Тактика Panzerwaffe

Почему немецкие танковые войска были столь успешными в первые годы войны? Как правило, предполагается, что они обладали тактикой, принципиально отличавшейся от тактики танковых войск своих противников. Часто говорят о том, что в успехе большая роль принадлежала не самим танкам, а поддерживающим их родам войск - артиллерии и пехоте. Иногда даже выдвигают тезис, что немцы руководствовались принципом “танки с танками не воюют”. На самом деле всё было не так и значительно сложнее.

1 марта 1939 года выходит документ под названием “тренировочная директива для лёгких и средних танковых рот 1939 в боевых действиях”. Она определяла, в том числе и тактику, которую танковые войска использовали в кампаниях 1939-1940 года.

Главным видом боевых действий для танковых войск признавалась атака.

Перед атакой командиру танкового батальона требовалось отработать взаимодействие с поддерживающей артиллерией и пехотой. При этом был подробно указан список вопросов, которые должны были решить. Например, местность, точки наблюдения, пути танков. Где и как будет оказана поддержка артиллерией во время сбора, сближения с противником, во время и после прорыва, на флангах и в зоне, атакуемой танками. До боя командирские танки должны были двигаться впереди своих подразделений.

Для атаки танковым батальоном наиболее предпочтительным полагался боевой порядок “широкий клин”(Breitkeil). В передовой волне шли две танковые роты в ротном боевом порядке “широкий клин”(Breitkeil). За ними следовал штаб, далее - ещё две роты в боевом порядке “клин”(Keil). Фронт, занимаемый батальоном - 1000 м, глубина строя - 1300 м. Для атаки на узком фронте мог использоваться боевой порядок батальона “клин”(Keil). В этом случае занимаемый фронт составлял всего 500 м, а глубина 1800 м. В таком случае впереди наступала всего одна рота, за ней штаб, за ним две роты в строю “двойная колонна”(Dopplereihe), и замыкала строй ещё одна рота в строю “двойная колонна”. Широкий строй считался предпочтительным, так как позволял ввести одновременно в бой большую часть оружия. Ограничением же для ширина боевых порядков была возможность взаимной поддержки. В первой волне должна была наступать средняя танковая рота (mittlere Panzer-Kompanie), на 1939 год состоявшая из Pz.III и Pz.IV. Если же всё-таки она использовалась не в первой волне, то из-за опасности поражения своих танков цели фланкирующим огнём предписывалось поражать лишь на малых и средних дистанциях. Также её могли распределить между ротами лёгких танков повзводно. В этом случае взвода получали приказы от командиров лёгких танковых рот (leichte Panzer-Kompanie). Средняя танковая рота могла применяться и отдельно, если имелась открытая местность или господствующие позиции, а фронт был достаточно широк (не менее 1200 м).

Рота могла строится в боевом порядке “клин”(Keil) для атаки на узком фронте. Предпочтительной и для роты оставался боевой порядок “широкий клин” (Breitkeil), занимавший по фронту и в глубину по 450 м. В нём интервалы между взводами составляли 100 м.

Также рота могла строится в Kolonne для сбора (на самом деле это было 4 взводные колонны и штаб впереди), строй Reihe(колонна) использовался для марша, двойная колонна (Dopplereihe) для сближения.

Взвод мог строится в колонну(Reihe), линию(Linie), двойную колонну(Doplereihe) и клином(Klein). По фронту между танками должно было быть 50 м, в глубину 20 м, но могли меняться в зависимости от погоды, территории и противника.

Уже из этих боевых порядков видно, что следующая за танками мотопехота никак не могла поддерживать передовые танковые части батальона огнём стрелкового оружия. Хотя указывалось, что мотопехота должна помогать и наблюдением и подавлением вражеских противотанковых средств, максимум, что она могла сделать - это помочь огнём тяжёлого оружия: батальонных миномётов и пехотных гаубиц. Более того, и эта помощь представляется сомнительной при атаке полного танкового батальона, так как дальность прямой видимости хотя бы в 1000 м встречается в Европе не так часто.

Всё менялось, если танки должны были действовать не самостоятельно, а поддерживать пехоту.

Подчёркивалось, что атака должна быть неожиданной, для чего требовалось использовать маскировку. Перед атакой проводилась тщательная разведкам местностии сил противника.

Атака танков начиналась до покидания своей пехотой укрытий, что сближает немецкую тактику с действиями советских танков дальнего действия (ДД). Однако, в последнем случае цель было выйти к артиллерийским позициям к моменту атаки пехоты. Немецкие танки не должны были атаковать артиллерию в момент начала броска пехоты, хотя сама цель борьбы с орудиями противника ставилась. Впрочем, как следует из материалов, приводимых в той же книге Йенцем, кроме противотанковой, артиллерия редко становилась жертвой немецких танкистов.

