Векторы модернизации Узбекистана: региональное и глобальное измерения

12 February
Шавкат Мирзиёев открывает Узбекистан миру
Шавкат Мирзиёев открывает Узбекистан миру

По итогам 2019 года журнал The Economist признал Узбекистан страной года. Издание отмечает, что благодаря реформам нового президента Шавката Мирзиёева Узбекистан совершил качественный скачок в развитии от старомодной постсоветской диктатуры с закрытым обществом к стремительно интегрирующейся в мировую экономику молодой нации. И хотя Узбекистану предстоит проделать еще большой путь, ни одна другая нация в 2019 году не продвинулась так далеко.

Идеология реформ

После смерти Ислама Каримова новому президенту Узбекистана Шавкату Мирзиёеву досталось тяжелое наследие «железного» правления предшественника. Под давлением внутренних и внешних угроз Каримов сформировал политический режим, базирующийся на жестком контроле и самоизоляции, который с определенного момента начал сдерживать развитие общественно-политических отношений и экономический рост. В этих условиях провозглашенная Мирзиёевым модернизация казалась красивой утопией, имеющей мало общего с реальностью. Тем не менее, за три года нового правления Узбекистан стал самым динамично развивающимся государством Центральной Азии.

Отличительной чертой модернизационного проекта Мирзиёева можно считать его умеренность. В Узбекистане по-прежнему сохраняется высокая опасность распространения исламского экстремизма, поэтому стимулирующие развитие экономики реформы сочетаются с программами поддержания социальной стабильности. По этой причине за три года правления Мирзиёева по уровню ВВПУзбекистан демонстрирует устойчивый рост в пределах 5 %, однако в абсолютном выражении показатели последних лет президентства Каримова пока не достигнуты ($50 млрд в 2018 г. против $81 млрд в 2015-2016 гг.).

Кроме того, Мирзиёев вынужден считаться с интересами старой «каримовской» элиты, которая внимательно следит за тем, чтобы реформы президента не нарушили внутренний статус-кво. Для этого, например, когда в 2017 г. Мирзиёев находился в Нью-Йорке, где с трибуны ООН явил новое лицо узбекского государства миру, внутри страны был организован арест недавно вернувшегося в Узбекистан писателя-диссидента Нурулло Отахонова.

Тем не менее, даже с учетом всех ограничений Мирзиёев проделал большую работу, как в политической, так и в экономической сфере. В принятой в 2017 г. Стратегии развития Узбекистана до 2021 г. было выделено пять основных направлений модернизации:

— совершенствование государственного и общественного строительства;

— обеспечение верховенства закона и реформирование судебно-правовой системы;

— развитие и либерализация экономики;

— развитие социальной сферы;

— обеспечение безопасности, межнационального согласия и религиозной толерантности, осуществление взвешенной, взаимовыгодной и конструктивной внешней политики.

Прогресс наблюдается по всем представленным направлениям.

Так, был снят запрет на свободную конвертацию валюты, снижены требования к экспортерам, облегчен визовый режим (разрешен въезд гражданам 65 стран), намечено создание нескольких свободных экономических зон, принята Концепция налоговой реформы на 2018-2020 гг., начат комплекс мероприятий по улучшению инвестиционного климата и бизнес-среды. В частности, большие усилия направлены на повышение эффективности работы судов и борьбу с коррупцией и непотизмом в прокуратуре и силовых структурах, считающихся глубинным государством Республики Узбекистан.

В рамках принятой стратегии был проведен комплекс мероприятий для либерализации общественных отношений и укрепления института прав человека. Наиболее показательным решением является отмена принудительного сбора хлопка (пока не полностью), долгое время служившая предметом широкой международной критики. В учебных заведениях возобновилось преподавание политических наук, объявленных псевдонауками при Каримове, проведена амнистия политических заключенных, из-под цензуры выведены многие информационные издания и новостные агентства (но далеко не все, как, например, RFE/RL), разрешены дискуссии по общественно важным и острым проблемам в публичном информационном поле.

