О СЁСТРАХ ХАЧАТУРЯН

К великому сожалению, современное общество, и не только российское, не имеет по настоящему рабочих инструментов, методов, способов для всесторонней и объективной квалификации действий, которые аналогичны действиям сестёр Хачатурян в отношении их отца.

Современное общество, современная правовая система трактует такие действия однозначно и однобоко:
преступное деяние в отношении личности, повлекшее смерть, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы с отбыванием такового в ИТК строгого режима, например.


Уголовное законодательство разных стран, при рассмотрении таких случаев, будет действовать примерно в одних и тех же рамках.
Машинально.
Формально.
Скорее всего. Предполагаю, что так.

Совершил убийство - получи срок.
Вне зависимости от мотивов, вне зависисмости от причин, обстоятельств, факторов - "лови" срок.

И в данном случае, это происходит вне зависимости от подвижной детской психики.
И не просто детской психики: девчачьей психики.
И более того, девчачьей психики, находившейся "под прессом" в течение длительного времени.

Детская психика девочки, молодой девушки принципиально-кардинально отличается от психики мальчика, юноши; от психики взрослой женщины.
Верно?

Как такая неокрепшая девчачья психика "себя поведёт"?
Что такая психика может "выкинуть" ещё, кроме "простого" убийства?

Система расследования, изучения таких преступлений не учитывает кучу факторов, которые могут кардинально повлиять на рассмотрение дела следователем; на рассмотрение дела судом; на восприятие деяний преступника его близкими, друзьями, обществом.

Методологии нет.
Критериев оценки нет.
Системного анализа нет.
Прогноза развития ситуации нет.
И т.д. и т.п.

В таких делах, в данном деле преступник - субъект специальный, особенный. Надеяюсь, что следаки и суд примут это во внимание.

Если по честному, абстрагируясь от формальностей, сами себе ответьте на вопрос: являются ли сёстры преступниками?
Ставлю вопрос вопрос именно так: преступниками, виновными лицами.

Они виноваты в том, что сделали?
Или всё-таки вина лежит на ком-то другом?