Как две королевы убили американский кинематограф

22 January 2019

Самое масштабное и профессиональное кинопроизводство в мире — Голливуд, о золотом веке которого скоро выйдет мой следующий нарратив, убивает себя. И этот акт публичного саморасстрела, мы наблюдаем всем миром, просто потому, что привыкли к тому, что Голливуд — это знак качества.

«Повзрослевшая Сирша Ронан в ярких исторических костюмах. Марго Робби не испугавшаяся быть некрасивой на экране. История жесткого противостояния двух исторических личностей. Двух сильных женщин» . — вот, что обещал нам трейлер фильма «Две королевы».

На деле, я недавно посмотрела один из самых невнятных и картонных фильмов последней пятилетки. Мне стыдно в этом признаться, но в первой четверти фильма на уснула минут на 10 от непереносимой скуки. В фильме о двух ярчайших женщинах Англии и Шотландии — Елизавете I (Марго Робби) и Марии Стюарт (Сирша Ронан) нет ничего кроме лозунгов за равноправие, которые утомляют.

Феминизм и Толерантность — вот два постулата современного голливудского кинематографа. Они же два смертельных выстрела в некогда живое киноискусство. Первый выстрел толерантностью сделан был давно, но талантливые авторы, настоящие кинопрофи сумели вплести её в канву своих картин и устоять. Второй выстрел, сделанный недавно, феминизм, к сожалению, контрольный в голову. Давайте подробнее о том, как «Две королевы» и подобные ему фильмы убивают американский кинематограф.

Т — Толерантность

Благодаря квоте на актеров-представителей расовых меньшинств и вопреки здравому смыслу, английский двор середины 16-го века наполнился темнокожими гонцами и азиатскими фрейлинами. Мне это уже давно не режет глаз, но любители достоверности должны быть предупреждены. Но мы же все с вами современные люди, и не делим людей по цвету кожи, поэтому темнокожие придворные не вызывают у нас никаких чувств.

Очень красивая Джемма Чан в роли фрейлины Бесс из Хардвика
Очень красивая Джемма Чан в роли фрейлины Бесс из Хардвика

Как не станут раздражать и исторические лица, объявленные по велению сценаристов гомосексуалами. Например, одна из центральных мужских фигур, второй супруг Марии Стюарт, лорд Дарнли, оказывается бисексуалом с уклоном в гомосексуальность, и в первую брачную ночь спит с придворным парнишкой. Королева не отрубает сопернику голову, а произносит речь о толерантности и приближает любовника своего мужа! По ходу действия оказывается, что этот парнишка никто иной, как личный секретарь, фаворит и, возможно, любовник королевы — Давид Риччо (итальянец, которого играет пуэрториканец). Вот так, с легкой руки толерантного, но очень глупого сценариста, Риччо оказывается открытым геем, которого королева, придерживающаяся очень прогрессивных взглядов, буквально благословляет. Потом, конечно, его герой будет убит главными негодяями фильма — белыми гетеросексуальными мужчинами, но эта тема заслуживает отдельного заголовка.

Справа налево: Мария Стюарт (Сирша Ронан)с фрейлинами и Давидом Риччо ( Исмаэль Круз)
Справа налево: Мария Стюарт (Сирша Ронан)с фрейлинами и Давидом Риччо ( Исмаэль Круз)

Ф — Феминизм

Безвольно блуждающая по своему дворцу Елизавета, занимающаяся вышивкой лентами и не принимающая ни малейшего участия в государственном управлении, ничуть не лучше своей троюродной сестры Марии. Та заставляет силой гомосексуала сношать её во имя рождения наследника (это один из самых мерзких моментов фильма, хотя все скудные сексуальные сцены в нем неприятны).

Создатели, очевидно, хотели снять фильм о сильных женщинах на волне всеобщей феминизации кинематографа. Как они умудрились получить в итоге двух безвольных куриц остается загадкой. Одна из королев рыдает, что у неё нет ребеночка, и она сама стала как мужчина, а вторая, выжимая все-таки из своего бисексуального (или гомосексуального?) муженька немного семени, потом их общим ребенком манипулирует вдоль и поперек. В этом и состоит женская сила, по мнению создателей этой бредовой картины.

