Каким должен быть юрист, защищающий участников ВЭД. Интервью с Марианной Чугаевой.

29 October 2018

В рамках конференции "ВЭД, таможня, логистика в ЕАЭС", которая недавно прошла в Анапе, руководитель юридической компании "Магистраль" Марианна Чугаева рассказала об особенностях защиты прав участников ВЭД и о том, за какие дела юристы компании могут взяться на общественных началах.

[00:00] Галина Рожко: Марианна, вопрос как к профессиональному юристу в таможенной сфере: что отличает профессионального юриста и каковы основные задачи, которые стоят перед юристом, защищающим права участника ВЭД?

Марианна Чугаева:

[0:27] Спасибо за вопрос, он очень уместный, нужный, чтобы что-то изменить. Почему. Моя позиция и я стараюсь её применять на практике, что хороший юрист, который хочет действительно что-то изменить, а не просто бороться с последствиями какими-то, симптомами, он должен, в первую очередь, заставлять государственные органы, в том числе, в нашем случае – таможенные органы, проводить работу над ошибками.

[00:59] То есть если мы с вами выиграли в неравной схватке какой-то спор с таможенной службой и получили хорошее решение судов в нашу пользу, мы должны пытаться заставить таможенные органы применять это решение судов в последующих правоотношениях.

[01:18] Например, каким образом это нужно делать. Обращаясь в прокуратуру. Прокуратура – это орган, который надзирает за соблюдением законности, и он может вынести предписание таможенной службе на предмет того, что вот такие нарушения нельзя допускать, повторять впредь.

[01:33] Поэтому, как мы выработали такую практику в Северо-Западном регионе, в Северо-Западной транспортной прокуратуре, мы обращаемся в прокуратуру, указываем список дел, в которых наша позиция была признана обоснованной, а решения таможни незаконными, мы просим прокуратуру разобраться, установить виновных, вынести предписание. Мы только начали этот подход применять. К сожалению, он системно не применяется, хотя не понимаю, в чём сложность. Таможенный орган может точно так же отчитываться перед прокуратурой в части проигранных дел, и прокуратура может, вникая в них, выявлять системообразующие ошибки, которые повторяются из раза в раз.

[02:16] Галина Рожко: А для ФТС, например, почему невозможен вариант, когда они сами анализируют свою собственную практику судебную? Они же регулярно готовят обзоры и они видят, что из раза в раз проигрывают какие-то дела, но при этом продолжают идти по пути обзоров и никак не реагируют. Почему нельзя обойтись без прокуратуры?

Марианна Чугаева:

[02:34] К сожалению, зная нашу сегодняшнюю систему, ФТС, таможенная служба, не будет рубить сук, на котором сидит. Безусловно, здесь, как я вижу, всё-таки на данном этапе необходимо участие какого-то контрольно-надзорного органа, коим является прокуратура (в принципе, это входит в её обязанности), для того, чтобы ну хотя бы стимулировать такую работу.

[02:51] Может быть, впоследствии таможня и не захочет, чтобы прокуратура именно этим занималась, и они всё-таки начнут это делать сами. Потому что им это делать абсолютно никто не мешает, и это в принципе, как я считаю, основная их деятельность и должна быть, в том числе. Потому что это очень важно – не совершать допущенных ошибок в будущем. Но аналитика не должна быть самоцелью, она должна вести к результату, конечно. Поэтому вот с этой работой призываю как-то справляться бизнесу. Я понимаю, что зачастую в ритме сегодняшней жизни сложно как-то ещё и систематизировать имеющуюся практику и просить всё-таки кого-то сделать из этого какие-то выводы, но давайте всё-таки пытаться, иначе будет сложнее переломить текущую позицию, текущие обстоятельства и положение дел.

[03:40] Второй момент, на который тоже хотелось бы обратить внимание. Если мы при каких-то спорах, каких-то жизненных ситуациях мы видим, что есть какое-то системное несоответствие закона реалиям, то есть видим какую-то правовую несправедливость на уровне именно закона, а не просто правоприменительной практики его применения, то не надо бояться изменить этот закон. Для этого есть возможности, есть внесение изменений в уже имеющиеся нормативные акты, есть новая законотворческая деятельность по нормативным актам, которых нет. Это обязательно надо делать, иначе опять же, если мы боремся только с последствиями, мы не устраним основную проблему.

