Верлен и московская девушка

До информационного агенства ТАСС я дошел пешком. Километра четыре, не больше. Уже на Большом Москворецком мосту стали попадаться группы иностранных болельщиков. Что-то орут, беседуют, громко говорят. Мужчины - мое главное открытие - с животами. То есть все эти рассказы про красивых и подтянутых импортных парней - ерудна и чушь. Всякие они. Либо они там стресс заедают, либо просто много едят.

Особенно много подставных нищих. Ребята, я знаю, что говорю. В центре у меня даже были бездомные приятели. Один в молодости читал Флобера и Гегеля. Мог выругаться и хвастануть. Спал он на трубах и на скамейках - это он признавал, но в его собственности были три квартиры. Соврал, как я потом понял. Второй был скромнее и гораздо опрятнее. Он тоже, как и я, носил очки и очень вкрадчиво предлагал выпить чай из моего рабочего чайника. Я охотно разливал чай и делился, чем был богат. Но он и сам порой приносил с собой печенье, чайные пакетики и прочую незамысловатую снедь. Как он это делал, где брал еду, до сих пор не знаю. Узнать в нем бездомного было невозможно. Штаны чистые, куртка обязательно спортивная и обязательно цветная. Он сидел в тюрьме по тяжелой статье. Но и после зоны умел заводить беседу и не растерял жизнелюбие. Согласитесь - это показатель? Серега, надеюсь, что у тебя все хорошо.

Но в дни Чемпионата мира по футболу кукловоды из театра нищих решили заработать. Стоит бабуля и плаксиво орет какую-то песню. В микрофон. Я ей не верю, хотя по-человечески, мне ее жаль, честно! Но это постановка. Нас дурят, как детей. И этот парад бедности шагает по всему центру.

Но ведь и эти люди как-то попадают в эту воронку. На Тверской я обратил внимание на девушку, которая лежала на скамейке из камня. Их вместе с клумбами, из которых растут деревца, поставили при Собянине, они новые. К ним и прилагаются эти скамейки. Девушка с русыми волосами в полуобморочном состоянии приходила в себя на одной из них. Вся она целиком вместе с волнующей грудью, милым лицом, длинными ножками попала в дурную компанию. Очевидно, что сейчас ей было плохо. Вся ее ладность, красота только подчеркивала невыразимость кошмара. Выпитый, выжатый и выброшенный на Тверскую человек, что-то такое я подумал про эту красавицу, когда проходил мимо. Но я о ней сожалел. Надеюсь, она выйдет из этой передряги и еще всем покажет: откроет бутик, или встретит на своем пути порядочного мужчину.

На пресс-конференции в ТАССе я переводил стихи Верлена на русский язык.

dans ce coeur qui s'écoeure

в этом сердце, которое шелушится - так показывает гугл. Он переводит без сантиментов, ведь компанию "Google" основали айтишники, а не поэты.

Мужчина с усиками в солидный микрофон рассказывает, что на новые модули выделено более миллиарда рублей. Журналисты слушают и всем, как мне кажется, поскорее хочется уйти.

sans amour et sans haine - без любви и без ненависти - так гугл понимает Верлена. В переводе Эренбурга стих на русском языке получился каким-то детским, что ли:

Сердце тихо плачет,

Словно дождик мелкий,

Что же это значит,

Если сердце плачет?

Падая на крыши,

Плачет мелкий дождик,

Плачет тише, тише,

Падая на крыши.

Верленовское «trahison» Эренбург деликатно опустил. Но он просто иначе расставил акцент. Зато он рассказал, как именно pleut sur la ville. Это ведь самое главное? Учу этот язык в день по чайной ложке, но не сдаюсь, мне нравится. Поль, а давай мы посвятим твой стих той девушке, которая приходила в себя у огромной клумбы? Мое сердце плачет, когда я вспоминаю про нее. Хороший ты поэт, Верлен!