Сирия: «территориальная целостность» по-турецки и в реальности

6 July
Колонна протурецких боевиков в Идлибе
Колонна протурецких боевиков в Идлибе

Переговоры 1 июля опровергли предположения о коллапсе «астанинского» переговорного формата

1июля, после некоторого перерыва, состоялось очередное, 18-е совместное российско-турецкое патрулирование автомобильной дороги М-4 (Латакия – Алеппо) в «зоне деэскалации» Идлиб. Протяжённость маршрута раз от раза растёт – на этот раз колонне удалось пройти около 60 километров – до поселения Инкзик. От российской стороны в патруле действовали военнослужащие военной полиции на БТР-82А. Движение совместной колонны с воздуха контролировалось беспилотнниками ВКС России. Организация взаимодействия между сторонами осуществлялась через Совместный координационный центр.

Мероприятие прошло на фоне неутихающего конфликта между орудующими на северо-западе Сирии террористическими бандами (в ходе прошлого патрулирования был поврежден один из российских БТР). На этот раз турецкие бронемашины следовали в начале и в конце колонны, а также между российской техникой.

«Сегодня мы выполняем задачу по проведению 18-го совместного патрулирования трассы М4. Обстановка на маршруте патрулирования остается сложной. Радикальные бандформирования пытаются сорвать наше совместное патрулирование, и помешать выполнению поставленных задач»,

– заявил начальник совместного координационного центра «зоны деэскалации» Виктор Шуляк.

Известно, что боевиков запрещённого в России альянса «Хейят Тахрир аш-Шам» открыто поддерживает Анкара, поставляя своим клиентам, в том числе, и тяжёлое вооружение, средства радиоэлектронной и противовоздушной борьбы.

Тем экстравагантнее  на этом фоне прозвучали заявления турецкого лидера в ходе встречи глав государств – гарантов «астанинского» переговорного формата по Сирии, прошедшей в тот же день, 1 июля, в формате видеоконференцсвязи.

«Я бы хотел, чтобы как можно скорее в Сирии установился мир, порядок и безопасность, и мы будем делать все от нас зависящее для того, чтобы Сирия сохранила свою территориальную целостность, для того, чтобы конфликт получил разрешение в долгосрочной перспективе»,

заявил Реджеп Эрдоган, добавив, что его страна с самого начала конфликта «была рядом с сирийцами», одновременно борясь в соседней стране с «сепаратистскими силами», под которыми, очевидно, имеются в виду курды. Однако деятельность турецких властей по долгосрочной де-факто аннексии северных сирийских земель, параллельно хищнической эксплуатации ресурсов соседней страны, провоцирующей масштабную экологическую катастрофу, лучше любых заявлений свидетельствуют о подлинных намерениях Анкары, которые едва ли можно прикрыть дежурными заявлениями и даже совместными декларациями.

В то же время, складывающаяся «в Сирии и вокруг неё» ситуация не даёт реальных альтернатив хотя бы ограниченному взаимодействию в рамках «астанинской» тройки посредников. Это важно не только на практическом уровне, но также и на символическом, учитывая беспрестанные заявления американских дипломатов (в частности, Джеймса Джеффри) о непризнании ими данного переговорного формата. В этой связи представляется немаловажным выраженное лидерами России, Ирана и Турции в принятом ими Совместном заявлении неприятие любых попыток

«создать новые реалии “на земле” под предлогом борьбы с терроризмом, включая незаконные инициативы по самоуправлению, и выразили решимость противостоять сепаратистским планам, направленным на подрыв суверенитета и территориальной целостности Сирии и угрожающим национальной безопасности соседних стран».

Обсудив ситуацию на северо-востоке Сирии, стороны

«подчеркнули, что достижение стабильности и безопасности в этом районе возможно только на основе уважения суверенитета и территориальной целостности страны и согласились с этой целью координировать свои усилия, выразили свое неприятие незаконного захвата и передачи нефтяных доходов, которые должны принадлежать САР».

