"Не способен заставить меня страдать так, чтобы чувствовать, что любовь настоящая"

Не способен заставить меня страдать так, как мне нужно страдать, чтобы чувствовать, что любовь настоящая.

Казалось бы, вышесказанное утверждение абсурдно! Как можно коррелировать любовь, как возвышенное чувство счастья и привязанности, и страдание? Но стоит чуть задуматься и все становится на свои места.

Как писал Э. Берн - каждым человеком управляет коалиция из трех психологических составляющих: ребенка, родителя и взрослого. Они отвечают за наши увлечения, сексуальные пристрастия, мысли, поступки и взаимосвязь с обществом в целом. И даже в таком деле, как выбор партнера, запускаются свои алгоритмы, которыми, как бы это странно не звучало, управляет наш несмышлёный ребенок. Давайте поговорим о том, как же действует этот алгоритм и за какие ниточки дергает наш внутренний ребенок, вызывая симпатию к тому или иному человеку.

В теории мы вольны выбирать кого мы все таки полюбим. Если нас не устраивают определенные трудности, то мы всегда можем выбрать другого. К выбору партнера нас не принуждают социальные условия, сводничество или династические требования. Вот только наш выбор ограничен на много больше, чем нам может казаться на первый взгляд. Настоящее ограничение в том, кого мы можем любить и кому симпатизировать происходит от туда, куда мы меньше всего попробуем заглянуть - из детства. Наша психологическая история заставляет влюбляться только в определенный типы людей. Мы любим так, как привыкли в детстве. Мы ищем людей, которые воспроизводят похожее чувство любви, которую мы узнали когда были детьми. Проблема в том, что любовь, которую мы впитывали в детстве, вряд ли состояла только из чистой заботы и нежности. Обычно любовь приходит с некоторыми болезненными ощущениями: чувством того, что ты недостаточно хорош, любовь к слабому или подавленному родителю, ощущение того, что ты никогда не сможешь всецело довериться родному человеку. Все это понуждает искать во взрослой жизни таких партнеров, которые не обязательно будут добры, но которые будут похожи, и это важно, на людей из нашего детства, что может быть не обязательно связано с добротой. Мы можем просто игнорировать возможных партнеров из-за того, что они просто не соответствуют желаемым сложностям, которые мы ассоциируем с любовью. Мы, называя кого-то не сексуальным или скучной, на самом деле имеем ввиду: "не способен заставить меня страдать так, как мне нужно страдать, чтобы чувствовать, что любовь настоящая".

Типично советовать людям, которые увлечены сложным кандидатом, просто бросить его и найти кого-то другого. Это привлекательно в теории, но невозможно на практике, ведь мы не может по желанию сиюминутно перенаправить свою симпатию. Гораздо мудрее будет чуть изменить нашу реакцию и поведение с теми, с кем у нас трудности на данный момент. Часто наши проблемы появляются потому, что мы продолжаем реагировать на сложных людей так, как научились в детстве. Быть может, у нас был гневный родитель, который часто повышал голос. Мы любили его и реагировали чувством того, что если на нас злятся, то мы виноваты. Мы робели и покорялись. Сейчас, если партнер крайне для нас привлекательный, начинает злится, мы реагируем как забитый, испуганный ребенок: мы дуемся, чувствуем себя виновными, принимаем критику, обижаемся. Возможно, нас привлекает кто-то вспыльчивый, кто заставляет нас эмоционально взрываться в ответ. Или если у нас был слабый, ранимый родитель, которому было легко навредить, то мы обычно находим партнера, который так же немного слаб и требует заботы. Но когда нам надоедает слабость, мы ходим вокруг партнера на цыпочках, пытаясь ободрить и утешить, как это делали в детстве, но так же осуждаем человека за то, что он на столько слаб.

Мы, скорее всего, не можем изменить наши шаблоны выбора партнера, но вместо попыток перестроить инстинкты, мы можем научиться реагировать на желанных партнеров не так, как в детстве, а в зрелой, конструктивной манере взрослого человека. Это замечательная возможность перейти с детской, на более взрослую модель поведения в отношении сложностей, которые нас привлекают.

Приведем небольшой пример:

Повышение на нас голоса пробуждает нашего ребенка и его укрепившееся мнение "я виноват", в то время как наш взрослый подумает: "Это его проблема, мне не нужно чувствовать себя плохо"

"Я глупый" - "У всех разное мышление, у меня все в норме"

и т.д.

Мы почти всегда с кем-то, чей набор недостатков запускает наши желания и перенесенные из детства защитные реакции. И решением должно быть не порвать с отношениями, а попытаться справиться с трудностями поведения партнера, которые мы не могли преодолеть в родителе или опекуне.