стелла Картер: “Эй, а знаете что. Сильвия не сопротивлялась".

До сих пор все было в порядке вещей. Еще оставались хироманты и гадалки на картах, ожидавшие очереди в прихожей, с подведенными глазами, одетые в бусы и прочие одеяния, таинственно выглядящие в наполненных дымом курений затемненных комнатах, но абсурдно смотрящиеся под люминесцентными лампами. Они были рутиной, которую следовало проверить, просто для порядка. Даже так еще оставалась надежда, что призыв прийти любого настоящего экстрасенса или некроманта имел пять или шесть возможных попаданий - все они были тихими, стеснительными людьми, работающими на обычных должностях и живших обычными жизнями.

Он почти собрался позвать очередного человека, когда зазвонил телефон. Он проверил: номер 555-1000[3]. Он ответил:

- Рэнди слушает.

Спустя миг он кивнул и сказал:

- Сделаем. Приведите ее, пожалуйста.

Наконец. Рэнди вздохнул про себя. После беседы с обворожительной генералом из Тайланда он ждал первого из медицинских пациентов. Он расправил плечи, открыл двери в вестибюль и просто встал там, смотря на внешнюю дверь. Она открылась, через нее промаршировали восемь бойцов национальной гвардии в полной боевой выкладке. Двое несли то, что казалось женщиной под хорошей дозой успокоительного, ее стеклянные глаза были полуоткрыты, по щекам стекала слюна. Позади шли трое мужчин в лабораторных халатах - стереотипные доктора. Когда они дошли до Рэнди, один из тех, что в халатах, опередил солдат и протянул руку. Рэнди пожал ее, и мужчина сказал:

- Джеймс Рэнди? Доктор Эд Буллмор, профессор психиатрии и неврологии Кембриджа. Рад встрече с вами.

- Очень приятно, доктор Буллмор. Что тут у нас?

Буллмор говорил с приятным британским акцентом:

- Пациентка из Нью-Йорка с неизлечимой шизофренией. Имя: Джули Адамс. Поступила в 16 лет. Сообщалось о способности читать мысли.

Он многозначительно посмотрел на одного из солдат, заговорившего с дрожью в голосе:

- По пути она рассказала мне об утонувшей дочери. Она никак не могла знать об этом - ее заперли за годы до рождения Келси.

Рэнди решил быстро.

- Вводите ее.

Белобородый мужчина бодро прошагал назад через проем. Он посмотрел на секретаря:

- Джейн, запросите у ближайшей больницы оборудование для нейровизуализации, как можно быстрее. Разыграйте карту МинОбороны, если придется.

Центр нейровизуализации, клиника Арлингтона, Арлингтон, Вирджиния.

Джули Адамс проснулась в узкой металлической трубе, обнаружила себя обездвиженной и почувствовала тихий шепот на грани сознания: “Видишь? Я тебе говориииил...”

Затем она снова провалилась в беспамятство.

При следующем пробуждении она сидела в кресле, запястья удерживались на ручках кожаными петлями. Напротив нее за столом сидел выглядящий пожилым мужчина, лысый, но с огромной белой бородой. В сознании прозвучал голос, и она сказала:

- Джеймс Рэнди?

Мужчина поднял бровь, опустил и продолжил разглядывать ее над сложенными руками.

- Они сказали, ты сделаешь это со мной! Они мне сказали!

Он заговорил успокаивающим и властным голосом:

- Кто тебе сказал?

Об этом ее никогда раньше не спрашивали. Раньше они всегда считали, что голоса нереальны, что она поехавшая. Она не была сумасшедшей: просто слышала голоса.

- Они.

На окраинах разума жужжало предупреждение: “Не верь ему. Он хочет тебя изнасиловать”.

Мужчина улыбнулся:

- Они говорили тебе, кто они такие?

Вопрос обескуражил ее:

- Эм... я... нет...

Его глаза блеснули сквозь очки:

- Что ж, Джули, мы хотим тебе помочь. Мы знаем, они мучают тебя. Мы собираемся сделать с ними то же, и хотели бы твоей помощи.

Это было заманчиво. Она всегда считала их врагами, даже если они говорили правду. Но они были врагами ее врагов, а значит, ее друзьями. Но этот мужчина предлагает ей помощь, ей... "НЕ СЛУШАЙ ЕГО!", завопил голос, в глазах вспыхнули пятна, Рэнди изменился, увеличился, лицо почернело, на лысой голове выросли рога, очки упали на стол и разбились; расправились мохнатые крылья летучей мыши, задевая стены и потолок, смыкаясь над ней. Послышался усиливающийся запах тухлых яиц; в комнате потемнело, она слышала слабые крики вдалеке, будто хор проклятых душ.

