Арктика: что противопоставит Вашингтон российскому ледокольному флоту?

30 July
Американские ВВС в небе над Арктикой
Американские ВВС в небе над Арктикой

Устроит ли Вашингтон из «арктической вечеринки» мировой дебош

На Дальнем Востоке, в сухом доке судостроительного комплекса «Звезда» в городе Большой Камень Приморского края началось строительство уникального атомного ледокола проекта «Лидер», способного обеспечить круглогодичную проводку коммерческого флота по Северному морскому пути, что резко увеличит возможности России по экономическому освоению Арктического региона. Более того, атомоход нового поколения, преодолевая льды толщиной более 4 метров со скоростью 2 узла, будет в состоянии провести российские корабли  в любую точку Северного Ледовитого океана в любое время года, а это, в свою очередь, обеспечит превосходство российской армии в Арктике над любым возможным противником.

Сухой док, Большой камень. Фото: Фото: @russiarmy
Сухой док, Большой камень. Фото: Фото: @russiarmy

Учитывая растущее внимание к Арктическому региону со стороны Белого Дома, Государственного департамента США и Пентагона, вполне логичным видится очередной виток антироссийской истерии, сопровождаемый санкциями в отношении как участвующих в проекте российских предприятий, так и их контрагентов в третьих странах. В 1990-х – начале 2000-х годов некоторые кампании, включая StatOil и ExxonMobil, оказывали российской стороне поддержку с немалой для себя коммерческой выгодой, однако затем (причём ещё до воссоединения с Крымом в 2014 году) ситуация стала меняться. Враждебная политика «коллективного Запада» затормозила реализацию в последние годы ряда перспективных арктических проектов, а в 2020 году к негативным факторам добавились вирусно-экономический кризис и значительное падение цен на энергоресурсы (1).

«…Обстоятельства сложились так, что нам помогать никто не будет. Напротив, если посмотрите внимательно, с чего начинались санкции послекрымские против России, прежде всего, зашла речь, чтобы не давать России технологии, которые позволяют добывать нефть и другие полезные ископаемые в арктических условиях,подчёркивает политолог, обозреватель «Радио России», хорошо знакомый с западным информационным мэйнстримом Дмитрий Бабаич. – Именно это оборудование первым попало под санкции.  Поэтому, если говорить о внешнем контуре развития нашей Арктики, нам, я думаю, на ближайшие двадцать лет надо забыть о мечтах привлечь серьезно какие-то западные ресурсы для помощи в нашем развитии нашего сектора Арктики».

«Глобальная экономическая обстановка и изменение климата подталкивают мир к скептическому взгляду на экономическое освоение Арктики», – полагает посол по особым поручениям МИД РФ Николай Корчунов. Также он не видит перспектив появления международного договора по Арктике, способного «размыть» там права региональных держав подобно тому, как это удалось сделать в Антарктиде. На это следует заметить, что в последние годы не наличие или отсутствие международных договоров, а по преимуществу право силы определяют судьбы тех или иных макрорегионов, а особенно – располагающих значительными перспективными запасами природных ресурсов (не только нефти и газа, но и редкоземельных металлов). Недавняя катастрофа на «Норильском никеле» ещё больше актуализировала вопросы сохранения и воспроизводства предельно хрупких местных экологических систем, в том числе – в контексте политически ангажированного внешнего вмешательства.

Взгляд из США на Арктику и Евразию, 1947 г.
Взгляд из США на Арктику и Евразию, 1947 г.

Значение Арктического региона для безопасности России за последнее время лишь возросло, делая безальтернативным модернизацию не только (и даже, по мнению некоторых авторов, не столько) экономической, но и военной инфраструктуры ледовых широт. Лучше всего об этом свидетельствует как политико-дипломатическая риторика западных лидеров (включая прямую связь «арктического вопроса» с мантрами о «российской агрессии против Украины»), так и практические действия. Следует особо выделить упомянутое генералом  космических сил США Джоном У. Реймондом ключевое значение арктического ландшафта для деятельности в космической сфере, где Вашингтон также не намерен принимать в расчёт чьи-либо интересы, кроме собственных.

