Глава 14. Театр абсурда

25 September 2018

Первое рабочее утро в качестве руководителя Сергей Петрович решил начать с оформления официальных документов, связанных с его назначением и сразу же вызвал Дашу к себе. Когда она поднялась к нему, Сергей Петрович расхаживал по кабинету, то и дело поглядывая на часы. По всему видно было, что Сергей Петрович буквально сгорал от желания поскорее начать руководить. Увидев Дашу, он тут же напыщенно возвестил:

- Дарья Андреевна, готовьте документы для налоговой. И запишите нас к какому-нибудь нотариусу. Да поскорее. У вас на все есть пятнадцать минут.

Даша опешила.

- Сергей Петрович, но подобные документы за пятнадцать минут не делаются, нужно все тщательно выверять. Любая спешка в данном случае чревата ошибками и возвратом документов налоговой, а в результате все только затянется. Дайте мне один день, нам сроки позволяют, мы все сделаем вовремя.

Сергей Петрович буквально изменился в лице, мгновенно приобретшего багровый оттенок.

- У нас срочная задача! Вы хоть понимаете, какой это будет скандал?! Что скажет наш учредитель?! Нет, никаких завтра! Делайте прямо сейчас. Жду вас в машине через пятнадцать минут.

"Что? Что он такое говорит? Какая еще срочная задача? Какой скандал? Не делаются такие изменения одним днем, никогда и нигде" - изумленно подумала Даша, но сразу поняла, что никакие аргументы здесь не сработают, поэтому ей ничего не оставалось, как кивнуть.

- Хорошо, сделаю. - медленно проговорила она, правда, пока еще не понимая, как ей это удастся.

Даша со скоростью света составляла документы для налоговой, яростно вбивая на клавиатуре в форму паспортные данные нового руководителя, стараясь не ошибиться второпях в цифрах, и то и дело поглядывала на часы в углу экрана. Отведенные ей пятнадцать минут стремительно утекали, как будто их было пять. Ей казалось, что от волнения она ошибается буквально в каждой строчке, хоть это было и не так. Волнение сбивало с нужного направления и спутывало мысли. Дверь приоткрылась, и Даша увидела Людмилу Петровну.

- Дашенька, занята?

- Не то слово! - Даша ни на секунду не переставала стучать по клавишам, - Сергей Петрович хочет, чтобы документы, которые должны многократно выверяться, были готовы за пятнадцать минут. И они истекли уже две минуты назад.

- Не торопись, успокойся! А то сейчас наделаешь ошибок. Помощь нужна?

Даша кивнула, доставая из принтера только что распечатанную форму.

- Можете пробежаться свежим взглядом? А то я смотрю уже в сотый раз на одни и те же цифры и начинаю путаться. - Даша протянула Людмиле Петровне документы. — Вот, совпадать должно вот с этим.

Через пару минут Людмила Петровна кивнула, давая понять, что все сходится, а Дашин телефон завибрировал под рукой, высветив на экране номер Сергея Петровича.

- Дарья Андреевна, вы где? - раздался в трубке недовольный голос нового начальника. - Я жду!

- Сергей Петрович, три минуты. Последняя проверка документов.

- Быстрее. Жду.

Даша посмотрела на телефон, из которого только что доносился повелительный тон и покачала головой. Подняв глаза, она увидела, что Людмила Петровна смотрит на нее долгим грустным взглядом.

Выбежав на улицу с папкой только что распечатанных документов в руках, Даша увидела, что Сергей Петрович еще не появился. "Только страху нагонял и зря торопил" - с досадой подумала она. Через пять минут водитель, завидев выходящего из здания нового начальника, испуганно выкинул недокуренную сигарету, а как только Сергей Петрович поравнялся с черной служебной машиной, услужливо открыл ему дверь. Повелительным тоном Сергей Петрович, садясь в машину с видом, по меньшей мере, только что выигравшего войну императора, обратился к стоявшей рядом Даше.

- Дарья Андреевна, я поеду сзади, как и подобает руководителю. А вы поедете на переднем сидении, рядом с водителем.

Даша тихонько кивнула. Ей, в сущности, было все равно, где ехать - сзади или спереди, лишь бы подальше от Сергея Петровича. Водитель аккуратно, почти бережно закрыл дверь за руководителем, а Даша, наблюдая всю эту картину, поняла, что в ближайшее время ей скучно точно не будет.