Отвергая «все односторонние санкции, нарушающие международное право, международное гуманитарное право и Устав ООН, особенно в условиях пандемии коронавируса», авторы документа «отметили… насущную необходимость обеспечения быстрого, безопасного и беспрепятственного гуманитарного доступа по всей территории Сирии, для того чтобы облегчить страдания сирийского народа». Международному сообществу, в частности ООН и её гуманитарным структурам адресован очередной призыв «увеличить оказываемую ими помощь всем сирийцам без дискриминации, политизации и выдвижения предварительных условий». Перед началом переговоров Владимир Путин говорил о необходимости «сконцентрировать усилия и предпринимать меры, направленные на оказания помощи [Сирии]». Упомянул российский лидер также о «продолжении борьбы с международным терроризмом», включая меры по «нейтрализации еще действующих террористических группировок» («в идлибской зоне деэскалации и на северо-востоке страны в Заевфратье, где значительно активизировалась деятельность боевиков»), что также нашло отражение в совместном заявлении по итогам встречи.

Формулировки этого документа позволяют некоторым наблюдателям предполагать, что Россия готова предоставить Турции больше времени для выполнения ее обязательств по «умиротворению» угрожающих российским военным объектам джихадистов в Идлибе. Как упоминалось ранее, накачивая ресурсами наиболее мощный «повстанческий» конгломерат в лице «ХТШ», Анкара делает вид, что собирается таким образом укоротить более радикальные группировки. Однако в реальности она, несмотря на сопротивление местного населения, стремится захватить как можно больше территорий не только на северо-западе, но и на северо-востоке страны с целью их форсированной «османизации». В частности, 2 июля, по информации источника агентства Красная Весна, «группа из 268 бойцов турецкого спецназа заехала из Турции в Рас-эль-Айн в провинции Хасака и распределилась по поселку». Ранее в этот подконтрольный протурецким бандам приграничный городок прибыло несколько десятков семей боевиков, поселившихся в оставленных местными жителями домах.

Негативное влияние на ситуацию в Сирии оказывают и «нелегальные по сути дела и незаконные санкции» против Дамаска, введённые в обход Совета безопасности ООН. Упомянул В. Путин и о данных Всемирной продовольственной программы, согласно которым свыше 9 миллионов сирийцев, то есть половина населения страны, нуждаются в продовольственной помощи. Добавим к этому, что помощь, собираемая по линии Европейского Союза (около 7 млрд евро в ходе донорской конференции «Брюссель-4») не предназначена для репатриации на  родину беженцев или на восстановление районов страны, находящихся под контролем официального Дамаска. Направления расходования средств вполне понятны даже по официальным формулировкам«мобилизовать необходимую гуманитарную и финансовую поддержку Сирии и соседним странам, принимающим сирийских беженцев, а также продолжение и углубление диалога с гражданским обществом».

* * *

3 июля на пути следования колонны американских военных в поселении Сабха в провинции Дейр-эз-Зор сработало взрывное устройство, что является далеко не первым эпизодом подобного рода. Утром того же дня, по информации Telegram-канала «Вестник Дамаска», в восточной части провинции Дейр эз-Зор были развернуты силы «международной коалиции» параллельно очередному американскому патрулированию в этом регионе при поддержке с воздуха. Накануне сирийские военнослужащие преградили на участке Тель-Тамр – Абу-Расин путь военному конвою США, вынужденному развернуться.

Тем не менее, незаконное военное присутствие Пентагона на сирийской земле материализуется, в частности, в очередной авиабазе в восьми километрах от города Аль-Яроубия в провинции Хасеке. По имеющейся информации, установлены бетонные ограждения и казармы для войск. Предполагается, здесь будут размещены вертолёты, а также возможно строительство взлётно-посадочной полосы для военно-транспортных самолётов. Численность военного персонала на новой базе может составлять около 500 человек.

В ходе очередного заседания СБ ООН американский представитель при этой организации Келли Крафт (та самая, что вместе с Дж. Джеффри позировала с «белыми касками» в турецкой оккупационной зоне Идлиба) заявила о том, что «потрясена» решением России о прекращении участия в механизме «деконфликтинга» в рамках ООН в Сирии. Как она утверждает, такой «опасный» шаг Москвы подвергает риску миллионы жизней на северо-западе этой страны, создавая препятствия доставке туда «гуманитарной помощи» ООН. В реальности же, как мы упоминали ранее, многие из так называемых «гуманитарных объектов» (в частности, бесчисленные «больницы» и «госпитали») в реальности использовались в качестве штаб-квартир или укрытий террористов, о чём заявлял постоянный представитель РФ при ООН Василий Небензя. Исправно работавшая долгие годы «фабрика фейков» регулярно вбрасывала ложные поводы для обвинений в бомбежках российской и сирийской авиацией так называемых «гражданских объектов», и какая-либо причастность России к её функционированию, пусть и сугубо формальная, не могла продолжаться вечно.