"Русские уничтожили всю карательную Айнзац группу, но мы не испытываем сожалений". Вильгельм Браухич

Воспоминания Вильгельма Браухича унтер офицера 246 пехотной дивизии Вермахта ( 246. Infanterie-Division ) о отступлении группы Армий Центр в 1944 году и неприязни даже некоторых немцев к деятельности карательных частей СД и СС на территории Советского Союза:

"Нам уже вторую неделю приходилось менять позиции, не успевали мы подготовить одни, как приходилось откатываться на новый рубеж, настолько были сильны удары русских фронтов, которые обрушивали наши фланги.

фотоматериалы из открытых источников
фотоматериалы из открытых источников

Если наша дивизия недавно получила пополнение и показывала хоть какую то стойкость, у соседей дела шли гораздо хуже и мы не могли быть уверены за свои фланги.

Многие соединения давно не выводились из боёв и не получали свежих человеческих ресурсов и были дивизиями лишь на бумаге и штабных картах, а на деле лишь двумя полками неполного состава.

На нашем участке не было сплошного фронта и русские передовые части прорывались то тут, то там. Мы постоянно опасались удара по нашим маршевым отступающим колоннам и были вынуждены держать сильный арьергард в тылу,

фотоматериалы из открытых источников
фотоматериалы из открытых источников

Мы проходили через деревню, на окраине которой заметили два горящих грузовика "Опель-Блитц", на подходе мы стали разворачиваться в боевые порядки, опасаясь, что в деревне русские и нас ждет засада, но мы ошибались в селе были одни мертвецы.

Пока мы вели изнурительные бои, части СД занимались своей грязной работой, как они это называли "усмирением партизан", на деле же это было больше похоже на грабеж и расправы над гражданским населением.

После таких "акций" сопротивление становилось в этих районах только более ожесточенным и партизанская активность напротив росла.

фотоматериалы из открытых источников
фотоматериалы из открытых источников

Многие из нас не понимали смысл от действий Айнзац батальонов, которые тем более состояли преимущественно из полиции, набираемой из местных коллаборационистов и "Хиви" (добровольный помощник - нем.).

Деревня горела, повсюду валялись документы, горели штабные машины и на улицах и проселочных дорогах лежали тела членов Айнзац группы, возле большого здания, которое скорее всего было зданием для собраний или клубом, был перевернутый стол у которого стоял патефон, крутивший заевшую пластинку.

фотоматериалы из открытых источников
фотоматериалы из открытых источников

У стола лежал гауптман СС - Курт Фройз, мы забрали его документы, судя по всему он был старшим в этом подразделении.

Русские уничтожили всю карательную Айнзац группу, но мы не испытывали сожалений.

Было неясно, кто расправился с ними, кадровые части "Советов", которые где то прорвались через фронт или партизаны. Тел русских мы не нашли, видимо своих убитых и раненных русские унесли с собой.

фотоматериалы из открытых источников
фотоматериалы из открытых источников

Мы не стали даже хоронить павших, не хотели задерживаться в деревне, чтобы не не напороться на русских и не принимать ненужный нам бой.

Угрызений совести мы не испытывали, среди убитых почти не было немцев, в основном хорваты и русские завербованные СД, для нас они были не солдаты, а просто цепные псы.

фотоматериалы из открытых источников
фотоматериалы из открытых источников

Они не заслуживали похорон и последних почестей".

Из воспоминаний Вильгельма Браухича.

Подписывайтесь на канал и ставьте палец вверх.
Канал развивается и ему очень нужна ваша поддержка.