Иван и Цивилизованный мир

"А знаешь, Ваня, мы в Париже
нужны как в бане пассатижи"
(с) В.Высоцкий

Шаловливый солнечный луч, преломившись в цветных стеклышках витража и став волшебно-зеленым, окрасил лицо Ивана в мертвенные цвета. Нарисованный на стене напротив милый жирафик, казалось, подмигивал Ивану и озорно показывал язык.
- Может, пивка налить?- спросил Константин (представлять в роли Константина Ивана Охлобыстина) .
- Фигасе?- удивился Иван, -А что, тут можно?
- В рамках разумного – можно. Тут все для человека. Все-таки цивилизованный мир.
- Ну тогда налей. В рамках. Без рамок я уже попил вчера, - вздохнул Иван и стал озираться по сторонам.

Константин откуда-то из-под стола выхватил запотевшую бутылку темного, ловко свернул ей крышку и аккуратно налил пива в стоявший на столе напротив Ивана бокал. В свой бокал тоже плеснул на донышко – мол не хочу, на работе все ж, а за компанию пригублю.
Иван потянулся к бокалу, на боку которого разноцветная обезьянка тоже хитро подмигивала ему и показывала язык.
- Да что ж вы все дразнитесь, произнес он с досадой и повернул бокал другой стороной. –Тьфу ты, мля.

На другой стороне бокала была нарисована противоположная сторона обезьяны с задранным хвостом.
- Кость, дай другой бокал что ли, не могу из этой срамоты пить, - жалобно попросил он.
- А это, Вань, тебе не положено. Ты должен осознать и прочувствовать всю полноту и глубину свершенного тобой мерзкого поступка. Это продуманная профессиональными психологами часть твоего наказания. Терпи. И молчи побольше, а говори поменьше. А лучше вообще не говори до тех пор, пока не окажешься дома под боком своей суженной Клавдии!

У самого Константина на бокале при этом была нарисована грустная лосиная морда с большими рогами.

- А это, типа тебе сочувствует?- кивнул Иван головой.
- Ага. Схватываешь на лету местные порядки. Я ж вроде как и за тебя, но не по своей воле. По служебной обязанности тебя защищаю, поскольку каждому обвиняемому положен адвокат.

Иван замолчал и еще раз осмотрелся по сторонам. Народ прибывал. Группами и поодиночке. Большинство были к удивлению Ивана с детьми, а некоторые так и вовсе – с животными. Кошки, собаки, несколько кроликов и большой сонный удав. Однако на кроликов удав поглядывал хоть и вполглаза, но внимательно.
- Тьфу ты, рептилия,- в очередной раз удивился Иван, - не серьезное учреждение, а зоопарк какой-то.

Солнце по прежнему весело светило через цветные стеклышки окна и раскрашивало в разные цвета нарисованных обезьянок, весело кидающихся какашками в нарисованного же узника в нарисованной клетке.

- Кость, зачем все это? – спросил он адвоката и обвел рукой помещение справа налево, и подумав, слева направо.
-Ты, Иван, забыл, где находишся? Это же цивилизованная страна. Где все толерантны до невозможности. Судебный процесс не должен причинять напрасных страданий невинным участникам, кроме обвиняемого, конечно. Тебе же обстановка должна показать неотвратимость справедливого наказания за совершенные проступки. Детей приводят показать это в натуре, чтоб сызмальства понимали, что живут в цивилизованном мире, где на всякого нарушителя цивилизованных ценностей найдется свой хитрый обвинитель. В уголовный суд их , конечно, не таскают, поскольку не у всех взрослых-то психика выдерживает. Даже на стадии ожидания судьи и присяжных. А тут административка, детям не страшно. Иногда даже весело.