Она смутно осознавала собственные крики от пронзающих вспышек боли: тварь за столом тыкала ее вилами, плотоядно глядя на нее. Существо отступило и похотливо облизнуло губы, доставая из промежности огромный орган, и...

Адская сцена внезапно задрожала и исчезла, вернулся прежний лысый старик, заинтересованно глядящий на нее и двух мужчин с волевыми лицами, нависающими над ней. Один из мужчин сказал:

- Держись, сестра. Ты почти в безопасности.

Потом был укол в руку, и она стала счастливой, уплывая в блаженное беспамятство.

Рэнди поднялся и взглянул на дверь. Туда как раз входили психиатры и техник лаборатории:

- Ребята, вы поймали его?

- Да, Джеймс, у нас получилось, - сказал Буллман. - Прежде чем наполнить комнату электронным белым шумом, наша система электронного наблюдения поймала слабый сигнал. Чудо, что мы вообще его нашли, он был на самой границе чувствительности СЭН, но он был там, и мы его записали. У него странные характеристики, мы отправляем записи физикам. Они оцифруют его, введут в библиотеки угроз, и мы сможем его мониторить. Также, если мы введем форму волны в управляющие эмиттерами компьютеры, то сами сможем его передавать. Гораздо важнее, что мы уже выяснили, как защитить ее и других подобных от любого будущего вмешательства.

Рэнди поднял голову в любопытстве:

- А это что?

- Ну, Джеймс, обсуждаемый сигнал не сильно отличается от электромагнитных импульсов, вы знаете все эти страшилки с заявлениями об уничтожении электроники по всему миру. Мы десятилетиями знали, как защищаться от этого, да и уровень энергии тут намного ниже. Поэтому, основываясь на этом опыте, - Буллман ухмыльнулся и снял блестящую штуковину. - Шапочка из алюминиевой фольги.

Разведывательная группа Танго-один-пять, Вади[4] Харан, Западный Ирак.

- Контроль, у нас балдрики, колонна наступает вдоль трубопровода. Примерно батальон, и около роты гарпий как прикрытие.

- Очень хорошо. Вступить в бой и уничтожить.

Лейтенант Джейд «Брумстик»[5] Ким подтвердила и перенесла внимание на мачтовый прицел своего вертолета AH-6J[6]. Легкое касание ручек управления, и летательный аппарат немного поднялся, центр прицела смотрел на горные вершины. Картина сильно не поменялась, хотя колонна состояла из верховых на ринолобстерах[7], они двигались медленно. Конечно, медленно по стандартам армии США. Брумстик догадывалась, что по стандартам средневековья они летели галопом. Это было мучительно медленно в сравнении с продвижением Первой Танковой.

Длинный прямоугольник из ринолобстеров, каждый с наездником, и небольшая группа впереди. Должно быть, командиры. Главный объект интереса, сливки этого богатого мишенями места. Сперва уничтожь структуру командования, оставь боевые единицы метаться по округе без приказов. Армия США называла этот процесс «формированием поля боя»[8]: - Танго-Лидер, всем птичкам Танго. Переключиться на ракеты «Хеллфайр», нацелить на группу командиров впереди, выпустить обе ракеты.

Три летящих вниз по вади Маленьких Птички слегка подстегнули двигатели, поднимаясь немного выше. Колонна впереди не обращала внимания на их существование, даже когда на них зафиксировались лазерные целеуказатели. На экране Брумстик могла даже видеть, как отмеченные цели начали ежиться и чесаться от раздражающих кожу лазеров. И вот аккуратное нажатие клавиши выстрела - и первая из ее «хеллфайров» понеслась через пустыню. Секундой позже Танго-один-пять-Браво слева от нее выстрелил первой ракетой, и сразу за ним Танго-один-пять-Чарли. Она уже выбрала следующую цель и запустила вторую ракету, переместив лазер на новую жертву, как только увидела взрыв от первого попадания, и наблюдала, как ракета «Хеллфайр» послушно меняет цель. Взрывы шести ракет, уничтоживших группу командиров в четырех тысячах ярдов от нее, казались почти непрерывными раскатами грома.

- Всем машинам Танго-Один-Пять, работа сделана, уходим.

