Лондонский Сити на крови

«По легенде на флаге помещён кинжал сэра William Walworth, лорда-мэра Лондонского сити, которым он убил Wat Tyler, предводителя крестьянского восстания 1381 года».
Ну, тут символизм просто зашкаливает. И первым делом, конечно, на ум приходит братоубийца Каин, который был и создателем первого города (в современном смысле) – как чего-то отгороженного от внешнего мира и враждебного ему (сам Каин, после убийства боялся всего). И европейский город, из которого вырос нынешний скученный мегаполис, похожий на огромную, и пока что полную консервную банку, создавался как нечто, противостоящее селу. В отличие, кстати, от средневекового русского города, который был как бы продолжением сельской округи, её концентрированным выражением: «Западный город отгораживался от сельской жизни и отворачивался от пейзажа, русский город органически перерастал в пригородные слободы, он был теснейшим образом связан с сельским хозяйством и поистине развернут лицом к природе. Умение вписать поселение в пейзаж, поставить наиболее выдающиеся здания в наивыгоднейших точках - отличительная особенность русской культуры». (В. Махнач, С. Марочкин. «Русский город и русский дом»; вот здесь я, в своё время, порассуждал и о старом русском городе, и о новом.)
В Англии был устроен самый настоящий геноцид крестьянства, которое, в ходе огороживания и сгона с земли, просто-напросто ликвидировали – как класс. (В сравнении с этим наша коллективизация выглядит этаким детским утренником.) Причем, всё это сопровождалось массовыми убийствами. При одном только Генрихе Восьмом казнили 70 тысяч, 90 тысяч – при Елизавете (все население Англии – три миллиона!)
Весьма показательно, что Уот Талер был сельским кузнецом и отважным воином. И тут сразу же вспоминается восстание кузнеца Кавы, о котором рассказывает иранская традиция («Шахнаме»). Оно было направлено против царя-узурпатора, драконоподобного Заххака. И надо отметить, что крестьянские восстания средневековья не были направлены против монархии и мира Традиции. Крестьяне жаждали настоящего, праведного царства. Они поднимались на борьбу за возвращение монаршей власти к своему архетипу, от которого та отходила под воздействием переродившейся знати, поставившей во главу угла богатство и стяжание. (Талера и убили приближенные короля.)
Показательно, что на Руси крестьянские восстания вспыхивали тогда, когда самодержавие как бы отказывалось от самого себя. Восстание Болотникова случилось в эпоху Смуты, в правление боярского «царя» Василия Шуйского. Степан Разин бросил вызов Москве, когда та бросила Русь в Раскол. Болотников выступал уже против Петербурга, где сидел царь-вестернизатор, нарушивший родовой принцип наследования – от отца к сыну. Пугачев сражался с войсками Екатерины Второй, которая окончательно отдала мужиков в полон к «онемеченным» барам. А вот против реакционных правителей «страшного-ужасного» Ивана Четвертого и «солдафона» Павла Первого крестьяне не выступали. Конечно, идеализировать эти восстания не стоит (там было своё, «левое» искажение), но нужно видеть их истинную, огненную, консервативно-революционную мотивацию.
Когда монархии склонялись к знати и отворачивались от народа, то это означало одно – в них пробуждается темный лик Заххака, узурпатора, зловещего двойника. Ведь в царском величии – и особое благословение, и особое проклятье. Подлое убийство Уота Талера стало проклятьем для английской монархии. И началом темного торжества лондонского Сити – этого всемирного финансового Дракона.
К слову, ещё лет десять тому назад в ЖЖ был опубликован любопытный текст, в котором само Сити описывалось как независимое государство ФинИнтерна. А вот кто покровительствует этому - «Гог и Магог».