В дальнейшем пехота должна была наступать впереди. Танки двигались перекатами от укрытия к укрытию. Лишь если сопротивление противника сломлено, танки обгоняли пехоту, на большой скорости сближались с противником и уничтожали его в ближнем бою. Далее следовало восстановить контакт с пехотой.

В бо каждый танк должен был поддерживать радиоконтакт с командиром. Танки не должны были отрываться от строя. Командир же должен был удерживать под контролем своё подразделение.

Атаку следовало совершать, чередуя огонь и движение. Движение должно было совершаться быстро, от укрытия к укрытию. Огонь должен был вестись только с места. Огонь с хода разрешался только при атаке противотанковых средств противника, которых не удавалось подавить огнём. Тогда требовалось, стреляя на ходу, сблизится и уничтожить их в ближнем бою. Как ни странно, также в ближнем бою предполагалось уничтожать и пехоту. Полагалось, что пехота будет для танков малоопасной.

Так как боезапас Pz.III и Pz.IV был ограничен, то пушки они должны были использовать только тогда, когда цель было невозможно поразить, используя пулемёты.

В случае атаки пехоты главными целями должны были стать пулемётные гнёзда и тяжёлое пехотное вооружение, то есть батальонные и полковые орудия, а также миномёты. Но в случае появления противотанковых средств, всё внимание переключалось на них. На другие цели следовало отвлекаться только в той мере, в какой это не мешало борьбе с противотанковыми средствами.

В случае обстрела противотанковыми средствами, танк должен был непрерывно менять скорость и направление движения. В это время другие танки открывали огонь и уничтожали стреляющего по нему. Также для борьбы как с обычной, так и противотанковой артиллерией рекомендовалось использовать охваты.

Ещё более приоритетной целью были танки. Борьбе с ними уделена примерно треть документа.

В ней тщательно разбирались действия в различных ситуациях танках в передовых и тыловых волнах. При появлении танков противника увидевший их должен был дать установленный сигнал. Задачей передовых волн должны были стать остановка противника и выяснение расположения его флангов. Танки тыловых волн должны были обойти и атаковать противника. Даже если не поступало указаний от командования, при появлении танков противника командиру роты, следующей в не в первой волне следовало либо усилить передовую волну танков, либо ударив во фланг противнику. О своём решении следовало доложить командиру. Быстрое решение столь ценилось, что в танковом бою рекомендовалось отказаться от долгой разведки местности.

В случае появления противника с фланга танки должны были сначала перестроится в строй колонна(Reihe), а затем повернуться “все вдруг” навстречу врагу.

Победить в танковом бою должен был тот, кто сумеет создать превосходство в огне и первым начнёт стретья. Для этого использовались хитрости, как-то оставление за спиной солнца, чтобы мешать наблюдению врага, концентрация огня по вражеским командирским танкам, использование дымовых снарядов, имевшихся в боекомплекте Pz.IV. Большую роль должен был играть выбор укрытых позиций. В борьбе против танков противника требовалось всегда поддерживать свои танки противотанковой артиллерией. Авиация должна была помочь обнаружением вражеских танков и предупреждением о них своих танкистов. Примечательно, что ударная авиация в данном документе не упоминается ни своя ни противника.

Об отступлении или обороне в нём также почти ничего не сказано. В случае огневого превосходства врага требовалось отойти на более удобные позиции, возможно, прикрываясь дымовой завесой, поставленной средними танками.

В итоге трудно найти что-то принципиально отличное от построений теоретиков подвижных войск в других странах. Немцы отмечали важность взаимодействия между родами войск, но вовсе не пытались перенести на пехоту и артиллерию борьбу с танками противника. Критикуемое советское построение в несколько волн, когда передовые танки далеко отрывались от пехоты, также не слишком отличается от немецкого построения в 4 волны. Каких-то откровений во взаимодействии с авиацией и артиллерией тоже не имеется. Успех немецких танковых войск был обусловлен не тем, что они задумывали, а в том, как они реализовывали. Хорошо подготовленные танковые войска, имевшие пусть и бедные по современным меркам, но позволяющие управлять танковыми частями средства связи оказывались раз за разом сильнее в борьбе с неготовыми к натиску стальной лавины пехотой противника, с неповоротливыми танковыми силами союзников. У союзников же вместо стальной лавины получался тоненький ручеёк последовательно вводимых в бой растянутых частей. Пройдёт 2-3 и года и союзники постепенно научатся массированному применению танков. В то же время советская тактика использования противотанковых частей, названная немцами “Pakfront” сделает невозможным успешное применение немецких танков по старым принципам.

Писалось это по 1 тому Jentz "Panzertruppen". Сравнить с советской тактикой можно по вот этой книжечке.

Про "пакфронт" можно почитать у того же Йенца, но во 2-м томе.

Действия танков ДД описаны в статьях Калиновского, увы, сейчас в интернете я их не нашёл. Так что не знаю, где быстро и просто прочитать это.