Невоплощенный идеал советской женщины: концепция Александры Коллонтай

26 November 2018
Александра Коллонтай
Александра Коллонтай

Многие исследовательницы, такие как Т.Е. Осипович, В. Брайсон, Ф. Наваль, приписывали Коллонтай разработку психологического аспекта в марксистской теории феминизма. Действительно, наиболее новаторский аспект теории Коллонтай – это ее исследования женской сексуальности и разработка новой конфигурации отношений между женщиной и мужчиной. В статье «Любовь и половая мораль» Коллонтай обличает буржуазную половую мораль как устаревшую и лицемерную. Единственное, чему на самом деле служит буржуазная половая мораль – это интересы собственности: «Весь сложный кодекс современной сексуальной морали, с нерасторжимым моногамным браком, в основе которого лишь в редких случаях лежит «Эрос», с широко распространенным институтом продажной проституции – не только не способствует оздоровлению и улучшению расы, но благоприятствует осуществлению полового подбора, вывернутого наизнанку». Надо отметить, что здесь появляется термин «Эрос», который станет основным для ее концепции и в дальнейшем будет развит в статье «Дорогу крылатому Эросу!».

Коллонтай выделяет три типа отношений двух полов (по понятным причинам Коллонтай не использует термин “гендер”, он был введен только в 1955 году - прим. авторки): брак, проституция и «свободная любовь» как идеальный тип. Как и другие марксисты, она не признавала традиционную семью. В ее основе лежат два принципа – нерасторжимость и право собственности одного супруга на другого. Оба положения, по ее мнению, смехотворны, поскольку нерасторжимость брака противоречит человеческой природе, которой свойственно меняться на протяжении жизни. Кроме того, это ставит женщину в бесправное положение, ведь очень часто она оказывается заложницей брака. Что касается представления о собственности, Коллонтай писала: «Безраздельность владения ведет к непрерывному, стеснительному для обеих сторон пребыванию друг с другом. Нет ни "своего" времени, ни своей воли, а зачастую, под гнетом материальной зависимости, нет даже "своего угла" отдельно от супруга...».

В этой статье она также рассуждает о проституции, высказываясь о ней крайне негативно. По мысли Коллонтай, именно проституция искажает нравственные ориентиры мужчин, коверкая их представления о любовных отношениях, формируя образ женщины как объекта, а не субъекта: «Растет обоюдное "непонимание" полов, и чем выше индивидуальность женщины, тем сложнее ее душевные запросы, тем острее сексуальный кризис. Проституция опасна именно тем, что ее влияние распространяется далеко за пределы отведенного ей русла».  

В итоге остаются свободные отношения, но и они искажены современной ей половой моралью: «Свободный союз страдает отсутствием морального момента, сознания «внутреннего долга»; при неизменности же всего сложного комплекса социальных взаимоотношений нет никаких оснований рассчитывать, что эта форма брачного общения выведет человечество из тупика сексуального кризиса». Этот выход возможен только при условии коренного изменения психики, как женской, так и мужской. При этом Коллонтай требует от общества принятия всех форм брачных отношений, которые не противоречат экономическим условиям. Однако она понимала, что на это уйдут десятилетия, поэтому ей были подготовлены теоретические основы для преобразования женской психики. Так родилась ее концепция «новой женщины».

В статье «Новая женщина» 1913 года она обосновала концепцию женщины нового типа. В этой работе Коллонтай впервые заявила о том, что недостаточно лишь декларативно признать свободу женщин и их равенство с мужчинами. По ее мнению, положение женщины в обществе сильно зависит от общественного мнения или «половой морали». Именно со старой «половой моралью» необходимо вести борьбу новой женщине.

«Кто же такие эти новые женщины? – писала Коллонтай. – Это не "чистые", милые девушки, роман которых обрывался с благополучным замужеством, это и не жены, страдающие от измены мужа или сами повинные в адюльтере, это и не старые девы, оплакивающие неудачную любовь своей юности, это и не "жрицы любви", жертвы печальных условий жизни или собственной "порочной" натуры. Нет, это какой-то новый, "пятый" тип героинь, незнакомый ранее, героинь с самостоятельными запросами на жизнь, героинь, утверждающих свою личность, героинь, протестующих против всестороннего порабощения женщины в государстве». Для того чтобы изменить свое положение, Коллонтай призывает изменить себя. Примечательно, что под типом «новой женщины» она понимала все классы, главным критерием был тот факт, что женщина была не замужем, «холоста», как писала Коллонтай.