Узбекское правительство начало напрямую работать с правозащитнымиорганизациями. В мае 2017 г. Узбекистан посетил Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль Хусейн, а также представители Amnesty International. При всех сохраняющихся проблемах правозащитники отметили ощутимый прогресс в сфере защиты прав человека и дали высокую оценку работы узбекского правительства при новом президенте.

Экономическая модернизация

Важная особенность реформаторского курса Мирзиёева заключается в том, что либерализация общественно-политической сферы имеет ощутимые пределы. Узбекистан становится более открытым для экономического взаимодействия не за счет размывания суверенитета, а благодаря повышению эффективности законодательства и системы государственного управления. В этом плане узбекское правительство активно эксплуатирует «китайскую» модель реформ, при которой целью преобразований является экономический рост, а не демократизация политического режима.

Главной целью экономических реформ провозглашается переход узбекской экономики на рыночные рельсы и её тесная интеграция в мировую экономическую систему с целью обеспечения роста национального благосостояния и уровня жизни граждан. Стратегия экономических преобразований изложена в Концепции комплексного социально-экономического развития Республики Узбекистан до 2030 года, разработанной Министерством экономики и промышленности Республики Узбекистан.

Концепцией предусмотрены три этапа экономической трансформации Узбекистана. На первом (2019-2021 гг.) предполагается провести базовые рыночные реформы (большая часть которых уже осуществлена), которые подготовят страну к ускоренному развитию. Основной акцент смещен на внутриэкономические процессы. Во внешнеэкономическом измерении главным вектором признается укрепление связей со странами ЕАЭС и другими участниками мировой экономики.

На втором этапе (2022-2025 гг.) планируется достигнуть качественных структурных изменений в экономике, за счёт развития производств, роста промышленности, повышения эффективности рыночных институтов и институтов социальной стабильности. Ожидается достижение высоких темпов экономического роста и присоединение к глобальным цепочкам создания добавленной стоимости. В сфере внешней экономики основной проблемой второго этапа станет изучение вопросов о присоединении к ЕАЭС и вступлении в ВТО.

В рамках третьего этапа (2026-2030 гг.) будет осуществлен переход от экспортно-сырьевого к инновационному типу развития экономики. Относительно стартового 2018 года объем реального ВВП должен быть увеличен в 2.1 раза. В пересчёте на душу населения рост ВВП составит более 200% ($4538 против имеющихся $1533), что позволит Узбекистану войти в группу стран с уровнем дохода выше среднего. В стране появится широкая прослойка среднего класса, имеющая доступ к качественным образовательным, медицинским и бытовым услугам.

Для проведения столь масштабных экономических преобразований по подсчетам экспертов узбекского министерства экономики и промышленности потребуется увеличение объемов капитальных вложений в 3.1 раза, а прямых иностранных инвестиций в 7 раз. Для этих целей еще в марте 2017 г. специальным указом президента был учрежден Государственный комитет Республики Узбекистан по инвестициям, целью которого является формирование и проведение единой государственной инвестиционной политики.

Иностранные инвесторы и международные экономические и финансовые институты встретили узбекскую «оттепель» крайне позитивно. Наибольший интерес к Узбекистану проявили Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), Азиатский банк развития (АБР) и Мировой банк. В ноябре 2017 г. в Ташкенте был открыт представительский офис ЕБРР, в связи с чем банк предоставил Узбекистану три займа на сумму $120 млн. АБР и Мировой банк также произвели оценку экономического потенциала страны с учетом проводящихся реформ и предоставили займы в размере $573 млн и $1 млрд соответственно. В июне 2019 г. Мировой банк одобрил ещё один кредит в размере $500 млн.

Большой потенциал в развитии отношений с Узбекистаном видит для себя Европейский союз. Институты ЕС активно содействуют приходу на европейский рынок узбекских экспортеров и скорейшему вступлению Узбекистана в ВТО. Фонд экономической помощи ЕС Узбекистану на 2014-2020 гг. определён в размере €168 млн, за счет чего осуществляется финансирование 25 совместных проектов в сфере промышленности, бизнеса, социального развития, образования, экологии и туризма.

