Потеря

Сегодня 5 марта 2009 года.

Привет! Меня зовут Сьюзен Эш. Мне 19 лет, и моя жизнь разрушена. Я стою на крыше Сен-Тор центра. Примерная высота здания, на минуточку, 56 метров. Всего один шаг отделяет меня от свободы. И знаете, я его сделаю, но сначала расскажу, что заставило меня принять такое решение. Вам же интересна моя история?

Детство

Я родилась в городе Гилберт на юге Калифорнии 7 сентября 1990 года. В день моего рождения погода стояла теплая. Мама говорила, что я появилась на свет в сказочный солнечный день…Пошла я, как и все дети, в год. Первый мой шаг был запечатлен на отцовскую камеру. Я очень часто пересматривала видео моих первых, еще не окрепших, шагов. Сколько же на нем было эмоций, мама плакала, отец радовался и очень часто меня обнимал. К слову наша семья была очень дружной, мы много времени проводили вместе.

В 3 года я пошла в садик на Сент-Джонс авеню. Отец сказал мне позже, что не хотел нанимать няню только из-за того, что: «Садик-это первое жизненное испытание, которые приходится проходить в одиночку, без родителей». Как сейчас помню, детский сад был огромным. Представьте трехэтажное здание фиолетового цвета с прозрачной крышей. Первый день, я запомнила на всю жизнь. Я захожу в садик, как будто в огромное морское чудовище и вижу толпу детей моего возраста. Потолок первого этажа был расписан в техасском стиле, перекати поле, пустыни, все в этом духе. Эх, было круто. Садик пролетел в миг. Буквально 5 минут и я в школе.

Школа Люси и Перта – образовательное учреждение похожее больше на тюрьму строгого режима. Чтобы вы понимали, при входе в школу, мы сдавали всю электронику. Абсолютно вся техника, изъятая у ученика, попадала к директору Трумэну. Это не директор, а, буквальном смысле, дьявол во плоти. Этот человек держал всю школу в ежовых рукавицах. Трумэн не очень любил нас, детей, часто кричал, пытался выяснить отношения. Администрация школы просила директора вести себя с детьми подобающе. Что же еще ужасного было в нашем директоре? Он любил разбивать телефоны учеников. У него даже специальный молоток был для этого, Трумэн назвал его, Миссис Шоу, в честь своей жирной жены.

Училась в той школе я всего три месяца. Я упросила родителей перевести меня в Шу-Карель - школу углубленного изучения европейских языков, таких как: русский, польский, болгарский, румынский. Я любила учиться, постигать новые знания. Погружение в языковую среду чужого народа было похоже на путешествие в сказочный мир. На «классах» я старалась записывать все, что говорил учитель. Через три года, когда мне было уже 11 лет, я говорила свободно на 6 языках.

Еще 4 года обучения в средней школе прошли для меня максимально комфортно. Я познакомилась со многими интересными людьми. Однако, счастье длилось не долго, настал 2005 год. Мне было 15. Наша школа сгорела. В этот день, 20 июня я была дома и читала что-то из того, что написал Толстой, по-моему, это была «Война и Мир». О случившемся я узнала случайно. Переключая музыкальные каналы, я наткнулась на The Time News- репортаж этого телеканала заставил меня заплакать.

РЕПОРТАЖ

«Сегодня 20 июня 2005 года в школе Шу-Карель произошло возгорание в кабинете химии. На данный момент пламя охватило всю школу. На Место ЧП прибыло 6 пожарных расчетов, 8 карет скорой помощи. По предварительным данным, в школе могут находится 214 учеников и 32 учителя»

На следующий день, я узнала, что весь наш класс заживо сгорел в кабинете биологии на четвертом этаже, прямо над кабинетом химии… Все мои друзья погибли. В тот день, пожар унес жизни 194 учеников и 13 учителей. Я несколько месяцев не могла вернуться к привычной жизни. В один миг, все превратилось в пепел… Из-за произошедшего, моя нервная система пошатнулась, я не могла находится в помещении с закрытыми дверьми. У меня очень часто случались панические атаки. Жуткая гнетущая депрессия не отпускала меня на протяжении семи недель.

Мне нужно было отучится еще 4 года до поступления в колледж. Спустя еще три недели мама отнесла мои документы в школу Альбы на северной авеню. Меня, конечно же, незамедлительно взяли в школу. Девочка отличница, да еще и знает 6 европейских языков. Однако, в тот момент во мне что-то сломалось. В школу я ходила исправно, отвечала на «классах», была все той же отличницей, но, как такового, желания учиться у меня не было. Я боялась повторения прошлого, я не хотела терять близких людей. Меня очень часто называли «поджарка» из-за моего прошлого…Злые дети. С одноклассниками я почти не общалась. Свою школьную жизнь я скрывала от родителей. Не хотела навязываться.

«САМЫЙ ХУДШИЙ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ»

7 сентября 2008 года мне исполнилось 18 лет. Я никого не позвала к себе. Просто хотела провести этот день с родными. Мама испекла огромный торт, папа украшал дом. Ровно в пять часов вечера вся семья собралась за столом. Папа подарил мне огромного плюшевого медведя, мама- кулон. Кулон голубого цвета в форме сердца. Отпраздновав мой день рождения, мы стали расходиться по комнатам, ну как мы, я. Я хотела найти место для мишки. Найдя место в своей комнате, я решила зайти за феном в комнату к родителям. Просто мой на днях сломался.

На столе возле ванной, я увидела медицинскую карточку на имя Кэтрин Эш. Имя Мамы было обведено красным цветом. Я открыла карточку на 6 странице. От увиденного у меня началась истерика. В карте было написано следующее: «Кэтрин Эш, диагноз – острый лейкоз 3 стадии, операция по пересадке костного мозга невозможна»

На звуки моего крика прибежали родители. Мама сражу же поняла, что произошло. Отец пытался меня обнять. Это не помогло, я неистового кричала и плакала.Я знала, что маме осталось всего несколько месяцев. Я не могу допустить, чтобы она умерла.

«Важный день»

3 декабря 2008 года- последний день маминой химеотерапии. Как ни странно, мама чувствовала себя сносно. Её рак вошел в ремиссию. Я верила, что она еще долго проживет. Врачи отвели маме три месяца.

«Последний новый год»

31 декабря 2008 года. Новый год мы встречали дома. Гостей не звали, подарки не дарили. Мы просто решили отметить этот праздник в тихой домашней атмосфере.

5 января мама попала в больницу, отец, не выдержав переживаний умер от сердечного приступа в её палате 12 января.

Я не могла поверить, что еще один из близких людей умер.

После смерти отца мама впала в кому. Бессонные ночи я проводила у её кровати.

«Конец»

4 марта 2009 года мама умерла. Вы никогда не сможете понять моей боли. За несколько лет я потеряла всех, кто был мне дорог.

Теперь вы знаете мою историю, я больше не могу так жить, я сдаюсь.

Прощайте…

PS.
«Самоубийство не выход, помните это!»

© Жираф Сэм