- А зверье –то зачем тащат?- не переставлял удивляться Иван.
- Вань. Вот ты мне скажи честно- ты нахрена сюда приехал-то? Если совсем не врубаешься в местную обстановку. Сидел бы у себя в Энске и горя бы не знал. Ликбез-то по цивилизованному миру при оформлении визы почему не слушал?
- Да кто ж знал, - вздохнул Иван, - я думал, как раньше будет. Я ж тут четыре года назад уже был. Чего за четыре года может поменяться-то. Ну разрешили местным эти, как их, анималистические браки. Мне-то какое дело до них. Я ж по работе сюда приехал, как и в прошлый раз. Меня местные должны были сразу из аэропорта забрать на конференцию. Потом обратно в аэропорт через два дня. А тут вишь…. А зверье- то зачем?
- Зверье местное должно видеть, что ты искренне раскаиваешься, сожалеешь, обязуешься впредь не допускать, принести свои извинения истцу. Зверье должно знать, что оно под защитой цивилизованного мира.
- Истцу?! Эту лошадь сюда тоже приведут?
- А как же! Видишь в углу около окошка охапка сена лежит. Для Истца это приготовили. А вон тот клоун, который рядом сидит за столиком- это значит обвинитель твой, будет говорить от имени истца. Ты же понимаешь, истец вряд ли может дать показания самостоятельно без помощи миелофона. А его пока не изобрели.


- Обвинитель?! Вот этот хмырь с накладными рогами на башке и паутине между ними? Юрист?! Афигеть!
- Ага. Это Кларк Спайдербулл. Рога у него, кстати, не накладные, а что ни на есть настоящие. Вживленные. А в паутине живет настоящий паук породы «Мертвая голова». Кстати, самка. Сам не проверял, но люди говорят.
- А нахрена ему паучиха? Сожрет что- ль в обед?
- Ваня! Ты свои предположения потише предполагай. А то еще одно дело заведут. Уголовное на этот раз. Жена это его. Кларисса.
- Мля… - Иван закрыл глаза ладонью, глубоко вздохнул и выпил полбокала пива. Обезьянка с поднятым хвостом на фоне всего происходящего уже не казалось такой уж срамотой, - Поррядочки тут у вас в цивилизованном мире.
- У них, Иван, у них. Я ж тут сам в командировке. Надо таких как ты отсюда вытаскивать, спасать. Третья моя двухмесячная командировка сюда. Еще одну отмучаюсь в следующем году и потом все. Только по родной стране. Наши психологи больше не разрешают. Некоторым моим коллегам и одной командировки хватает для невосполнимого подрыва душевного здоровья. Вот ты ликбез пропустил, гад ленивый, а такие как мы должны по возможности вас обратно на родину выдергивать из лап цивилизованного мира.
- Что значит - по возможности? Костя! Ты же вчера говорил, что дело обычное, потерпи, мол, денек, и послезавтра будешь лететь на крыльях счастья, а если повезет, то на стальных Аэрофлота, в столицу нашей Родины.
- Сказал, Ваня, сказал. Но иногда не получается. Тут все зависит от клиента. Попадется малоискушенный цивилизованным миром нетерпеливый землячок и все дело испортит. Ну и от судьи зависит. А судья то у нас сегодня не самый… приятный.

Зал уже был почти полон. Раздавались негромкие голоса, детский смех, чавканье, хрумканье и другие животные звуки.
«Встать! Суд идет!» -раздалось из динамиков под потолком и народ зашевелился. Все стали смотреть на дверь, откуда должен был придти суд. Всем было интересно, кто же сегодня будет главным действующим лицом процесса. Двери открылись и вошел судья.

Вошла.

Или вошло.