Новая женщина не приемлет для себя второстепенной роли. По мнению Коллонтай, долгие годы считалось, что есть определенные женские добродетели, такие как покорность, скромность, эмоциональность, и только обладая ими, женщина может состояться в жизни. Однако именно эти качества, как считала Коллонтай, позволяют мужчинам манипулировать женщинами, ставя их в подчиненное положение. Соответственно, для того, чтобы стать полноправным членом общества, женщине нужно проводить над собой колоссальную работу, воспитывая в себе трудолюбие, стойкость, выносливость. Таким образом,  Коллонтай выбирает путь достижения равенства женщин с мужчинами через уподобление, а не принятие различий.

Коллонтай отмечает влияние капиталистической системы на формирование новой женщины. В современных ей экономических условиях женщина была вынуждена зарабатывать на жизнь самостоятельно, избавляясь от зависимости от мужа, но приобретая другое угнетение – классовое: «Производственные отношения, – в течение долгих веков закрепощавшие женщину за домом, за мужчиной-кормильцем, неожиданно срывают с нее ржавые оковы и, толкая ее, слабую, неподготовленную, на открытый тернистый путь, затягивают в новую петлю – экономической зависимости от капитала».

Советский плакат
Советский плакат

Опять-таки, капиталистическая система требует от женщины сходства с мужчиной, иначе она обречена на бедность и голодную смерть. Коллонтай отмечает, что путь экономической независимости и самостоятельного заработка выбирают именно сильные женщины, которым свойственны те качества, которые Коллонтай определила как «мужские». Слабые же все еще «жмутся к семейному очагу». Она отмечает, что «новая женщина» создана не индивидуальной волей, осознанием самой себя, а именно безвыходностью положения, изменившимися экономическими условиями. Она признает, что капитализм «раскрепостил» женщину, однако буржуазному классу перевоспитание женщины чуждо. Это по силам только социалистическому строю. При этом она отмечает чувство общности и товарищества, которое присуще пролетарским новым женщинам, но никак не буржуазным. Хотя Коллонтай признает, что прошлое положение единит и женщин-буржуа, и пролетарок, но при увеличении уровня экономической независимости и образованности увеличивается и разрыв между ними: «Среди самодеятельных классовый антагонизм ощущается несравненно отчетливее, чем среди женщин прежнего типа, лишь понаслышке знавших о неотвратимости социальной борьбы». К тому же, борьба феминисток либерального толка противоречит интересам класса, к которому они принадлежат. У рабочего движения все наоборот: «В рабочей среде нет и не может быть остроты коллизии между складывающейся психологией новой женщины и идеологией класса: и то и другое находится в процессе своего формирования, im Werden». Соответственно, борьба женщины рабочего класса за свои права совпадает с интересами класса.

Главным отличием Коллонтай от предшественников-марксистов было рассмотрение вопросов сексуальности. Энгельс в «Происхождении семьи, государства и частной собственности» не затрагивает этот вопрос, а Ленин клеймил его как «буржуазный» и не имеющий отношения к революционному делу.  Коллонтай же не просто не игнорирует его, но и переносит в сферу политического, причем на полстолетия раньше, чем это сделают радикальные феминистки. Перу Коллонтай принадлежат понятия «бескрылый эрос» и «крылатый эрос», которые означают секс без любви и секс с эмоциональной привязанностью, соответственно. «Бескрылый эрос», бездуховный, но удовлетворяющий потребности, получил распространение во время революции, так как не мешал осуществлению политической деятельности, сейчас же пора дать «дорогу крылатому эросу», как и озаглавлена статья Коллонтай. Когда тяжелое время сначала революции, а потом и гражданской войны осталось позади, необходимо культивировать именно эту форму отношений между женщиной и мужчиной.

