Опер Кузменков.

Стол в районном архиве, заставленный солидными стопами папок старых дел, конечно, не прибавлял оптимизма лейтенанту полиции Мише Кузменкову, в первый рабочий день, по прибытии к месту службы, но и не повергал в уныние. Нет повода горевать, думал Миша, я же уже воробей стреляный, где наша не пропадала! Всё что ни делается, всё к лучшему! Было бы наивно и глупо полагать, что меня сразу по прибытию, бросят обезвреживать вооружённую банду, или раскрывать, какое ни будь, серьёзное преступление, в жизни всё гораздо прозаичней!

К своим двадцати шести годам, он уже успел, кое- чего в жизни повидать. Карьера его начиналась не совсем удачно, после школы он поступил на исторический факультет, но был отчислен с третьего курса, за драку, банальная история, не поделили с сокурсником девушку. Потом армия, погранвойска, побывал в горячей точке на Кавказе. Вернувшись, домой, восстанавливаться на исторический, не захотел, воспоминания о Нине терзали сердце, подал документы в школу МВД. И вот он уже выпускник, закончил с отличием, при распределении напросился в этот уральский заштатный городок. Его просьбу, с большим желанием, удовлетворили, так как в этом районном отделении, был большой дефицит кадров.

А он был рад, что через пятнадцать лет, судьба вновь забросила его в этот родной, знакомый с детства уголок. В этом маленьком городке прошло его раннее детство, пацаном, он избегал его вдоль и поперёк, с тех пор здесь ни чего не изменилось.

Районный отдел милиции, теперь уже полиции, находился в том же самом, старинном, двухэтажном здании, из красного кирпича, до революции принадлежавшим купцу Курашеву, на углу улиц Ленина и Пролетарской. Начальник отдела подполковник Суховаров, приняв Мишин доклад, и ознакомившись с документами, сказал. - Ну, что же, лейтенант, аттестация у вас отличная, “сыскари” нам нужны, поступаете в распоряжение майора Сенькина! Миша помнил Сенькина, тогда ещё лейтенанта, он был напарником отца и не раз бывал у них дома.

Седой майор, Сенькин Иван Григорьевич, теперь, мало походил, на того весёлого лейтенанта Ваню Сенькина, и Мишу он не узнал, под грузом забот, он, просто, не придал значения, его появлению в оперчасти. Обыденно и просто представил его. – Товарищи, у нас пополнение, новый “опер”, лейтенант Кузменков, прошу любить и жаловать, знакомтесь! Личный состав оперчасти, в данный момент, насчитывал ровно пять человек, включая начальника майора Сенькина, вновь прибывшего Мишу и ещё троих “оперов”. Капитана Зыкина, старшего лейтенанта Шашкова и старшего лейтенанта Колоток, последний, отсутствовал, по причине нахождения, непосредственно, в оперативной работе.

- И так, “опера”! Подвёл черту майор. - Время дорого, поступил звонок от “государевой леди”, у нас труп, на Cадовой, c подозрением на отравление, очень похоже на “глухарь”, из Ненилова Скита! Сейчас, немедленно, выезжаем на место, по пути захватим в прокуратуре Федю Лысова, и в работу! А вам, лейтенант, час на обустройство, и идёте в архив, вот, данные из паспорта покойного, пошарьте там, как cледует, чем чёрт не шутит! Да, и вот, ещё, у нас тут “висяки” накопились, примите какое ни будь дело в разработку, традиция, понимаете ли, чтобы служба мёдом не казалась! Миша, не глядя, взял первую попавшую папку, и спросил. - Товарищ майор, а данные, усопшего в Нениловом Скиту, можно? Сенькин посмотрел на новичка, серьёзно, и сказал. - Ты прав, лейтенант, нужно проверить их возможные связи, только, данных на него, у нас нет, не было при нём документов! Спросишь, дело номер триста сорок семь!

Так, опер лейтенант Кузменков, оказался в архиве. Как здесь всё запущено, как при царе горохе! Отдел не компьютеризирован, в городке, только, мечтают об интернете, и сотовой связи тоже нет! Провинция, далеко от цивилизации! Однако, дело есть дело, и надо корпеть, даже глотая пыль, со старых дел!