- Мля, это что?- тихо удивился Иван.
-Это, Ваня, самый плохой для нас вариант. Это Габриэло Мастрини. Для цивилизованного мира он самый лучший, а для нас с тобой – самый херовый, - также тихо ответил ему адвокат.
- Это - мужик? Или баба? – бледнея спросил ответчик, пытаясь уложить в своем нецивилизованном сознании грудь пятого размера судьи и кадык с бородой. Сознание сопротивлялось.
- Не мужик.
- Баба? А нахрена ей борода. А кадык откуда, если баба?
- Эх ты. Ликбез надо было проходить. Это средний пол. Или по-другому – двупол. Все у него есть, что надо. И что мужику надо, и что бабе надо. А этот Мастрини еще и женат сам на себе, ну т. е. замуж за себя вышла. Вот живешь ты в своем Энске и не знаешь о последних достижениях мировой науки в области трансформации человеческого тела. Теперь будешь знать. Жене и детям только не рассказывай. Никому дома не рассказывай. Зачем работу психиатрам добавлять. Они и с тобой-то еще намучаются.
-Тьфу ты, психиатр мне нужен уже. Прямо сейчас желательно. Плесни, Костя мне еще пивка в обезьянку, а то башка уже не переваривает ничего.
- Чуть позже плесну, и кой-чего покрепче. А сейчас нельзя церемонию нарушать. Судья клятву будет давать, гимн доиграет и она поклянется рассматривать дело согласно нормам цивилизованного мира. А насчет с ума сойти, ты не беспокойся. Чокайся на здоровье. Тут это благо и перспективы карьерного роста. Вон Мастрини, кем у нас был бы? Не знаешь, а был бы он обычным, ну может и не совсем обычным, тут уж докторам виднее, пациентом психушки. Раздвоение личности у него. Лечился бы ежеутренними клизмами вс волшебными витаминами, ежевечерними электротоками, и ходил бы по ночам - пугал медбратьев и мироздание своими беседами с самим собой. А тут он судья! Причем не просто судья, а самый авторитетный по местным меркам. Его когда назначали, так и сказали- «Один ум хорошо, а два- лучше! Он будет объективным непредвзятым судьей, ведь в нем уживаются два человека, к тому разных полов, это ли не идеальный судья?» Зарплату ему сразу дали по высшему тарифу, сиськи бесплатно пришили и хвост.
- Как - хвост?
- Обыкновенно, кому- то рога вживляют, кому клешни, а этому хвост. Кошачий. Как сердится начинает- сразу хвост поднимет и давай в разные стороны им мотать, только юбка топорщится. Она сразу ходить начинает- сидеть неудобно же. Так что ты посматривай ей на хвост - если начнет мотать, сразу молчи и извиняйся.
- Ну вот, - повеселел Иван, - такая подсказка, а ты говоришь самый плохой вариант для нас это Мастрини.
-Куда уж хуже, я ж местные газеты почитываю. Сейчас в депрессии они- оба полушария, в процессе развода, оттого и характер, и так скверный, а тут еще тело поделить не могут, воюют. Так что сочувствия от нее хрен дождешься.


Они замолчали. Гимн окончился, Судья стала давать клятву.
- Я, Габриэло Мастрини, - раздался грубый бас,- перед людьми, зверьми, и идеалом нашим единым Маугли, клянусь оставаться беспристрастной и объективной, вести процесс согласно морали цивилизованного мира, уважая права всех участников процесса, а также всех присутствующих в этом зале. Мы с тобой одной крови!
- …одной крови! – поддержал зал.
- Пригласите истца, - стукнув колотушкой приказал судья.

Открылась дверь в дальнем конце зала, и человек в униформе с надписью Zoopolizei пятясь к стойлу стал приманивать клочком сена зебру.

- Эта?- спросил Константин,
- Мож и эта? Все они на одну морду.

Ловко прибрав под зеброй кучку свежеприготовленного навоза зоополицай доложил: «Ваша честь, истец прибыл, состояние здоровья телесного –отличное, психического- не очень. Никак от оскорблений не отойдет, наверное».
...
Рассказ написан был в карандаше еще в декабре прошлого года. С бумаги переносить в цифру до конца стало лениво, потому тут рассказ и обрывается.
Ежели интересно знать окончание- пишите, может выложу :)))
P.S. прошу прощение за ошибки, исправлять лениво вдвойне.

upd. это пост с моего ЖЖ от июля 2015 года. Анрил и стёб вроде, но с каждым годом все более реальнее такие перспективы :(

Ежели найду продолжение у себя, опубликую. Только подписываться не забывайте :)