Активную поддержку реформаторскому курсу Мирзиёева оказывают Соединенные Штаты. В мае 2018 г. состоялся первый с 2002 г. официальный визит узбекского президента в Вашингтон, где он провёл переговоры с американским коллегой Д. Трампом. США и Узбекистан заключили пакет соглашений, которые призваны укрепить контакты в сфере торговли, образования, энергетики, образования и науки. Важным полем взаимодействия сторонами был признан финансово-инвестиционный сектор.

В июле 2019 г. представители крупнейших узбекских компаний при поддержке Агентства по развитию рынка капитала Республики Узбекистан провели в Нью-Йорке закрытую презентацию инвестиционных проектов для представителей крупнейших американских финансовых компаний, в частности, Citibank, Franklin Templeton, Goldman Sachs. Однако, несмотря на большой интерес со стороны американской финансовой элиты, государственная система Узбекистана пока признается инвесторами недостаточно надежной для развития серьезных контактов.

Дипломатическая революция

Новый общественно-политический дискурс и экономическая модернизация оказали прямое влияние на внешнеполитический курс Узбекистана. При Исламе Каримове (особенно в последние годы) внешняя политика Узбекистана была достаточно пассивной. Узбекистан поддерживал ограниченные контакты с внешним миром (стратегия равноудалённости) и конфликтные отношения с соседними государствами Центральной Азии.

При Миризиёеве в сфере внешней политики произошла полномасштабная дипломатическая революция. За первый год работы нового президента состоялась 21 встреча на высшем уровне и 60 рабочих встреч с главами государств и руководителями международных организаций. В результате было подписано более 400 соглашений на общую сумму $60 млрд. С декабря 2016 по июль 2018 г. Узбекистан отправил за рубеж 130 экономических делегаций и принял 267 иностранных. Совместно с иностранными партнёрами было разработано 40 «дорожных карт».

Мирзиёев переформатировал отношения с крупнейшими мировыми державами. Возросшее в последние годы каримовского правления влияние Китая было ограничено контактами с Россией, Турцией и Соединенными Штатами. От политики равноудаленности Узбекистан перешел к политике динамического баланса. При этом основное внимание Узбекистан сконцентрировал на домашнем регионе Центральной Азии, где стал проводить политику по обновлению отношений с соседями и восстановлению доверительного диалога.

В первый же год президентства Мирзиёев посетил каждую центральноазиатскую столицу. Был возобновлен процесс демаркации государственной границы с Таджикистаном и Киргизией, в рамках которого было подписано несколько прорывных соглашений. Новая динамика была придана экономическим контактам, прежде всего с Казахстаном, который Миризиёев посетил шесть раз, и Туркменистаном, где узбекский лидер побывал четыре раза.

Самоизоляция Узбекистана не только препятствовала развитию отношений с центральноазиатскими странами, но и тормозила интеграционные процессы в регионе в целом. При Мирзиёеве Узбекистан начал активно продвигать идею создания единого экономического и транспортного пространства в Центральной Азии и продемонстрировал готовность не только подключиться к интеграционным процессам, но и возглавить их.

После тринадцатилетнего перерыва был возобновлен формат общих саммитов стран Центральной Азии. Первый состоялся в Казахстане в марте 2018 г., а второй в конце ноября 2019 г. в Узбекистане. В рамках этих мероприятий лидеры центральноазиатских государств обсуждали важнейшие для региона проблемы – режим водопользования, экологию, торговлю и строительство новой инфраструктуры, а также меры по стимулированию региональной интеграции. Многие эксперты заговорили в этой связи о скором формировании единой Центральной Азии под эгидой Узбекистана.

