Дурочка

16 October 2018

Свой чудак в каждом городке имеется. Наш тоже не был обделен: Ванечка и Танечка по улицам ходили, одежонка потрепанная, обувь веревочками перевязанная, сумки через плечо.

С утра урны проверяют, бутылки, объедки в сумки складывают, потом спать под кустами где-нибудь заваливаются, к вечеру идут пиво клянчить у молодежи, денежки просить.

Старики их не обижали: кто одежду отдаст, кто еду купит. А вот дети...

-А чего они тут шляются, воняют, заразу растаскивают, убирайте их из города, пройти страшно, - истерично визжала на комиссии по делам несовершеннолетних мать одного из подростков, закидавших побирушек камнями. Танечке камень в лицо попал, повредил глаз. - Подумаешь, камешек кинули, они же дети еще, играли да играли. А эти.. Что они вообще в парке делали? Детей караулили?

Мальчишек на учет за хулиганство поставили, Танечка ослепла на один глаз, родители злились, что теперь у детей характеристики будут испорчены.

-Из-за этих уродов нормальные люди страдают!

Пока Танечка в больнице лежала, Ванечка возле крыльца хирургии ночевал.

-Надо же, верный какой, как собака, - утрами пробирались мимо санитарочки.

Через пару недель оба снова побирушничали, от детей прятались, бутылки собирали.

-Тихо, тихо, сейчас пройдет, - сидел на земле Ванечка, держа в руках голову подруги. Её тело выгибалось в конвульсиях, он какой-то грязной тряпкой вытирал слюни, пену с лица, старался смягчить удары. Люди брезгливо отворачивались, не замечали двух убогих.

-Смотри, мам, алкаши, а он за ней так ласково ухаживает, - остановился возле парочки подросток. - Стой, дай, я видюху сниму, это ж класс - они как люди прямо.

-Они и есть люди, пошли, пошли, не надо смотреть на такое.

А потом убогие пропали. Просто так. Осенью, в предзимок, раз - и не стало Ванечки с Танечкой на улицах.

-Наверное, увезли в дурку все-таки: у этой - эпилепсия, а мужика давно закрыть надо, - судачили жители.

Несколько месяцев про Танечку с Ванечкой не слышали. Прошла зима, весна, а в мае вытаяли на берегу километрах в десяти от городка два трупа. Мужской на женском лежал, словно согреть пытался. Слух пополз, что по первому снегу их один из папаш тех мальчишек в машину закинул и вывез за город, чтобы с глаз убрать. Как собачонок ненужных или кошку пакостную.

Слухи слухами, но нашлись и свидетели даже, а только что сделаешь - то: он не убивал их, просто выкинул вдали от жилья, на морозе.

-Подумаешь, двух дебилов не стало, что за беда? - папаша искренне не понимал, за что его судить хотят. - Они кто вообще? Без документов, без жилья - их и в природе - то не существует. Безродные.

Когда хоронили Танечку с Ванечкой за казенный счет, на могилки несколько старух пожаловали, чтоб оплакать.

-Ванька умный был, видный такой, помните, - разговорилась вдруг одна. - Он учился на отлично, куда-то в Москву хотел поступать. На экзамены пришел нарядный, с сумкой тяжелой. У него спрашивают: "Что у тебя" . А он достает из нее кирпичи: "Маркс, Энгельс, Ленин - самые главные в моей жизни произведения". Представляете, спятил. Настоящие кирпичи припер и на стол преподавателю выкладывает. Так и не пришел в себя, надорвал головенку, переволновался. С тех пор и бродяжничал. Родители лечить пытались, но неизлечимо мозги сломались.

-А Таня и родилась дурочкой, и умерла. Пока мать живая была, ее в строгости держали, воспитывали. А умерли родители - кому она нужна? Квартиру отняли за неуплату, присмотра не было, из интерната сбежала. Тут ее Ваня и подобрал.

Были и у нашего городка свои чудики. Кто-то боялся их, кто-то помогал, а кто-то на грех решился. Говорят, нельзя городку без чудиков, они беды на себя оттягивают, нас чище делают. Не знаю, так это или не так, но темно стало в городе, страшно. Потому что людская жизнь для кого-то ничего не стоящей оказалась, а наказать за грех - не смогли.