Почему человечество может не пережить XXI век

О глобальных рисках цивилизации и кризисе институтов.

Вызовы

По мнению экспертов, в частости, исследователя глобальных рисков Мартина Риза, вероятность человечества пережить 21 век равна примерно 50 процентам. Причины столь низкой вероятности происходят вовсе не из опасности падения астероида или нападения инопланетян — напротив, это наши собственные возможности уничтожить себя. 

Раньше основной угрозой для глобальной цивилизации было ядерное оружие. Однако оно было у ограниченного числа стран, маргинальные группы с большим трудом смогли бы получить такую технологию — ведь на это требуется годы НИОКРа и неподъемные для них суммы денег. Такая ситуация дает небольшую надежду на защищенность от ядерного оружия, ведь все мы понимаем, что малое количество сторон с большей вероятностью сможет договориться и не допустить военного конфликта. 

Новые же технологии, например, редактирование генома, позволяют создать генно-модифицированное биологическое оружие, невосприимчивое к антибиотикам в лаборатории среднего университета за относительно небольшую сумму, что в разы увеличивает количество субъектов, которые могут обладать таким оружием. Это могут себе позволить даже не только террористические организации, но и фанатики-одиночки, при наличии нужных знаний, которые можно приобрести в любом современном университетском курсе генетики. Набор для редактирования генома комнатных растений стоит $100. Миллионы людей с разными намерениями получают доступ к технологиям с разрушительным потенциалам.

Генно-модифицированные вирусы — лишь один из примеров трудноконтролируемых видов оружия на основе новых технологий. Существуют концепции так называемой “серой слизи” — нанороботов, вышедших из-под контроля, перерабатывающих все на своем пути в таких же нанороботов, что приведет к гибели всего живого на планете, и “зеленой слизи” — бактерий, действующих по тому же принципу. Эти концепции показывают, что техногенная катастрофа планетарного масштаба может произойти и не по злому умыслу, а по неосторожности. 

Конечно, не только лишь новые технологии создают глобальные риски. Экология: изменение климата, загрязнение биосферы, исчерпание ресурсов — это результаты не новых технологий, а, казалось бы старых. На самом деле, и техногенные опасности, и экологические проблемы — результат не самих технологий, а паттернов поведения общества. Логика конкуренционности — как экономической, так и геополитической — есть причина нарастания обеих групп рисков. Технологии же — как старые, так и новые — этически нейтральны. До изобретения Сильного ИИ, человек — единственное существо, обладающее целеполаганием. Ни одно приложение мессенджера не отправило свой ключ шифрования спецслужбам по собственному желанию. Ни одна молекула химического оружия не имела собственного желания нас уничтожить. Лишь целеполагающий человек может использовать технологии во благо или во вред. На любом технологическом пакете можно построить как свободное общество, так и тоталитаризм. Я сторонник позиции, что уровень развития цивилизации измеряется не в техническом прогрессе, а в гуманитарном — в отношении к правам человека, к его жизни, уровне терпимости к иному и непонятному. По видимому, уровню технологического развития цивилизации соответствует некоторый уровень ее гуманитарного развития, и в случае нашей цивилизации первое сильно обгоняет второе. 

Мир будущего — как по причине техногенных опасностей, так и военных, и экологических — пространство достаточно неустойчивое, то есть движения в сторону уводят систему еще дальше от положения равновесия. И этот мир требует от нас гораздо большей способности договариваться и кооперироваться. Показателен пример “мусорного пятна” в Тихом Океане: эту проблему, кажется, возможно решить технически, но она не решена из-за того, что страны не могут договориться в области разделения ответственности, в долях финансирования мер по устранению.

Институты

Проблема в том, что иерархическая, внедренческая логика действий для предотвращения и купирования этих вызовов, которую используют соответствующие институты — например, ООН — устарела. В частности, ООН создавалась, в первую очередь, для обеспечения мирного сосуществования человечества после второй мировой войны и недопущения третьей — и с этой задачей, казалось бы справилась. Но мир в середине 20 века и сейчас сильно отличаются. Управляемая система — наша цивилизация — стала гораздо более сложной системой. Есть несколько факторов, которые привели к этому:

Первый фактор — это критический рост количества элементов управляемой системы. Среди составляющих этого фактора можно назвать: деколонизацию, распад би-полярного мира, появление новых неуправляемых групп — как горизонтальных — хакеров, биохакеров, так и вертикальных — террористических, маригнальных религиозных организаций, появление новых глобальных игроков — транснациональных корпораций, и непредсказуемых стихийно возникающих и так же стихийно распадающихся точек кристаллизации — рабочих групп тех же хакеров и биохакеров, а также инноваторов вообще. То есть сейчас мир — это система с неопределённым количеством элементов.
Второй фактор — критический рост глобальной связности: транспортной (появление массовой гражданской авиации, контейнерных грузоперевозок, и пр.) и информационной (расцвет телевидения, появление Интернета, новых медиа и, наконец, Интернета и социальных сетей). В частности, в начале 2016 года компания Facebook опубликовала исследование количества “рукопожатий” (термин из известной “теории шести рукопожатий”). Был построен граф для 1,59 миллиардов человек — пользователей социальной сети. Средняя степень разделения (именно она понимается под количеством “рукопожатий”) оказалось равной 3,57. Еще в 2011 году по 721 миллиону пользователей Facebook этот параметр был равен 3,74, то есть даже за последние 5 лет часть человечества стала более связной. 
Третий фактор — это критическое возрастание скорости изменения мира, степени динамичности системы. Он отчасти есть продолжение предыдущего фактора, но здесь речь идет скорее об объемах и скорости распространения ресурсов и информации.

Таким образом, старая логика формирования общественных институтов для решения глобальных проблем не работает. Ей на смену приходят горизонтальные сообщества, способные к адаптации и к постоянной самопересборке. Такой подход можно назвать “эволюционным”.

Концепция эволюционирующих сообществ разрабатывается группой Protopia Labs, без сотрудничества с которой написание этой статьи было бы невозможно.

Статья опубликована по ссылке.

--

Также я пишу в Telegram и Medium.