Иностранные политики высказываются о Сталине

4,2k full reads
4,7k story viewUnique page visitors
4,2k read the story to the endThat's 90% of the total page views
2 minutes — average reading time

1. Генри Киссинджер, советник президентов США Р. Никсона и Д. Форда по национальной безопасности в 1973м – 1977м годах:

"В отличие от Гитлера он обладал невероятным терпением, как ни один из лидеров демократических стран. Сталин был готов в любую минуту заняться скрупулёзным изучением соотношения сил. <…> Он твёрдо и решительно отстаивал советские национальные интересы, не отягощая себя бременем лицемерной <…> морали или личными привязанностями, истинный монстр в вопросах проведения внешней политики Сталин, однако, был в высшей степени реалистом: терпеливым, проницательным и непреклонным – Ришелье своего времени."
Иностранные политики высказываются о Сталине

2. Збигнев Бжезинский, советник президента США по национальной безопасности в 1977м – 1981м годах:

"При Сталине Советский Союз действительно стал великой индустриальной державой. Действительно произошёл отток его населения из деревень. Была в полном объёме отстроена централизованная социалистическая система. И при этом у советской экономики был относительно высокий темп роста".

3. Шарль де Голль, президент Франции:

"Сталин имел колоссальный авторитет, и не только в России. Он умел "приручать" своих врагов, не паниковать при проигрыше и не наслаждаться победами. А побед у него больше, чем поражений.
Сталинская Россия — это не прежняя Россия, погибшая вместе с монархией. Но сталинское государство без достойных Сталину преемников обречено...
...Сталин разговаривал там (в Тегеране) как человек, имеющий право требовать отчёта. Не открывая двум другим участникам конференции русских планов, он добился того, что они изложили ему свои планы и внесли в них поправки согласно его требованиям. Рузвельт присоединился к нему, чтобы отвергнуть идею Черчилля о широком наступлении западных вооруженных сил через Италию, Югославию и Грецию на Вену, Прагу и Будапешт. С другой стороны, американцы в согласии с Советами отвергли, несмотря на настояния англичан, предложение рассмотреть на конференции политические вопросы, касавшиеся Центральной Европы, и в особенности вопрос о Польше, куда вот-вот должны были вступить русские армии.
Бенеш информировал меня о своих переговорах в Москве. Он обрисовал Сталина как человека, сдержанного в речах, но твердого в намерениях, имеющего в отношении каждой из европейских проблем свою собственную мысль, скрытую, но вполне определенную.
Уэндель Уилки дал понять, что Черчилль и Гарриман вернулись из своей поездки в Москву неудовлетворёнными. Они оказались перед загадочным Сталиным, его маска осталась для них непроницаемой"

5. Аверелл Гарриман, посол США в СССР:

"И. В. Сталин обладает глубокими знаниями, фантастической способностью вникать в детали, живостью ума и поразительно тонким пониманием человеческого характера. Я нашёл, что он лучше информирован, чем Рузвельт, более реалистичен, чем Черчилль, и, в определенном смысле, наиболее эффективный из военных лидеров.".