2000 на педалях. Зной (14).

19 October 2018

С утра было уже жарко и с каждым часом воздух накалялся все сильнее.
Вчера я очень жалел, что не доехал и не заночевал у озера лотосов. Поэтому сегодня с утра я побыстрее собрался и двинулся в путь.
Как оказалось зря я жалел об упущенной ночевке.

У озера воздвигнута церквушка. У церквушки стоит интересно оформленная колонка. Неработающая и с отломанной ручкой.

Чуть дальше южного вида ива с пышной кроной длинных гибких ветвей. На иве знак "купание запрещено". И всё. Кругом тростник в рост человека растёт так, что к озеру не подойти.

Кроме как по металлическому мосточку и смотровой площадке. Ближайшие деревья стоят очень далеко. Доберись я вчера до этого озера и моя ночевка могла бы стать мучением в комарином рае.

В общем маленький клочок воды заросший густой растительностью. Но лотосы, конечно, прекрасны! Огромные белые цветы с нежно розовым оттенком по краям лепестков приподнимаются из воды на крепких стеблях посреди сплошного ковра широких листов.

Это место облюбовали себе птицы. Их тут множество видов: утки, речные чайки, белоснежные цапли и ещё разные, неизвестные мне. Пока я любовался красотой лотосов мимо меня, в метре, деловито проплыл зверёк, держа в зубах стебель растения. По моему это была выдра. На одной из фото её можно разглядеть.

Место, конечно, любопытное. По своему необычное и красивое. Если бы не люди. Кругом, естественно, нагажено. Та территория, куда мог добраться человек, замусорена, в воде плавают пластиковые стаканчики и остатки "обжорства на красоте". На листах лотосов ржавыми пятнами темнеют последствия глупых ритуалов - монетки на счастье.

Выпив стаканчик чая с видом на лотосы я поехал дальше.

На трассе Краснодарского края изобилие машин с номерами со всей России. И все несутся в сторону моря так, будто от этого зависит вся их жизнь. При этом совершенно наплевав на жизни всего окружающего мира. Сколько я повидал раздавленных животных... Лисы, кошки, ёжики, собаки, хорьки, змеи. Птиц вообще тьма. Такое ощущение, что все дороги замешаны на крови живых существ. Этакий жертвенник человечеству, жрецами которого на дорогах являются водители, равнодушно вершащие свои убийства с безучастными лицами, выглядывающими из окон машин, проносящихся по телам жителей Земли.

Что бы не двигаться среди хаоса и убийственного потока основной трассы я свернул на второстепенные дороги. Тут ненамного лучше с трафиком, но все же сильно не погоняешь. Дорога вела вперед по Кубанским степям, которые человек изрыл каналами и превратил в поля.

Тонкими ниточками, спрятанными в густом тростнике или посевах.

Или широкими водными дорогами прямой линией уходящими к горизонту.

Все это соединено в инженерную систему распределения живительной влаги по всей степи. И создано это было на моей Родине. В той стране и теми людьми, о которых сейчас говорить хорошо не принято - советскими гражданами. Думаю раньше вся система поддерживалась не только в исправном состоянии, но и в приличном виде. Сегодня же все постройки полуразрушены, системы водных шлюзов, ограждений и мостов проржавели и покосились. Но ещё держатся!

В степи спрятаться негде. Кругом царствует зной. Горячее марево миражом водного потока поднимается от дороги. На жарком ветру шумит и потрескивает тростник. И только каналы дают жизнь окружающему миру. Вокруг них эта жизнь и идёт своим чередом: зеленеет растительность, суетятся птицы, пробегают по своим делам звери.
Мой шлем накалился до предела. Если слезть с велосипеда на минутку, то седло становится огненно горячим и его приходится остужать.

Еду дальше по пыльной проселочной дороге и вдруг посреди степи вижу большое сооружение. Бетон и камень выщерблен, краска давно облезла, большинство окон отсутствует. Любопытно, что это такое. Подъезжаю ближе и вижу старый гидроузел. На нем ещё можно рассмотреть лозунги и большие символы великой эпохи, оставшейся в прошлом.

Река, перекрытая мощным строением, ревет, пениться и бьется в сливах и шлюзах каменного богатыря, одиноко возвышающегося посреди степи. И ничего с ним сделать не может, не смотря на то, что стены и опоры давно уже не видели рук мастера. Громогласно повозмущавшись, река несёт свои воды дальше, оставив на память от встречи со старым шлюзом широкую пену на своих волнах. Да и та за следующим поворотом постепенно тает как воспоминания...

Дорога уверенно покидает оросительную систему и ведёт меня в глубь плантаций фруктов и золотых, аккуратно скошенных полей с зерновыми. Воздух становится заметнее суше. Постоянно хочется пить. Делаю по маленькому глотку из фляги каждые пять минут, но вода уже не воспринимается живительной влагой. Тем более во флягах она почти кипяток.

