Источник энергии — Смысл.

Пока я искал «работу мечты» в Москве, со мной произошло много интересных событий. Но одна имела особенное значение для меня, как будущего руководителя. К концу первого месяца жизни в Москве, я подрядился работать в клининг. Тогда было так — заявляешься и ждешь. Когда у компании появляется объект, тебя вызывают. Вызвали. Оплата триста рублей в день. Нужно было отмыть только что построенное трамвайное депо в Строгино, от строительной пыли и краски. которой строители заляпали все полы и окна. Нас ежедневно набирали тридцать человек, и мы должны были по двенадцать часов оттирать депо.

Я перфекционист и любую работу привык делать от и до. В 8–00 закатывал рукава, брал в руки скребок, ведро с раствором серной кислоты становился на корточки и до 20–00 тёр не разгибаясь. Лишь один раз прерывался на перекус 10–15 минут. Ну и пару раз попить и в туалет. Тёр день, два, три и наблюдал по сторонам, кто как работает. Прислушивался к разговорам. В основном вокруг были молодые люди, которые большую часть времени сидели, курили и рассказывали друг-другу, что они здесь случайно, что вообще у них всё в порядке с делами и деньги не очень-то, нужны. Чувствовалось, большинство испытывает стыд из-за того, что вынуждены зарабатывать таким образом. Многие бросали работу сразу, и уходили. Кто-то, отбыв день, на следующий не появлялся. Менеджеры клининга в спешке в течении дня нагоняли еще людей. Те, кто не сбегал работали только когда менеджер подходил и орал на них матом. На этом фоне я обратил внимание на двоих девчонок и одного парня. Которые постоянно жались ко мне и так же пахали качественно и без остановки. Мы познакомились. Парень был с Сахалина. Приехал к родственникам в Москву. Потратил все деньги на подарки родне. Нужны деньги на билет обратно. Девчонка из Владикавказа, училась в Москве, подрабатывала в клининге, чтобы заработать на оплату учебы. И одна москвичка, одинокая мама двоих детей. Для нее такие подработки — основной доход. Видно было, что они тоже стесняются этой работы, но пашут. Потому что по-другому не умеют. Раз взялся — надо делать. Я поговорил с каждым из них. Все рассказали мне свои истории. Не имея никакой цели мотивировать кого-то, я искренне восхитился каждым, сказав, какие они молодцы. Оказалось, что все их истории не что иное как проявление глубокой заботы о близких. Меня тоже спросили. Я, продолжая оттирать кислотой пол, рассказал, что приехал в Москву, чтобы стать директором. И мы все дружно захохотали. Потом еще много раз шутки на эту тему поднимали всем настроение. На четвертый день уже никто не комплексовал, каждый из нас делал свою работу с удовольствием и время пролетало незаметно. Я поговорил с ребятами, и предложил менеджеру прекратить чехарду с персоналом. Отдать весь объем нам четверым. К тому времени, я уже освоил всю нехитрую клининговую технику и вызвался стать бригадиром. Деньги от всех тридцати человек нам не отдали. Но полторы тысячи в день были существенно лучше трехсот рублей, и мы приступили. Две недели мы пахали по четырнадцать часов, в последние дни уже были галлюцинации от усталости. Я возвращался ночью домой и психовал от того что не мог найти в лифте замочную скважину. Но при этом было ощущение счастья. Не только у меня, но и ребят. Мы терли полы, разговаривали, мечтали, травили анекдоты. Говорили о жизни и смыслах. О будущем. Почему нам было весело, и мы испытывали счастье? В то время как другие ощущали боль и унижение от заработка на мытье полов? Тогда я не задумывался об этом, не сделал никаких выводов. Просто увидел рядом с собой хороших людей, которых мне искренне захотелось поддержать. И у меня получилось. У нас болели спины, руки разъедала кислота, но мы радовались каждому дню, проведенному вместе на этой работе.

Сейчас я понимаю. У нас у каждого, в голове был образ будущего (у меня был сразу, у ребят появился чуть позже). Надежда, мечта. Вадим мечтал о том, как он вернувшись начнет с друзьями делать бизнес на икре и рыбе. Катя, о том, что деньги от этой работы существенно помогут её родителям, которых она так любит и которые оплачивают её учебу. Лена, что может побаловать своих детей вкусняшками. А те двадцать шесть человек, которые испытывали чувство стыда и унижения жили без надежды. Необходимость тяжёлого труда только усилило их чувство неудовлетворенности. И никакого вдохновляющего смысла в голове: «Справедливости нет, раз я вынужден зарабатывать таким унизительным способом». Я же предложил воспринимать эту работу как Божью помощь. Говорил о том, что испытываю чувство благодарности работодателю, который дал мне возможность поддержать семью и на позитиве пережить этот жизненный этап. И заразил этой благодарностью ребят. Не осознавая того, мне удалось тяжелую рутинную работу сделать осмысленной, а потому приятной. Работа, которую хотелось делать. Делать хорошо.

В итоге все оказались в выигрыше — работодатель сэкономил деньги. Заказчик получил объект вовремя. Комиссия Заказчика приняла все с первого раза и поблагодарила Подрядчика за качественную работу. Значит будут еще заказы. Менеджер клининга заработала дополнительные деньги. И две недели пока я бригадирствовал занималась собой и ребёнком, что тоже здорово😊

Через несколько лет, когда я заходил директором на кризисные активы, везде видел потухшие глаза и отсутствие надежды. Я считаю это главной причиной упадка любой компании — у людей пропадает надежда. Из-за низких зарплат, антисанитарных условий труда, неуважительного отношения руководства и отсутствия перспектив. Люди теряют веру, теряют уважение к себе. Человек, который не уважает себя, не может уважать начальство, клиентов, членов своей семьи. Такое «Я» никому не нравится. И многие находят единственный выход — убежать от себя. Кто-то прячется в алкоголе. Кто-то в воровстве и интригах, нарушениях дисциплины, подставах. Кто-то вымещает неудовлетворенность в насилии над слабыми и самыми близкими. Не все способны создать себе смыслы. Большинству людей нужно помочь это сделать. Таким людям говорят — меняйтесь, прекратите делать брак, прекратите срывать задания, проекты! Хватит воровать! Штрафуют за нарушение дисциплины. Но при этом не говорят и не показывают, как изменится их жизнь если они изменят своё отношение и привычное поведение. Нигде. Не принято так делать. Тогда я этого не осознавал и наделал еще много ошибок, прежде чем до меня дошло — чтобы сдвинуть организацию с места не нужно ее толкать и запугивать, пытаясь добиться перемен. Нужно создать Смысл. Осознанные стимулы творят чудеса. Смысл — это прежде всего картинка в голове при виде которой замирает сердце. И надежда, что предпринимаемые сейчас действия сделают эту картинку явью.