Если раньше Узбекистан с недоверием смотрел в сторону соседей, то после реформ сам стал восприниматься центральноазиатскими странами источником угроз. Их настораживает стремительное возвышение Узбекистана и его бурный экономический рост. С момента открытия страны узбекский экспорт в соседние страны увеличился в несколько раз. Например, рост узбекско-таджикской торговли за 2018 год составил 78%. Таджикистан был вынужден даже ввести ограничения на ряд узбекских товаров с целью поддержания собственной экономической стабильности. Помимо этого, страны Центральной Азии беспокоит тот факт, что Узбекистан утверждается не только в качестве политического и экономического лидера в регионе, но и военного.

Военные реформы

В 2015 г. аналитическим ресурсом Global Firepower Узбекистан был признан самой мощной военной державой Центральной Азии, сильно опережающей по потенциалу соседей. В мировом рейтинге страна заняла и продолжает удерживать 48 позицию. Президент Мирзиёев не стал сокращать военный сектор в угоду имиджевым или экономическим интересам, а напротив провозгласил курс на дальнейшее усиление узбекской армии.

В 2017 г. президентом была объявлена военная реформа, нацеленная на модернизацию армии в соответствии с техническими и тактическими требованиями времени. Была произведена полная ротация высшего и среднего военного командования, назначены новые командующие военными округами и начальник Генерального штаба. Введены современные технические стандарты для армии, реформирована система высшего военного образования, введена новая форма. Уровень военного бюджета доведен до 4% ВВП – $1.4 млрд. В январе 2018 г. была принята обновленная Оборонная доктрина Республики Узбекистан, которая заменила документ 1995 г.

В документе провозглашается оборонительный характер военной политики Узбекистана, прозрачность внешней политики страны, нацеленность на конструктивное взаимодействие с соседними государствами и эффективное партнерство с государствами мира. Узбекистан признает себя нейтральным по отношению к военно-политическим союзам и блокам и отказывается от предоставления своей территории для военных баз иностранных государств. Помимо этого, в доктрине представлены три основные области модернизации армии: реформа территориальной организации вооруженных сил, масштабная программа перевооружения и создание собственного ВПК.

Крупнейшим поставщиком стрелкового оружия и военной техники в Узбекистан остается Россия. После объявления военной реформы российско-узбекские связи были обновлены и расширены. В 2016 г. страны подписали Договор о развитии военно-технического сотрудничества, создающий юридическую базу для организации совместных производств. Россия предоставила узбекскому правительству закупочные кредиты для приобретения вооружений. Между странами заключены порядка 12 военных контрактов на поставки разных родов военной техники: бронеавтомобилей КамАз-53949 «Тайфун-К 4х4», вертолетов Ми35, истребителей Су-30СМ, радиолокационных комплексов 12А6 «Сопка-2», мастерской техобслуживания для ЗРК «Печора-2М».

В октябре 2017 г. после двенадцатилетнего перерыва прошли совместные учения вооруженных сил России и Узбекистана на узбекском полигоне «Фориш». Началось активное взаимодействие между штабами по вопросам региональной безопасности. Кроме того, Узбекистан стал единственной страной в СНГ вне зоны ОДКБ, которая получает вооружение по внутрироссийским ценам. В связи с этим в экспертной среде началось обсуждение перспектив и условий возвращения Узбекистана в ОДКБ.

Тем не менее, Узбекистан не ограничивается отношениями с Россией и развивает контакты в военной сфере с альтернативными партнерами. За последние три года правительство приобрело 14 боевых вертолетов у Франции, четыре легких транспортных самолета S-295W у Испании, крупную партию гранатометов у Болгарии и радиолокационное оборудование у Чехии. Важным военным партнером Узбекистана становятся США. Во время визита Мирзиёева в Вашингтон в мае 2018 г. был подписан пятилетний план военного сотрудничества, предусматривающий взаимодействие стран для поддержания региональной стабильности.

