«Джебхат ан-Нусра» ведет отстрел коллег по оружию

Как банально не звучала бы следующая фраза, но, тем не менее: в Идлибе снова беспокойно». И причиной тому не многочисленные нарушения перемирия со стороны боевиков и обстрелы позиций правительственных войск, а куда более тонкое и деликатное дело…

Оно заключается в следующем: с сентября 2018 года в пресловутой Идлибской зоне деэскалации уничтожено 14 полевых командиров и других лидеров террористических группировок. Статистика для двух месяцев боевых действий внушительна. Даже в период 2015-2016 годов, когда половины страны была захвачена экстремистами, а бои шли практически в городских кварталах Дамаска, таких многочисленных потерь среди руководящего состава боевиков не было. Давайте разберемся по порядку.

Первое покушение или диверсия – как угодно произошло 22 сентября на полевого командира «Лива ас-Садык» Юсефа Хурана, который был застрелен по дороге на позиции, занимаемыми его подразделениями в Идлибской зоне. Затем, началась целая череда громких убийств, последовавшая вплоть до начала октября. Под прицелом неизвестных оказались: полевой командир НВФ «Ахрар аш-Шам» Абу Маавия Туркмани, полевой командир НВФ «Фейлак аш-Шам» Абу аль-Аббас, полевой командир НВФ «Хурас ад-Дин» Ас-Саях и другие.

Если отследить динамику происшествий, то вырисовывается интересная картина: все убийства происходили вдоль линии соприкосновения группировки, которой руководила жертва, с бандгруппой «Джебхат ан-Нусра». Притом расправы организовывались в темное время суток и всевозможными способами: от засад на дороге, до подрывов самодельных взрывных устройств. К тому же пять из них были из состава протурецких бандгрупп.

Такой расклад не может не настораживать сторонников Анкары, борющихся за влияние Турции в регионе. Во-первых, «Джебхат ан-Нусра» сама находится под турецким протекторатом и, естественно, должна работать в максимально полной координации с другими группировками, или как минимум не конфликтовать с ними. Во-вторых, для чего боевикам, воюющим за одни интересы, конфликтовать друг с другом? Тем более в период подписания Меморандума о демилитаризованной зоне и развода тяжелого вооружения, данные события выглядят, по меньшей мере, подозрительно.

Даже если в этой череде явно спланированных диверсий и есть турецкий след, то для чего все это? Сорвать условия выполнения Меморандума? Вряд ли. Скорее в этом есть некий конкурентный стимул у руководства самой Нусры, дабы иметь свои дивиденды от Анкары. А последняя, по-видимому, дала на все это свое молчаливое согласие.