Безальтернативность внешнеполитической и военной экспансии являются предметом консенсуса как демократической, так и республиканской элит, и возможности повлиять на него у «альтернативных», даже у Дональда Трампа, предельно ограничены. Более того, против действующего хозяина Белого Дома развязана ожесточённая пропагандистская компания, а его вероятный «демократический» преемник будет создавать ещё больше проблем России и Китаю. В арктическом «измерении» это ещё больше актуализирует дальнейшее импортозамещение в критически важных отраслях промышленности, а также диктует необходимость укрепления сотрудничества между Москвой и Пекином, продвигающим собственный проект «Полярного Шёлкового Пути». Примечательно появление на сайте агентства Синьхуа заметки, в которой приводится мнение эксперта Rand Corporation Уильяма Корнти о том, что более решительные военные усилия США в Арктике могут войти в диссонанс с неоднократно озвучиваемым Белым Домом желанием сократить военное присутствие за рубежом. Примечательна и статья Remapping the American Arctic на сайте агентства Stratfo, посвящённая отнюдь не только картографии. Ни одна другая страна не может похвастать сравнимым с российским постоянным военным присутствием за Полярным кругом, отмечается в публикации «Атлантического Совета». Это неудивительно, учитывая, что 53 процента из 45 390 километров береговой линии Северного Ледовитого океана находятся под юрисдикцией РФ. Несмотря на то, что на огромной территории России к северу от Северного Полярного круга проживает всего два миллиона человек, регион производит почти четверть всей экономической продукции страны, главным образом за счет углеводородов. По оценке бывшего посла в Финляндии, секретаря ВВС Барбары Барретт, Арктика скрывает примерно девяносто миллиардов баррелей нефти и редкоземельных металлов на 1 триллион долларов. В этой связи, вовсе не случайно западные издания тревожатся относительно первых поставок арктической нефти в восстанавливающийся после пандемии Китай через Северный морской путь, причём предложениями «Газпромнефти» могут заинтересоваться и европейские потребители.

Разумеется, для противодействия так называемой «энергетической экспансии Кремля», стремящегося, по мысли некоторых конспирологов, «захватить» Азию и Европу, будут использоваться все возможные методы и средства. Напомним, в очередной редакции Арктической стратегии Пентагона Арктика рассматривается в качестве «перекрестком» США и двух критически важных районов – Индо-Тихоокеанского региона и Европы. В качестве главных направлений деятельности «арктической нации» указываются наблюдение (в первую очередь за российскими силами) и раннее предупреждение; развитие энергетических проектов; сотрудничество с другими арктическими странами – членами НАТО; поддержка свободы судоходства и воздушных перелётов, а также подготовка для военных действий в условиях Арктики.

Фото: @U.S. Coast Guard
Фото: @U.S. Coast Guard

В качестве основных опорных баз в регионе рассматриваются Аляска и Гренландию, где целенаправленно развивается профильная инфраструктура. Так, только в районе мыса Барроу (крайняя северная точка крупнейшего американского штата и страны в целом) установлено 15 радаров. Как надеются американские военные специалисты, ожидаемое развёртывание на авиабазе Эйлсон близ Фэрбанкса двух эскадрилий многофункциональных истребителей F-35 приведёт к «беспрецедентной концентрации истребителей пятого поколения на Аляске», что окажет «несомненное влияние» на расстановку сил. Они дополнят группировку из 40 истребителей пятого поколения F-22 Raptor, регулярно вылетающих с авиабазы Эльмендорф-Ричардсон на «перехват» российских стратегических бомбардировщиков Ту-95 и дальних противолодочных самолетов Ту-142 патрулирующих приграничные районы на Дальнем Востоке. В конце 2019 – первой воловине 2020 г. американские бомбардировщики неоднократно залетали в северные широты, зачастую – в ходе совместных мероприятий с союзниками по НАТО.