Действия узбекского правительства целиком соответствуют намеченному в Военной доктрине нейтральному курсу. Узбекистан стремится к сотрудничеству с разными центрами силы с целью усиления собственной боеготовности и увеличения регионального веса. Важнейшей инициативой Узбекистана в сфере безопасности при Мирзиёеве стала организация нового дипломатического процесса по урегулированию афганской проблемы. Афганистан представляет угрозу не только для Узбекистана, но и для региона Центральной Азии в целом, а потому, выступая с афганской мирной инициативой, Ташкент не только укрепляет собственную безопасность, но и берет на себя лидерские функции по обеспечению безопасности всей Центральной Азии, что делает его незаменимым партнером для крупнейших мировых игроков – России, США и Китая.

Пределы реформ и международные интеграционные процессы

Инициированная президентом Мирзиёевым модернизация в Узбекистане – это глубокий разносторонний процесс, нацеленный на коренное преобразование экономических основ государства, наполнение его новыми политическими смыслами, усиление военной мощи и качественное изменение роли в мировой политике.

За три года реформ Узбекистан набрал высокий темп развития, однако, как отмечаютмногие эксперты, политический организм государства, в котором все еще сильны архаичные элементы каримовского режима, не способен самостоятельно реализовать обилие внутриполитических и внешнеполитических программ. Эффект от первого этапа модернизации постепенно ослабевает, и для ее продолжения требуется перейти ко второму этапу, на котором необходимо проводить еще более радикальные преобразования – приватизацию, демонополизацию и внедрение рыночных механизмов.

На втором этапе реформ Узбекистан становится более зависимым от внешнего фактора. Задачи развития требуют обеспечения бесперебойного притока инвестиций и готовых административных решений. Некоторые международные акторы используют это обстоятельство в своих интересах. Например, крупнейший торговый партнер Узбекистана Китай ускоряет рост финансовой зависимости младшего партнера. В 2016-2019 гг. внешний долг Узбекистана Китаю увеличился в три раза. С другой стороны США усиливают политическое давление на Узбекистан, навязывая ему выбор между цивилизационными ориентирами.

К публикации в Вашингтоне готовится новая стратегия США в Центральной Азии. Поскольку основными целями американской политики в регионе провозглашается распространение экономического влияния и формирование эффективной системы безопасности, Узбекистану как экономическому и военному лидеру региона в готовящемся документе уделяется особое внимание. Одним из критических вопросов в этой связи признается создание противовесов политике региональных конкурентов, прежде всего России и Китая. Так, министр торговли США Уилбур Росс открыто заявил, что интеграция Узбекистана с Россией и странами ЕАЭС осложнит для него вступление в ВТО.

Между тем евразийский вектор признается естественным для Узбекистана в том числе и многими западными специалистами. Россия, Белоруссия, Казахстан и Киргизия служат основными экспортными рынками для узбекской промышленной продукции (около 70%). Более 20% трудоспособного населения Узбекистана работают в России и Казахстане. После визита в Узбекистан в октябре 2019 г. председателя Совета Федерации В. Матвиенко появились сообщения о том, что начата проработка вариантов присоединения Узбекистана к ЕАЭС. Недавние высказывания Мирзиёевавнесли некоторую ясность в этом вопросе. Пока Узбекистан нацелен на то, чтобы стать наблюдателем при организации.

Подход Узбекистана к международной интеграции целиком соответствует принятым стратегическим документам. Ташкент стремится к сохранению суверенитета и увеличению собственного международного веса, а потому в вопросе взаимодействия с внешними партнерами стремится поддерживать баланс. Любая попытка внешнего давления будет подталкивать Узбекистан в противоположном направлении.

Тем не менее, для достижения поставленных экономических целей Узбекистану необходимо углублять сотрудничество со странами евразийского пространства, но из-за обозначенных выше особенностей правительственного курса оно будет развиваться по особому сценарию, как, например, в случае с Ираном. По крайней мере, такая конфигурация отношений Узбекистана с ЕАЭС сохранится до достижения второго этапа Концепции комплексного социально-экономического развития РУ.

Иван СИДОРОВ, для Военно-политической аналитики
Фото: uznews.uz