Истории на ночь. Лес хищника, 3:12, Внутри меня.

                                               Лес хищника
Лес хищника

Мой давний знакомый Костя ― легкомысленный, безрассудный и слишком активный молодой человек. Еще со школьных времен отец оставил ему огромное наследство. Парень совсем потерял голову, занимаясь тратой денег, которые в основном уходили на долгие путешествия в разные страны. В нашу последнюю встречу Костя был совсем на себя не похож: его улыбка и ясное лицо сменились на подавленную гримасу и обреченный взгляд, а непрекращающийся поток шуток и смешков вдруг иссяк, словно бы кто-то перекрыл его. Тогда был жаркий июль, мы встретились в кафе на улице, но он сидел в нелепом раздутом свитере и кепке, и выглядело это так, будто он прятался от всего мира. Сквозь долгое молчание он все-же рассказал мне, что послужило причиной такого поведения.
В начале лета он рванул в очередное путешествие. На сей раз в Индию, в какой-то южный регион, который задыхался от нехватки кислорода и избытка влаги. Он арендовал машину, заплатил проводнику и они поехали лицезреть местные достопримечательности. Вечером, в шумном баре молодой человек разговорился с одним здешним обитателем, который рассказал ему древнюю легенду. Неподалеку был непроходимый тропический лес, темный и тихий. Когда-то давно здесь жил известный охотник. Он был так поглощен своим делом, что убил каждое животное, каждую птицу, и перестал лес дышать жизнью. Лишь ветер стонал между могучих деревьев. Этому охотнику стало невыносимо скучно, он не мог жить без своего призвания. И тогда он стал охотиться на людей, оборвал множество жизней, подвешивал тела на крюки, словно животные туши и постепенно поедал их. За такое безумство жители деревни прокляли охотника, нарекли его Хищником и с помощью обряда заточили дух озверевшего человека в жуткое существо, которое по легенде до сих пор жило в пустом лесу и иногда убивало одиноких путников.
― Вот потом будет, что вспомнить, ― беззаботно рассудил Костя.
Наутро он вместе с проводником сел в машину и поехал по узкой дорожке в глубину этого леса. Пришлось значительно доплатить трусливому проводнику, чтобы тот смог совладать со страхом, над которым парень все время смеялся.
Лес и вправду был пуст, словно мертв, и лишь рокот двигателя проверенного временем внедорожника нарушал гробовую тишину. Дорога кончилась, и двое мужчин двинулись пешком сквозь непроглядный мрак почти непроходимого леса. Костя постоянно фотографировал, но представителей фауны никак не удавалось даже увидеть и услышать. Их не было! Тогда почему при просмотре снимков, парень заметил в одном кадре жуткое существо, похожее на худощавого и вытянутого человека, объятого темным сгустком? Он смотрел прямо в камеру своими узкими голубыми глазами, отдававшими холодным свечением. Юноша почувствовал, как прошедшая волна страха оставила на его теле стаи мурашек. Может быть, это была просто обезьяна? Кто бы это ни был, он решил не показывать фото спутнику.
Они шли все дальше, странный свист не похожий на ветер сопровождал путников, откуда-то доносились хриплые ухмылки и странный шепот. Происходило что-то такое, что заставило Костю прекратить шутить и сосредоточиться. Внутренний голос говорил, что нужно было возвращаться, но он не слушал его. Стало как-то совсем темно, он бросил взгляд наверх и с ужасом увидел мириады звезд на ночном полотне. На часах было начало второго. Но как?! Было только утро. Что происходит? Из тьмы по веткам бесшумно выползло то самое существо, что запечатлел в кадре Костя. Оно издало сиплый рев, отчего у мужчин кровь застыла в жилах. Если бы не огоньки его хитрых глаз, оно бы полностью слилось во мраке чащи.
Оно вышло к ним ближе, встало на скрюченные ноги в полный рост. Каждое движение обезображенного темного тела сопровождалось дробящим спокойствие хрустом и стоном.
Люди с диким завыванием бросились бежать. В суматохе проводник скрылся в зарослях и потерялся из виду. Костя чувствовал, как тяжелели его ноги, как ком ледяного ужаса застрял в горле. Он боялся обернуться, потому что слышал не отстающее существо за спиной. Юноша не помнил, сколько он бежал, а потом изнеможено бродил в лесной чаще. Мертвая тишина нагнетала медный и горячий запах тревоги. Часы остановились на двух часах ночи. Постоянное чувство присутствия кого-то рядом не покидало Костю.
Вдруг он услышал крик проводника и рабочий мотор знакомой «кукурузы». Сломя голову, он ринулся на звук, но потом сбавил темп, видя окровавленный салон джипа. Вновь стало тихо и пусто. Парень осторожно сел за руль и прижал педаль газа в пол. Между деревьев он видел неподвижную фигуру твари, следящую за ним. Оно еще пару раз попадалось ему на глаза, пугая своим видом. Но потом… дробь света и он оказался в деревне.
Тот местный успокоил Костю, налил ему выпить в баре. Странно, но житель ему верил. А когда он за плату помыл машину, то из багажника вывалилось освежеванное и обезглавленное тело проводника.
― Хищник… Хищник всегда получает свою добычу, ― спокойно сказал местный на ломанном английском и жутко взглянул на Костю.