Система раннего оповещения находится на американской базе Thule AB на северо-западном побережье Гренландии, крупнейшем ледовом острове, входящем пока на правах широкой автономии в состав Дании. Недавно в административном центре Гренландии Нууке было открыто американское консульство, что не преминул в позитивном ключе отметить 23 июля в ходе своего краткого заезда в Копенгаген госсекретарь Майк Помпео. Более того, в ближайшее время соглашение об устойчивом рыболовстве и коммерческом сотрудничестве будет подписано с Фарерскими островами – ещё одной датской территорией в Северной Атлантике. В интервью датскому радио глава американской дипломатии распространялся о «западных ценностях», обосновывающих право на экспансию в Арктике, где следует противостоять России в рамках «реального и могущественного» Трансатлантического Союза. «Я думаю, все мы были немного наивными, наблюдая за тем, как интересы не только России, но и Китая становились все более и более агрессивными, – утверждает Помпео. – Но если это выбор наших противников, если они решили здесь соперничать, мы не можем просто подставить другую щеку».

В ходе своих многочисленных встреч в Дании гость из Вашингтона много рассуждал об «энергетической безопасности» европейских стран от России, имея в виду, прежде всего, газопровод «Северный Поток – 2». И хотя экстравагантная идея покупки Гренландии у Дании на этот раз вроде бы не рассматривалась, идея этнополитической суверенизации ряда арктических территорий сохраняет свою деструктивную актуальность, в том числе и применительно к некоторым приграничным российским территориям. «Мы немного опоздали на эту вечеринку, но ничего», заверяет мало сведущий в истории «арктических» связей собственной страны с Россией  бывший глава ЦРУ, что крайне символично с точки зрения американской политической культуры. Ведь чтобы «одинокий ковбой» не превратил эту самую арктическую «вечеринку» во всеобщую драку и разгром, его основные противники должны держать, как говорится, порох сухим, будучи готовыми к любым провокациям…

Так, в начале мая три американских эсминца, атомная подлодка и британский фрегат под видом учений в Баренцевом море двинулись к российским территориальным водам. Однако сам факт появления в Баренцевом и в Охотском море, впервые после окончания «холодной войны», кораблей НАТО с системами противоракетной обороны и крылатыми ракетами, едва ли можно истолковывать как проявление тяги к миролюбию. После предупреждения со стороны ВМФ России о начале учений с боевыми стрельбами незваные гости убрались.

Корабль Северного флота в Баренцевом море
Корабль Северного флота в Баренцевом море

А в рамках июльских мероприятий по проверки боеготовности ВС РФ мотострелковые подразделения Северного флота отработали задачи по организации и ведению противодесантной обороны на полуострове Средний. К учениям привлечено более 3 тысяч военных и 6 тактических корабельных групп, 20 кораблей, подводных лодок и судов обеспечения, 10 летательных аппаратов различного типа и более 250 единиц вооружения. Отрабатывались задачи по прикрытию побережья от высадки морского десанта и подавлению огневых точек условного противника, отработана стрельба с кораблей «Североморск» и «Кондопога» и нанесение воздушного удара с вертолёта Ка-27. В ходе учений активно применялись беспилотные летательные аппараты. Учения и их отдельные элементы тщательно отслеживались всеми, кому не лень, спровоцировав уже привычную волну абсурдных обвинений в «милитаризации Арктики», не имеющих, как было показано выше, ни малейшего отношения к реальности. Учебно-тренировочные мероприятия ВМФ России носят сугубо оборонительный характер и при этом планируются с учетом постоянно меняющейся (к сожалению, подчас не в лучшую сторону) международной обстановки.

Дмитрий НЕФЁДОВ

Примечание

(1) Не стоит сбрасывать со счетов и изменение климата. Так, 20 июня 2020 году температура в Верхоянске за полярным кругом (одно из самых холодных мест на земле) достигла 38 град. С, что подстегнуло разговоры о глобальном потеплении, следствием которого может стать не только таяние льда и вечной мерзлоты, с негативными последствиями для связанных с ней инфраструктур.