Женщина может или отрастить яйца и уподобится (мерзким, грязным, хамоватым, беспринципным) мужикам, или манипулировать ребенком. На большее женщина не способна. При своей феминистической задумке фильм, на мой взгляд, оказался антифеминистическим. Потому что, лежать на кровати с предавшим тебя мужем и, поглаживая его волосы, рассуждать о том, насколько мужчины жестоки — так не ведет себя ролевая модель сильной женщины. Так ведет себя кукла, ищущая причины своих неудач.

Кстати, плачущая от бесплодия королева, по слухам, родила от своего фаворита Дадли бастарда, но в фильме, она буквально королева-девственница. И не потому, что у нее шаткое положение на троне, и она боится соперничества. Просто она считает мужчин — отвратительными существами.

Белый мужчина средних лет отныне объявлен всеобщим врагом. Не знаю как для вас, а для меня это самый любимый тип. Сильный, красивый, храбрый, адреналиновый и тестостероновый. Делать из него слабака, предателя, угнетателя — глупо. Он — основа этой цивилизации, девчонки. Переписать историю, вот, что нужно, чтоб уместить в неё этот новый шаблон с мудрыми и идеальными женщинами и слабаками мужчинами.

И, похоже, Джону Гаю — автору сомнительной книги, легшей в основу фильма, в содружестве со сценаристами это удалось. Только вышло нарочито наоборот. Если бы нам показали двух сильных и мудрых королев, а не куриц, за которых всё решили, это высказывание было бы гораздо более феминистичным, чем то, что вышло. Ведь добрые и положительные со всех сторон женщины (сценаристы уверены, что Елизавета и Мария были именно такими) не могут играть в политические игры, убивать своих родных, плести интриги и рубить головы. Даже, наконец отважившись казнить свою кузену, Елизавета пишет её ментальное письмо о том, как гордится ей, как завидует и восхищается. Для справки, у Елизаветы папа убил маму из-за того, что та родила её, Елизавету, а не мальчика. Один этот факт, по-моему, больше про угнетение женщин, чем все охи-вздохи в красивых декорациях «Двух королев».

В роли дурнушки Елизаветы — самая красивая женщина современности Марго Робби
В роли дурнушки Елизаветы — самая красивая женщина современности Марго Робби

Вишенка на торте — прокатчики, переведшие оригинальное название фильма «Мария — королева Шотландии» на свой лад. Никаких двух королев в фильме вы не найдете. Вы увидите блеклый и абсолютно, картонный образ королевы-девственницы Елизаветы, который можно было заменить фотографией Марго Робби обезображенной до неузнаваемости (сэкономили бы на гримере), и Марию — девочку-подростка с преувеличенными амбициями гонимую инстинктами, страстями и тщеславием. В общем, ни одной королевы, в фильме, обещающем в названии двух.

В роли сексуальной красотки Марии Стюарт — Сирша Ронан
В роли сексуальной красотки Марии Стюарт — Сирша Ронан

И, если Марго Робби старается придать своему персонажу хоть немного драматизма, Ронан, в роли Марии — абсолютный ужас. Она не очаровательна, она не преисполнена достоинства, в ней нет ничего от королевы, а самое главное она жутко недостоверна. Все детские черты её внешности играют против создания чувственного образа обуреваемой страстями королевы. Для этой актрисы — это профессиональный провал.

Многие пишут что-то про прекрасный саунд-трек, но я, признаюсь, не помню его совершенно. Видимо, настолько меня преисполнил гнев, что я не смогла обратить внимание на единственный положительный момент ленты. В общем, это один из худших фильмов, что я смотрела за последнее время, а ведь я тот самый человек, который тратит уйму времени на выбор кинолент к просмотру. Глобальное разочарование от «Двух королев» научило меня не доверять Голливуду, так печально погибающему у нас на руках.