3:12

Шаг. Ещё шаг. Я иду по длинному тёмному коридору. Боковые двери заперты, выхода нет.
Я закрываю глаза и кричу.

Проснувшись, я посмотрел на часы. 3:12, кошмар разбудил меня посреди ночи. На кухне горел свет, и я решил выпить воды — после таких снов меня всегда одолевала лёгкая жажда. Я встал с кровати.

Открыв дверь, я увидел маму — пила чай, видимо тоже бессонница.

— Мам, чего не спишь?

— Не хочется. А ты? Скоро светать будет.

— Просто ночной кошмар, сейчас снова лягу.

Она ничего не ответила, лишь опустив взгляд, продолжила размешивать сахар в чашке.
Выпив стакан холодной воды, я побрёл обратно в свою комнату. Укрылся одеялом, лёг на диван. И тут я понял, что в моей комнате никогда не было дивана.

Проснувшись, открываю глаза. На часах 3:12. Какой же странный сон. Иду на кухню. Мама смотрит на меня остекленевшими глазами.

— 3:12. Ты должен уснуть.

Страх. Я зажмуриваюсь, хочу проснуться.

Проснувшись, открываю глаза. На часах 3:12. Мама стоит у изголовья кровати.

— Почему ты не спишь? Ты должен уснуть.

Она тянет руки ко мне, но это не моя мать. Эта женщина похожа на неё, но лишь на первый взгляд, вблизи пустые глаза и прозрачно-бледная кожа выдаёт в ней что-то ненормальное, что-то не человеческое… Чем ближе её руки, тем сильнее страх расползается по моему телу. Животный страх, сковывающий каждое мышечное волокно.

Я кричу, но вместо крика из моей грудной клетки раздаётся лишь жалкое сипение.

— ОЧНИСЬ, — приказываю я себе.

Проснувшись, открываю глаза. На часах 3:12.

ОЧНИСЬ!

Проснувшись, открываю глаза. На часах 3:12.

ОЧНИСЬ!

Проснувшись, открываю глаза. На часах 3:12.

ОЧНИСЬ!

Каждый раз одно и то же… Я закрываю глаза, просыпаюсь, но вижу перед собой одни и те же числа. Мне кажется, что эти сны образуют какой-то бесконечный коридор, где все боковые двери закрыты.

ЗАСНИ!

Проснувшись, открываю глаза. На часах 3:56. Сажусь в кровати, осматриваю комнату. Она пульсирует, по стенам пробегает мелкая рябь, то убирая, то добавляя мелкие детали.

Шаг, ещё шаг. Открываю дверь кухни. И останавливаюсь, видя, что комнаты нет. Под моими ногами обрыв, которому не видно конца. Тьма. Пустота.

Чувствую, как сзади подкрадывается страх, вновь сковывая тело. Я закрываю глаза и делаю шаг в пропасть.

Проснувшись, открываю глаза. На часах 16:20. Прошло 20 минут с того момента, как я прилёг вздремнуть. Голова пульсирует болью. Встав с кровати, бегу на кухню. Она на месте, пустая.

Захожу в комнату мамы, спит, видимо решила вздремнуть. Тревога, отпускает меня, дыхание становится более спокойным.

Потирая виски и закрыв глаза от яркого солнечного света, который заполнял мою комнату я сажусь на диван.

И вновь проваливаюсь в сон.

Внутри меня

Это случилось в воскресенье. Все произошло так внезапно - яркая вспышка, адская боль в глазах, стук собственного сердца в ушах, холод, тьма, окутавшая мое сознание. Это был удар молнии, мгновенный, неминуемый, смертельный. Последнее, что я помню, мраморные плиты надгробий, искусственные венки, обрамленные траурными лентами от скорбящих друзей и родственников, бегущая ко мне женщина и острый запах мокрой травы.