- У нас проблема, эл-ти[9].

Брумстик посмотрела на горящий участок пустыни, где было командование балдриков. Гарпии над ним направлялись к позиции ее Маленьких Птичек, и быстро, очень быстро.

- Сваливаем, все валим отсюда. Максимальная скорость, - она ударила по дросселям, наклоняя вертолет в положение высокоскоростного полета, пытаясь убраться от приближающейся стаи гарпий.

- Плохо дело, эл-ти. Они быстрее нас.

Брумстик пропустила мимо ушей, ей это было не нужно. AH-6 способен развивать около 180 миль в час по горизонтали, и гарпии снижали дистанцию. Она потянула назад и развернула нос, переводя селектор оружия на пару висевших сбоку кокпита «Стингеров»[10]. Звук оповещателей был смешанным, даже в холоде пустынной ночи им было сложно захватить цель. Это было нехорошо, придется действовать, на что бы они ни нацелились. Она выстрелила в массу гарпий, наблюдая, как одна ракета прошла сквозь стаю без взрыва, другая сработала, и она увидела, как запылала гарпия, когда в нее попал «Стингер». Была еще одна вспышка, но у Брумстик не осталось времени на поздравления самой себе или кому-то еще. Она развернулась, снижаясь, соблюдая старое правило - неважно, как низко ты летишь, меняй высоту на скорость. Краем глаза она увидела, что Танго-один-пять-Чарли слишком задержался. Маленькую Птичку поглотили струи пламени гарпий, ее баки взорвались, и пылающие останки рухнули с небес на землю.

Она возвращалась в вади, уходя от стаи гарпий с мрачной уверенностью, что они догоняют:

- Контроль, атаковали балдриков, нанесли группе командования серьезный ущерб. Мы атакованы примерно ротой гарпий, Чарли сбит. Сняли двух гарпий. Возможность возврата под сомнением. Скажите остальным не вступать с гарпиями в ближний бой.

Долг выполнен. Брумстик снова развернула вертолет и полетела прямо на преследующий строй гарпий, пара ее миниганов выплюнула длинную, длинную очередь. Мельком она отметила две кучи пылающих обломков на поверхности пустыни, и что осталась одна. Браво сбит. Как минимум еще две гарпии были разорваны в клочья струей пуль ее миниганов. Затем последовал щелчок и тишина, у нее закончились боеприпасы. Гарпии были уже здесь, вцепляясь в корпус, вонзаясь в него когтями, стуча копытами по обшивке. Одна вцепилась в купол кабины, терзая его когтями, пытаясь прорваться внутрь. Она могла видеть бешеную, вопящую ярость на ее лице, чувствовала запах реактивного топлива, пока гарпии проделывали себе дорогу через конструкции Маленькой Птички. Это было последнее, что она увидела и почувствовала, потому что в этот миг Танго-один-пять-Альфа взорвался.

_______________

[1] Американский экстрасенс, имевший свою передачу на канале Sci-Fi.

[2] Скандальная американская писательница и медиум, создательница гностической секты, в 2004 году вступившая в прямую конфронтацию с Д. Рэнди на ТВ. Несмотря на принятие вызова, уклонялась от испытаний вплоть до смерти в 2013 году.

[3] Номер – отсылка к американской киношной, литературной, игровой и прочей художественной традиции, этот номер довольно часто используется для обозначения вымышленных абонентов. Префикс 555 входит в реальный телефонный план США, а 555-1212 – действительный номер справочной в США и Канаде. «Официально» для присвоения вымышленным абонентам отведен диапазон от 555-0100 до 555-0199, но встречаются и другие вариации, например, упомянутый у Слейда или прочие - 555-3298, 555-LOVE и др.

[4] Вади – сухое русло водного потока, арабский термин.

[5] Broomstick – «помело», «метла», видимо, отсылка к метлам, на которых, как считаются, летают ведьмы. Оставлена английская калька для благозвучности.

[6] Boeing AH-6J «Little Bird», «Маленькая Птичка», представитель семейства американских легких боевых вертолетов.

[7] Rhinolobsters. Автор пишет о зверях, помеси носорога (rhinoceros) с лобстером (lobster). Далее по тексту будет употребляться этот вариант.

[8] Отсылка к трактату «Искусство Войны» Сунь-Цзы.

[9] Ell-tee, сокращение от Lieutenant (LT)

[10] Ракета AIM-92 Stinger, класса «воздух-воздух».