Размер штрафов для бизнеса: некомпетентность или сознательное вредительство?

<<<Радиостанция с хорошей музыкой, новостями и ток-шоу. "Восток России" 103.7 FM , 765 AM>>>

Здравствуйте, у микрофона адвокат Константин Бубон.

Напомню, что Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации – это один из самых часто изменяемых документов. Дотошные исследователи подсчитали, что за два года в него было внесено более двухсот различных изменений. Это был комментарий к тезису о стабильности российского законодательства.

Я уже много раз говорил об этом, но считаю не лишним ещё раз напомнить, что административное наказание имеет вполне конкретное назначение. В экономике оно играет исключительно профилактическую роль. Если наказанное предприятие было вынуждено прекратить свою деятельность, то это обычно означает, что административные меры дали совсем не тот эффект, которого от них ждёт общество, а прямо противоположный.

В соответствии со статьёй три прим один кодекса об административных правонарушениях наказание применяется с целью предупреждения новых нарушений закона, не более того. Намеренный развал хозяйственной деятельности предприятий не должен рассматриваться как цель деятельности государственных контрольных органов. В связи с этим законодателю, например, стоило бы пересмотреть размер штрафов по многим статьям КоАП, поскольку на практике их применение нередко означает немедленную ликвидацию даже для относительно стабильно работающей фирмы.

Мне недавно пришлось изучить совершенно вопиющий случай. На строительном объекте сотрудники Федеральной миграционной службы застали работающих граждан Узбекистана. У задержанных имелись патенты на работу в России, но в этих документах была указана специальность «разнорабочий», в то время как на объекте они штукатурили стену. Работодатель иностранцев, российское предприятие, было привлечено к ответственности по статье восемнадцать прим пятнадцать КоАП, которая предусматривает максимальный штраф в размере восемьсот тысяч рублей.

Давайте рассмотрим эту ситуацию подробнее. Прежде всего, бросается в глаза то обстоятельство, что штрафы грозят предприятию вовсе не за причинение кому-либо вреда. Наоборот, эта фирма приносит только пользу: ремонтирует здания, платит налоги. Оно рискует подвергнуться наказанию исключительно за неправильное оформление бумаг. Причём наказание в данном случае может остановить работу предприятия, ведь задержание нескольких иностранных работников может означать для него в общей сложности штраф в несколько миллионов рублей. Любопытная деталь состоит в том, что переоформление патентов для иностранных работников, в принципе, возможно, но эта процедура тоже остановила бы работу на объекте на несколько дней.

Кстати говоря, этот пример – довольно типичный для российской практики. По моим наблюдениям, чаще всего российские предприятия подвергаются административным наказаниям вовсе не за причинение кому-то вреда. Применение штрафов очень часто никак не связано с добросовестностью работы фирмы. Предпринимателей нередко наказывают за отсутствие печатей или подписей, наличие которых, так или иначе, всё равно бы не никак повлияло на качество конечной продукции.

Всё это очень похоже на сознательное причинение вреда собственной экономике, но я боюсь, что дело совсем не в этом. У меня сложилось впечатление, что те сотрудники контролирующих органов, которые непосредственно работают с предприятиями, хорошо сознают всю пагубность карательной политики в отношении бизнеса.

Главная проблема состоит в отсутствии обратной связи с федеральной властью. При определении размера штрафов законодатель, похоже, руководствуется весьма туманными представлениями и о финансовом состоянии предприятий и о тех реальных обстоятельствах, при которых совершаются правонарушения.

Без сомнений, закон отражает точку зрения высшего эшелона бюрократии. Близка ли эта точка зрения к реальному состоянию дел, трудно сказать. Со всей определённостью я могу утверждать только то, что политика установления максимально возможных штрафов за всё, за что их только можно установить – это совсем не то средство, которое сделает экономику процветающей.

У микрофона был адвокат Константин Бубон. Всего вам доброго.