И кому теперь квартиру дарить?

Подруга школьная рассказала:

-С женой Коля всего семь лет и прожил. А я - следующие тридцать за ним как за каменной стеной была. После трагедии он, военный, остался вдовцом с тремя детьми на руках. А как мы друг друга любили, помнишь ведь: никто не сомневался, что сразу после выпускного поженимся. Дурачки были, разбежались из-за глупой ссоры в разные уголки страны. Он в инженерно-технический свой поступил, женился мне назло почти сразу, а я в пединститут подалась. Семь лет не виделись, а я все его забыть не могла. На встрече выпускников в родной школе увиделись, тогда и узнала о его судьбе. Всю ночь мы с ним прогуляли, а уж потом он признался, что должен уже через час на вокзале быть, к новому месту службы отправляться.

-Дети пока с моей мамой поживут, через месяц, как устроюсь, заберу - старенькая она уже, трудно с двумя мальчишками, да и Олеся в свои 2 годика - не подарок. Поехали со мной, - вроде как в шутку предложил.

А я вроде как в шутку - согласилась. Поженились в части. Мотались по всей стране лет 15 еще, потом вот осели, здесь дослуживать остался. Прожила я со своим Колей 30 лет. Вместе его детей поднимали, вместе в вагончике "буржуйку" топили, ребят читать - писать учили. Своих я так и не родила - и так трое, куда еще?! Ребята хорошие, послушные и умненькие выросли, ласковые, меня иначе как мамой и не называли. Мальчишки служили, оба военно- командное училище закончили, а Олеся за военного замуж вышла, тоже уехала от нас. Три года назад Колю моего парализовало. так что одна я с мужем вековала, одна и выхаживала. Вставать он начал, ходить, кушал сам. А в ту ночь просто лег спать - и не проснулся, сердце остановилось. Приехали мои соколики на похороны, Олеся тоже примчалась. И вот тут началось такое...

Отца закопать еще не успели, как объявили мне дети мои:

-Освобождайте, тетенька, квартиру. Она недешевая, ремонт в ней современный сделан, метраж хороший, в центре, все такое - мы ее на продажу выставляем. А вы нам - никто, приживалка отцова, вот и идите себе с Богом!

И родня вся его тут же, говорят, на любом суде деток поддержат, подтвердят, что мошенница, мечтающая детей наследства лишить.
Говорят, никогда ни меня, ни его простить не могли, что он первую жену так быстро забыл. Что только я о себе не услышала: и что детей голодом морила, и что только на меня да на мои цацки отец тратился, а ребят в черном теле держал, и умер-то потому, что я его заморила. "Горе разум помутило", - думала я, пока Олесенька не покидала в чемодан мою одежду да не выкинула его на улицу. Вот тут-то и пришлось вспомнить, что я - жена кадрового военного!

-Никого здесь после похорон видеть не хочу! Пока здесь только я - хозяйка, и даже рты чтоб не смели разевать!

Притихли. Совещаются теперь, адвокатов ищут, чтоб меня выселить да завещание оспорить. Не знаю, кто детей моих подзуживал, кому нас рассорить надо было. Каждому отец помог жилье получить, никто не бедствовал настолько, чтоб у гроба наследство делить. Да и не было наследства: квартира на нас двоих была оформлена, доли свои мы с мужем друг другу завещали. Не знали ребятишки об этом, а Коля будто чуял что-то подобное, чуть не силой меня к нотариусу тащил, чтоб грамотно все сделано было.

Вся ирония в том, что подруге моей врачи максимум год дали, запустила она, пока своего Коленьку выхаживала, свою женскую "болячку", значения симптомам не придала.

-Эта болезнь моя - словно знак: ждет меня Коля мой, трудно ему без меня. Хотела успеть все документы оформить, деньги поровну на троих детей поделить, покупателя нашла, который готов подождать ("Еще и смеется", -подумала я , слушая ее план), чтоб им не пришлось всей этой волокитой заниматься. А теперь и не знаю, как быть! После всего, что услышала, хоть на благотворительность отдавай!