Мой СССР

Сезон 1, часть четвёртая.

- Рота, подъё-о-м!

Первое время после армии месяца три стабильно просыпался без десяти минут шесть. Утра, разумеется. Это было "на автомате", на уровне приобретённого рефлекса, как у собаки Павлова, когда ей перед едой зажигали лампочку, и уже только от одного этого у неё через неделю начинала выделяться слюна. Видимо собаки в этом плане оказались умнее. Мне понадобился месяц на то, чтобы начать просыпаться самому, без дикого ора старослужащих и гарантированных пинков, если долго одевался и встал в строй в центральном проходе казармы позже их. Вообще это большое мастерство - одеться, намотать портянки, залезть в сапоги и сделать всё это грамотно, чётко и красиво, но оно приходит обязательно. Самая большая засада - портянки, наверно надо учить парней наматывать их ещё в садике... Эти пять минут до подъёма спасали: можно было незаметно взять с табуретки штаны, тихонько надеть и снова залезть под одеяло, чтобы сэкономить время на эти злосчастные портянки и не мучаться потом во время утренней пробежки и зарядки, потому что перематывать и переобуваться потом это значит быть совсем бесстрашным. А страх этот всё равно сидел где-то подленько внутри, и ничего с этим сделать было невозможно, инстинкт самосохранения природа придумала неслучайно. Но победить его надо было обязательно, иначе два года армии превратились бы в бесконечный ад, сбежать из которого невозможно. Или уж совсем плохой вариант... Победить получалось не у всех. Наверно опять помог спорт. И любовь. Та, которая осталась на "гражданке"...