Основными принципами подобного союза должны стать: «1) равенство во взаимных отношениях (без мужского давления и рабского растворения своей личности в любви со стороны женщины); 2) взаимное признание прав другого, без претензии владеть безраздельно сердцем и душой другого (чувство собственности, взращенное буржуазной культурой); 3) товарищеская чуткость, умение прислушаться и понять работу души близкого и любимого человека (буржуазная культура требовала эту чуткость в любви только со стороны женщины)». Революционный процесс и коренная перестройка общества  был невозможен без сексуального освобождения, обязательной же черной новой женщины была здоровая сексуальность. Все это в конечном счете способствует достижению равенства в сексуальной сфере.

В статье «Новая женщина» Коллонтай рассуждает и о представленности женщины в литературе. На примере художественных произведений Г. Манна, Ж. Санд и других авторов она демонстрирует наличие в литературе независимых женских образов, которые, тем не менее, до сих пор редко встречаются в искусстве, но уже вполне представлены в реальной жизни. Отчасти поэтому она сама писала именно художественные произведения, где женщины были в центре повествования. «Постепенное накопление в женщине общечеловеческих моральных свойств и переживаний приучает нас ценить в ней не представительницу пола, а человека, личность, и былая оценка женщины, как самки, гарантирующей супругу законный приплод, сама собою отмирает», – писала она об образе женщины в художественной литературе. Более того, Коллонтай понимала литературоцентричность русской культуры, в том числе и политической, поэтому использовала повести и романы как рупор для своих идей.

Коллонтай писала, что труд должен быть важнее любви в жизни женщины. Эта линия часто прослеживается и в ее художественных произведениях. В повести «Большая любовь» героиня Наташа рвет романтическую связь с любимым мужчиной, чтобы полноценно заниматься  партийной работой. В повести «Василиса Малыгина» героиня описана как раскрепощенная женщина, покидающая разлюбившего ее мужа ради трудового коллектива. По большей части, женщины оказываются готовы к новой жизни после революции, а мужчины нет. Кроме того, Коллонтай наделяет мужчин типично женскими чертами, а женщин наоборот. Такая ломка стереотипов демонстрирует ее отношение к двойным стандартам по вопросам пола. Репрезентация женщин в художественных произведениях в соответствии с реальностью  была важным инструментом борьбы с угнетением женщин. Коллонтай призывала к описанию будней работниц в литературе и делала это сама. По ее мнению, отображение этого образа позволит женщине превратиться «из объекта трагедии мужской души» в «субъект самостоятельной трагедии». Некоторые исследователи считают, что в ее беллетристике можно увидеть приближение к постулатам либерального феминизма, признавая важность общности всех женщин независимо от класса. Но «даже пересмотрев свои взгляды, она ничего уже не могла поделать в реальной политике против ею же созданного монстра "буржуазного феминизма"». Как отмечает И.И. Юкина, «новая женщина» появилась раньше работ Коллонтай – еще в 50-е годы XIX века женское движение в Российской империи развивало идеи деятельности женщин вне дома. Это позволяет ей назвать ее «продуктом и последовательницей российских феминисток», получается, Коллонтай не была так далека от идей равноправок, как она заявляла.

Усмотрев в марксистской теории несоответствие целям женской эмансипации, Коллонтай в своей концепции новой женщины попыталась расширить классовую социалистическую теорию с помощью пересмотра психологического аспекта угнетения женщин и традиционных женских ролей. Рассмотрев формы межличностных отношений женщины и мужчины, она пишет, что на смену «каббале» брака должны прийти свободные союзы двух равноправных людей. Для успешной реализации себя женщине нужно воспитать в себе условные «мужские» качества, что позволяет сделать вывод о том, что Коллонтай стояла на позициях устранения дискриминации через уподобление, а не различие. Важно отметить и позицию Коллонтай относительно репрезентации женщин в мировой художественной литературе – отражение женских образов в литературе способствует укреплению роли освобожденной женщины в общественном сознании, что она и делала в своих повестях и рассказах, в которых она демонстрирует тип «новой женщины».

Авторка: Настя Красильникова