Сознание возвращалось постепенно, сначала звуки - невыносимый свист разрывал барабанные перепонки, но он постепенно стихал, уступая место взволнованному голосу. Я не могла разобрать слов, не могла уловить смысл, не могла осознать, что со мной случилось. Попробовала открыть глаза. Их тут же будто обдало кипятком, я вновь зажмурилась. Боль медленно отступила и я вновь собралась с силами и разомкнула веки. Сначала, лишь яркий, белый свет, постепенно, очертания темного силуэта и наконец, размытое, испуганное лицо женщины.
- Как ты? Ты жива! - Женщина пыталась нащупать мой пульс, ее пальцы были холодными как лед, а в глазах читался неподдельный ужас. - Потерпи деточка, я вызвала скорую.
В голове шумело, тело сковала слабость. Тем не менее, я попыталась подняться, но тут же со стоном оставила эти попытки. Где-то вдалеке, я услышала вой приближающейся сирены.
- Ну вот деточка. - Облегченно выдохнула женщина. - Сейчас тебе помогут.
Голос женщины постепенно стал отдаляться и я вновь провалилась в темноту.
Очнувшись в больничной палате, я долго не могла прийти в себя. Просто лежала, смотрела в потолок и пыталась вспомнить, что же со мной произошло. Мне стоило немало усилий, чтобы вытащить из недр своей памяти события, предшествующие моему появлению в больничной палате. Я была на кладбище. Пришла навестить могилу своей крестной. В руке у меня были две красные гвоздики, по двадцать пять рублей за штуку. Что же дальше... Я почувствовала холод... Внезапный, пронзительный... Только что, припекало солнце и вдруг резкий порыв ветра. Затем, небо потемнело, пошел дождь и... Белый свет, за, которым последовала темнота.

Меня тщательно обследовали, но никаких видимых повреждений, к немалому изумлению врачей, обнаружено не было. Тогда все пришли к выводу, что молния ударила рядом со мной, а меня лишь оглушило, либо я слишком перепугалась и потеряла сознание. Было решено, отправить меня домой, но при любом недомогании, тут же сообщать врачу.

Дома, я первым делом помыла успевшую закиснуть посуду, вылила заплесневевшую заварку из чайника, протерла пыль и, наконец, вымотавшись до предела, легла спать.

Я не могла понять что меня разбудило. Открыв глаза, я пристально вгляделась в темноту - ничего. Внезапно, я почувствовала приступ тошноты, прикрыв рот рукой, я бросилась в туалет. Казалось, все мои внутренности жжёт огнем. Из моей груди вырвался стон и меня тут же вырвало. До самого утра, я не могла сомкнуть глаз. И лишь с наступлением рассвета мне удалось немного забыться сном.

Мой лечащий врач, пожилой, лысеющий человек, с добрыми карими глазами, внимательно выслушал мои жалобы и, вздохнув, произнес:
- Видите ли, Вероника, все проведенные нами анализы показали что вы абсолютно здоровы. Я склонен считать, что все, произошедшее с вами этой ночью, следствие пережитого вами эмоционального потрясения. Мои рекомендации: поменьше нервничайте, побольше отдыхайте и попейте успокоительного.

Выйдя на свежий воздух, я не спеша побрела к остановке. Старенький, дышащий на ладан автобус, битком набитый взмокшими от жары пассажирами, со скрежетом распахнул передо мной свои двери. С трудом втиснувшись внутрь, я достала мелочь из кармана джинсов и передала ее за проезд кондуктору, неизвестно как, умудряющейся лавировать между прижатыми друг к другу людьми. Внезапно, я ощутила острую боль в боку и раздраженный голос над ухом:
- Вот, отрастят задницы, не протиснешься!
Я обернулась и увидела грузную женщину, с густыми, нахмуренными бровями и крупными капельками пота над верхней губой. Она усердно работала локтями, распихивая пассажиров и пробираясь к выходу. И тут вдруг, я почувствовала вспышку невиданной ярости:
- Еще раз тронешь меня, кошёлка старая, вылетишь отсюда на полном ходу! Усекла?

Женщина округлила глаза и недоуменно взглянула на меня, словно ей до последнего казалось, что она ослышалась. В салоне автобуса повисла напряженная тишина. Внезапная вспышка ярости прошла так же быстро как и появилась. Я почувствовала, как горят мои щеки и старалась не замечать десятки глаз, внимательно изучающих меня. На первой же остановке, я выбежала из распахнувшихся дверей и понеслась по улице. Что со мной было? Что произошло? Это совершенно на меня не похоже! Я так глубоко была поражена всем случившимся, что не заметила идущего мне на встречу человека и нос к носу столкнулась с невысоким, крепко сбитым парнем.

- С дороги, козёл! - Я с ужасом осознала, что это был мой собственный голос.
- Чё сказала, курица? - Парень угрожающе сжал кулаки.
- Простите пожалуйста. - Пробормотала я, медленно пятясь от разъяренного молодого человека. - День трудный...
- Ладно, живи, белобрысая. - Парень сплюнул на землю и засунув руки в карманы зашагал дальше. Мне с трудом удалось унять дрожь и я с удвоенной скоростью помчалась домой.