Происходящее в последующие несколько недель напоминало Даше дешевую постановку в провинциальном театре с нетрезвыми актерами и психически нездоровым режиссером. Все это происходило в таких масштабах, что она чувствовала себя участницей третьесортного реалити-шоу. Сергей Петрович развил бурную деятельность, но проблема заключалась в том, что деятельность теперь велась совсем не там, где это было необходимо. Сотрудники целыми днями пропадали на совещаниях, единственная цель которых заключалась в восхвалении новоявленного руководителя, который крайне болезненно воспринимал малейшее невнимание к своей персоне. Сам он был настолько уверен в себе и своих способностях руководить, настолько упивался своим новым статусом, настолько хотел поклонения себе, что Даша стала мысленно называть его Луноликим.

Желание руководить, командовать и подчинять все своему контролю переходило все мыслимые границы - еще одной "фишкой" Луноликого стало составление план-графиков. Они составлялись по любому поводу и, чаще всего, абсолютно бездарно. Так, общий план-график деятельности учреждения на месяц, который был распечатан в большом формате и вывешен в приемной для всеобщего обозрения и благоговения, содержал в себе одновременно и рабочее совещание сотрудников кадровой службы, и конкурс "Алло, мы ищем таланты". Каждое подразделение обязано было регулярно присылать данные для новых план-графиков под угрозой наложения дисциплинарных взысканий.

Пока рядовые сотрудники перешептывались, что скоро будут составлять план-графики по составлению план-графиков, но послушно предоставляли данные, силы административного персонала были брошены на создание благоприятного имиджа Луноликого в глазах учредителя и общественности. Писались бесконечные отчеты, отправляемые куда-либо документы подкреплялись сопроводительными письмами за подписью Луноликого, даже тогда, когда это не требовалось.

Желая заработать авторитет в коллективе, Сергей Петрович выбрал явно не те способы и результат оказался прямо противоположным - вершиной происходящего безумия стали попытки Луноликого отправить часть сотрудников на молебны. Сотрудников государственного учреждения. У него это не очень получалось, поэтому он злился еще больше. Он очень старался при каждом удобном и неудобном случае ввернуть что-нибудь о том, как трепетно он относится к религии и церкви, сотрудничает с ней. Все бы хорошо, если бы вера не была напоказ, не использовалась бы как очередной инструмент создать вокруг себя некий ореол. По факту же, каждый его поступок шел вразрез с большой частью заповедей одновременно. Как ни странно, но чуть позднее Даша заметила, что это присуще не только Луноликому, но и всей верхушке обеих организаций. Все они соблюдали посты, приглашали на официальные мероприятия служителей церкви, совершали паломнические поездки в монастыри, но все это совершенно не мешало им более чем успешно осваивать бюджетные средства в свою пользу, плести интриги, и ломать чужие жизни.

Одни из самых заметных первых шагов новой власти стало увеличение зарплаты руководству и бухгалтерии. Казалось бы, никто не замечал очевидного абсурда ситуации - люди официально переходили на неполный рабочий день, а денег получали столько, сколько едва ли заработали ли бы, работая на трех должностях с утра до вечера и без выходных. Даше казалось, что она попала в какое-то королевство кривых зеркал - формулировки в официальных документах, которые ей приносили на согласование, "обосновывавшие" такие внушительные прибавки к зарплатам заставляли хвататься за голову - "За увеличение объема работ" - человеку, и официально, и фактически работавшему только до обеда, "за участие в процессе слияния организаций" - человеку, который впоследствии своими безграмотными действиями трижды чуть не сорвал этот самый процесс.

Апогеем безумия стал приказ, принесенный Даше вскоре после назначения Луноликого руководителем. Открыв папку с документами, Даша сразу увидела, что это приказ, связанный с зарплатой. Уже смутно догадываясь, что ничего хорошего она там не увидит, она вчиталась в текст и обомлела - заместителям нового руководителя назначались новые шестизначные зарплаты.

- Слушай, а чему ты так, собственно, удивляешься? - скептично спросила вечером того же дня Аня. - ты села работать в административный персонал, и теперь изумляешься, что накануне слияния началась глобальная дележка денег?

Даша понимала, что Аня, в общем-то, права и удивляться тут особо нечему. Но легче от этого не становилось. Дашу буквально трясло от этого бесконечного лицемерия и тщеславия. Но у нее была цель, которая все последующие месяцы двигала её вперед и поднимала с кровати по утрам: "Я должна продержаться хотя бы год, а дальше будет видно".

Предыдущая глава Следующая глава

Если вам нравится история, ставьте лайк и подписывайтесь на канал, чтобы прочесть предыдущие части и не пропустить новые))))