Пробираюсь вглубь Кубанской степи. Дорога стала вообще безлюдной. Изредко мимо проносятся грузовики с зерном. В полях работают комбайны. Через какое то время и без того ущербный асфальт превращается в каменную крошку и переходит в грунтовую полевую дорогу. На которой я успешно прокалываю заднее колесо.

У меня осталась одна целая камера. Я нахожу и вытаскиваю из покрышки стальную занозу, заменяю камеру и думаю, что делать дальше? Кругом степь, зной и ни капли воды. Если будет ещё один прокол, то быстро отсюда я точно не выберусь. А тем временем день клонится к вечеру. Солнце неумолимо сходит к горизонту, оставляя после себя жар и раскаленную землю. Нужно что-то предпринять, что бы выбраться из колючего бездорожья на асфальт. И лучше сделать это не получив проколов.

Оглядевшись я увидел, что рядом идёт загрузка зерна из бункеров комбайнов в Камазы с прицепами. Кругом носится пыль и остатки шелухи.

Подхожу к водителям Камазов и прошу помочь добраться до трассы, объяснив ситуацию. Один из водителей сразу говорит, что сейчас его очередь загрузки зерном и что через пол часа он без проблем доставит меня до дороги.

Пока ждали, на меня посыпались вопросы: кто, куда, откуда, зачем. Потом Вадим (водитель, согласившийся помочь мне) принялся выдумывать, как можно приторочить к Камазу мой велосипед так, что бы все остальные камазисты ахнули. Все водители со смехом начали предлагать свои варианты. Сзади на прицепе, причём прицепить стальным тросом. Примотать проволокой спереди на капот, как свадебную куклу. Можно даже вместе со мной. Вадим сказал, что это все мелочи и он хочет разместить мой вел на крыше грузовика. Ведь гоняют же легковушки с велосипедами на крыше. А тут пятидесятитонная махина, зерновоз с прицепом, с шоссейником на крыше, несущаяся с грохотом и ревом по шоссе! Во, блин, кураж!!!
Меня, естественно, о способах размещения велосипеда не спрашивали.
Все обошлось проще, к моему облегчению. Велосипед разместили на зерне под тентом и мы поехали к ближайшему шоссе.
Вадим много знал о Кубанском крае и всю дорогу рассказывал о казаках: как они жили, как строили свои дома, как случались стычки с горцами.

Когда подъезжали к месту моей высадки, разговор зашёл о ВОВ. Ожесточенные бои на Кубани шли везде. И недалеко отсюда был мемориал - Сопка героев. Вадим посоветовал заглянуть туда.
Вскоре я уже стоял на асфальтовой дороге со своим велосипедом и прощался с Вадимом. Спасибо тебе ещё раз, добрый человек!

В конце посёлка я увидел знак, говорящий, что Сопка где-то рядом.

Свернул с основной дороги, проехал пару километров и увидел ещё один знак. От него вверх по холму, по аллее с ровненькими деревьями, вела идеально гладкая асфальтовая дорожка.

Сопка героев - потрясающее место.
В вечерней тишине дорога ведёт на самый верх, к подножью пьедестала, на котором стоит солдат.

Все в нем выражает спокойствие и умиротворение. И это спокойствие невидимыми потоками разливается вокруг: по склонам сопки до хребтов гор Кавказа с одной стороны и до ровных горизонтов с других. Войны больше нет. Солдат вернул мир на свою землю.

Когда ехал к Сопке героев, увидел недалеко от дороги большой пруд с несколькими строениями на берегу. Конечно же я сразу решил, что остановлюсь здесь на ночь. Только вот одного моего решения для этого было маловато. Пруд оказался искусственным и состоял в частной собственности.

Сперва сторож запретил останавливаться на ночь у воды. Но потом узнав, что я путешествую на велосипеде позвонил хозяину и добился от него для меня разрешения на ночевку. Так мы познакомились с дядей Мишей и его собаками.

Несмотря на свой достаточно суровый вид, дядя Миша оказался очень добрым и заботливым человеком. Все суетился, размещая меня поудобнее, подключал насос для подачи воды в краны, включал везде освещение, приносил фонарики и спальный мешок, кипятил чай. Очень неудобно было доставлять столько хлопот человеку одним своим присутствием.

Так как быстро смеркалось, я разбил лагерь, помылся и постирал форму в пруду, приготовил ужин (от которого дядя Миша сурово отказался, категорически заявив, что он уже поел). Потом за вечерним чаем мы проболтали с дядей Мишей до самой глубокой ночи. Он посетовал на больные ноги, которые не дают ему спокойно, легко и далеко ходить. И рассказал, что это последствия его занятий спортом. Оказывается он бывший велогонщик! И изъездил все в округе как на соревнованиях, так и просто путешествуя.
Тут конечно я завалил его вопросами о Краснодарском побережье, дорогах и горных перевалах.
В общем беседовали до тех пор, пока у меня не стали слипаться глаза. В конце концов я не выдержал, пожелал дяде Мише спокойного дежурства и отправился спать.

В поездке на велосипеде к морю, конечно, нет ничего героического, но лайк, подписка на этот канал и комментарии будут все-равно приятны!

Предыдущий день.