[04:23] Как пример, – мы это сделали с той же самой солидарной обязанностью. Столкнувшись, скажем, с несправедливостью солидарной обязанности таможенного представителя в своё время, у нас получилось реализовать это на практике. Столкнувшись с незаконностью, как нам казалось, исключения таможенного представителя из реестра за незначительные долги нам тоже что-то удалось изменить на практике. То же касается и срока отправления уведомлений участникам ВЭД. Что-то всё-таки удалось изменить и по идее это должно получиться у любого активного профессионального юриста, кот может сформулировать свою позицию и через какие-то, например, общественные объединения попытаться её озвучить уже представителям бизнеса перед властью, РСПП, Деловой России. У нас их несколько – знаменитая «четвёрка». Поэтому надо пытаться это делать обязательно.

[05:18] Ну и последнее – это , конечно, борьба с какой-то несправедливостью, с явными коррупционными историями. То есть тоже, как я считаю, всё-таки не надо бояться. Если мы видим, что вроде как всё законно, но не соответствует ни обычаям делового оборота, не какой-то вообще нормальной системе ценообразования в сфере услуг в сфере таможенного дела, то надо всё-таки пытаться с этим бороться. Это касаемо, например, последней ситуации, связанной со стоимостью хранения товаров на складах ответственного хранения. ПРОВЭД тоже освещал эту ситуацию, то есть вроде как по закону всё хорошо, но участник ВЭД попадает на огромные платежи за хранение товаров за незначительные сроки и при этом боится что-то менять, работая в регионе . Боится как-то с этим спорить.

[06:07] Галина Рожко: Я как раз хотела узнать, как участники ВЭД сами реагируют. Они согласны бороться и отстаивать, или всё-таки чаще они идут по пути отказа от судебных разбирательств?

Марианна Чугаева:

[06:18] Вопрос уместный, да, актуальный, потому что, к сожалению, не все гот идти до конца, биться. Вот в ситуации с хранителями нам повезло, что клиент у нас находится в Москве, с Балтийской таможней контактирует очень мало, точнее - получилось, что контактировал один раз, и вот он получился такой неудачный. И он готов, да, отстаивать свою позицию до конца. У него такая же активная жизненная позиция, и он готов.

[06:45] Но к слову хочется сказать, что клиента зачастую, конечно, пугают деньги. Потому что юристам, понятно, хорошим юристам, надо платить, а платить зачастую немало, да, поэтому в некоторых случаях, каких-то прямо совсем, скажем, необоснованных, юридические компании, крупные на рынке, они всё-таки оказывают какие-то услуги бесплатно, условно, для того, чтобы просто доказать несправедливость ситуации, переломить практику. Мы тоже этим занимаемся, поэтому при оценке ситуации клиента, когда он, например, объективно скажет «ребят, да-да, я согласен, но нет денег», мы готовы всё-таки как-то изменить подходы по ценообразованию, где-то пойти навстречу и договориться.

[07:27] Я так понимаю, последняя ситуация связана с нарушением представления отчётности. Это тот случай, да?

[07:30] Да, это как раз тот случай, потому что если таможенного представителя, как я обозначала уже ранее, исключили за нарушение сроков представления отчётности, если на дату издания приказа ФТС об исключении отчётность уже была представлена, мы уверены, что это решение об исключении является незаконным, и оно не основано ни на Таможенном кодексе, ни на федеральном законе, и вот это дело мы готовы сопроводить в случае, если какая-то подобная ситуация будет у таможенного представителя бесплатно для того, чтобы просто переломить эту ситуацию. Потому что последствием такого правоприменения может стать впоследствии исключение из реестра просто на том основании, что мы что-то не то указали в отчётности, а не как предусматривает закон – её не представили. Поэтому готовы, да, в этом случае также как-то сотрудничать с клиентами таким образом, потому что это важно для всего рынка.

[08:23] Галина Рожко: Будем надеяться, что контакт между участниками ВЭД, юридическими фирмами и властью как-то всё-таки создаст такой разумный «треугольник», который позволит достигать наиболее эффективных результатов. Марианна, спасибо большое!