Лишь оказавшись в своей квартире, я смогла немного успокоиться. В голове билась лишь одна мысль: что же все-таки со мной твориться? Сделав себе большую чашку крепкого чая, я мерила шагами кухню и раз за разом прокручивала в голове события прошедших дней. Все эти странности стали происходить со мной после удара молнии. Теперь мне казалось, что во мне живет какой-то другой человек: злой, агрессивный, жестокий. Я мельком бросила взгляд на небольшое зеркало и тут же завопила, выронив чашку из рук. Из зеркала на меня смотрел бледный мужчина, с темными зачесанными назад волосами и черными угольками сузившихся от ярости глаз.

Чувствуя что схожу с ума, я выбежала из квартиры и побежала, не разбирая дороги. Я остановилась, лишь когда грудь стало разрывать от боли и с удивлением обнаружила себя перед кладбищем. Словно во сне, я побрела вдоль рядов надгробий. В этот момент в голове не было ни одной мысли. И это было хорошо. Внезапно, я остановилась и мой взгляд наткнулся на знакомое лицо. То самое лицо, которая менее часа назад я видела в зеркале. Те же глаза-угольки, те же темные волосы. Я прочитала надпись на памятнике: "Васюта Геннадий Потапович", далее шли годы жизни и смерти. Мое тело, словно сковало льдом. Что происходит? В, который раз спрашивала я сама себя и в, который раз не могла найти ответа.

- Я знала, что ты придешь. - Вдруг услышала я у себя за спиной.
Вздрогнув, я обернулась. Передо мной стаяла женщина. Смутно знакомая.
Она была одета в черные одежды и сжимала в руках толстую старую книгу.
Что-то внутри меня неприятно зашевелилось, будто пытаясь залезть поглубже.
- Кто вы? - Испуганно спросила я, пятясь от незнакомки.
Женщина мягко улыбнулась и ответила:
- Это я вызвала скорую, когда в тебя попала молния. Разве не помнишь?
- Кажется, припоминаю... - услышала я собственное невнятное бормотание. - Да... это точно вы... спасибо что помогли.
Неожиданно, женщина подалась вперед и схватила меня за руку, я вскрикнула от испуга и попыталась вырваться, но ее ледяные пальцы лишь сильнее сомкнулись на моем запястье.
- Он уже проявился? Скажи, ты почувствовала его?
- О чем вы? Пустите, мне больно!
- Он выходил с тобой на связь? Тот, кто теперь в тебе, выходил с тобой на связь?
- Да! - крикнула я ей в лицо, чувствуя, как по щекам струятся горячие слезы. - Это невыносимо, я видела его в зеркале!
- Бедная девочка... Я так надеялась что ошиблась... - Женщина немного ослабила хватку, но не выпустила моей руки. - Слушай меня внимательно. В тот день, когда в тебя попала молния, вторая, ударила прямо в эту могилу. И из нее вырвалось это... темное, мерзкое создание. Чёрная душа... душа человека жестокого, совершившего смертный грех. Когда молния попала в тебя, твоя душа на мгновение покинула тело, но этого краткого мига хватило, чтобы ОНО успело проникнуть в тебя. Теперь, ЭТО будет расти внутри тебя, пока однажды, не возьмет верх над тем человечным, что еще останется в тебе и не погубит окончательно твою душу. Ты превратишься в неудержимое, кровожадное существо, в теле человека...

Я почувствовала, как подкашиваются мои ноги и наконец-то освободила свою руку.
- Вы... вы сумасшедшая! - Испуганно крикнула я женщине, мысленно готовясь в любой момент убежать.
Глаза моей собеседницы наполнились решимостью и она молниеносным движением руки вытащила из-за пазухи длинный кухонный нож.
- Мне жаль, но я не могу позволить этой сущности вырваться наружу! Ты давно уже мертва, но так я хотя бы спасу твою чистую душу.
С яростным воплем, женщина бросилась на меня. Я хотела, было бежать, но тут вновь, сознание затуманила пелена дикой ярости. Спустя несколько минут я в ужасе смотрела на распростертое передо мной тело нападавшей и понимала... теперь все кончено.

Я не знаю, кем была эта странная женщина, ищет ли меня полиция и ЧТО именно сидит во мне, пожирая меня изнутри, но теперь я явственно чувствую, что тот, другой, с черными угольками глаз, совсем скоро полностью завладеет мной. Поэтому я пишу эти строки, как последнее осмысленное напоминание о себе. О себе настоящей. Но у меня еще есть шанс, сохранить свою душу, то светлое, что еще осталось во мне. Я точно знаю как это сделать. Распахнуть окно, сделать последний шаг и взлететь... в то время как мое тело в месте с НИМ, разобьется о землю. Пора поставить точку, пока еще есть силы... я чувствую, что ОНО сопротивляется, зная о моих намерениях. Больше медлить нельзя. Конец.