Буквально замочил оркестр

19 October 2018

Соседка, «дама бальзаковского возраста», упорно приглашала меня в театр. Я – холостяк и не любитель посещать места, где людей приобщают к искусству. О таких местах я уже кое-что знал. Но и соседку не хотелось огорчать. Тем более, что она уже основательно «просветилась» от своей подруги по поводу содержания спектакля и была неумолима в своих доводах: 
- Понимаешь, Иван, - так она меня называла, когда хотела в чем-то убедить, - мы многое потеряем, если не увидим этот замечательный спектакль своими глазами. Там много эротических сцен, которые не увидишь даже в театре Евтюка. Представляешь, главная героиня, жена олигарха, достигшая в жизни уже всего, начинает разочаровываться в своей жизни. В спектакле есть замечательная сцена, где она, сидя на золотом унитазе в своей спальне, произносит такой монолог, что многие зрители плачут. И подруга так разревелась, что даже объявили антракт и вызвали «скорую». Понимаешь, эту сцену надо видеть … 
- Ну, хорошо, идем! - согласился я, понимая, что лучше один раз увидеть, чем много раз слушать… 
И уже через день соседка показала мне два билета на этот хваленый спектакль, который начинался в 18-00 в ближайшее воскресенье. Она предупредила, что зайдет за мной в 17-00…. 
В субботу, как и обычно, мы с приятелем были в гостях у двух очаровательных подружек. Были там весь день и прихватили даже последующую ночь. Время летело незаметно, и только после обеда в воскресенье я с трудом стал осознавать, что завтра мне на работу и утром у меня очень важная деловая встреча с иностранцами! Эту встречу надо было провести безукоризненно и, естественно, о спектакле я даже не вспомнил. Кое-как я разъяснил компании, что мне надо ехать домой … Меня долго не хотели отпускать. И только с третьего захода, приняв на прощанье трижды «напосошок», я, наконец, вырвался от них и примерно в 16-00 добрался до своей квартиры и тотчас вырубился в прихожей … Я долго не мог проснуться и только по непрерывным толчкам понял, что рядом кто-то есть: 
- Ну, слава Богу, жив! А я уже хотела вызывать «скорую»! - лепетал знакомый мне голос радостно, когда я открыл глаза, - Я пришла к Вам полчаса назад. Вижу - дверь открыта! Еле Вас разбудила. Вставайте скорей, мы уже опаздываем … 
- Куда? – с трудом спросил я. Но увидев изумленные и с укором смотревшие на меня глаза, стал нехотя подниматься с кушетки и кое-что вспоминать. И, наконец, вспомнил все. Отпираться было бесполезно. Я знал характер соседки. Она взяла меня под руку и, как под конвоем, уже через полчаса доставила в театр … 
Сидя в мягком кресле партера и слушая актеров, я расслабился и быстро задремал. Но даже сквозь сон чувствовал непонятную тревогу и меня одолевало какое-то смутное желание. В какой-то момент меня очень сильно толкнули в бок и голос соседки страстно прошептал: 
- Смотрите, Иван, сейчас будет та самая сцена, о которой я Вам рассказывала прошлый раз … 
Взглянув на сцену, я ничего там интересного не нашел. Но зато сразу вспомнил - чего мне хотелось во сне. Мне нестерпимо хотелось холодненького пивка. … Но еще нестерпимее хотелось … по-малому! И настолько нестерпимо, что буркнув соседке: «Сейчас вернусь!», я в первую попавшую дверь стремительно выскочил из зала и помчался по слабо освещенному коридору. Мне казалось, что туалет должен быть где-то рядом, и, наконец, я увидел его. Раздумывать было некогда. Я буквально рванул дверь на себя и вломился внутрь. Освещение было тусклым, таким, каким оно бывает в привокзальных туалетах. «Значит, попал правильно» – мелькнула радостная мысль и тут же исчезла. Единственный унитаз был занят. И на нем сидела … женщина, и она разговаривала сама с собой?! «Черт возьми! Попал в женский туалет, да еще к сумасшедшей!» - мелькнула вторая, менее радостная мысль. Раздумывать дальше и, тем более, искать здесь спасительный писсуар было делом дохлым. Однако присмотревшись, я увидел впереди белую полоску, а за ней - большой приямок … «Канал для стока мочи!» – догадался я и смело расстегнул ширинку. И уже почти заканчивая эту спасительную для меня процедуру, я услышал вдруг грохот и мгновенно вырубился второй раз за этот день. Очнулся от знакомого мне голоса. На краю моей больничной койки сидела соседка. Увидев, что я открыл глаза, и совершенно не обращая никакого внимания на мое состояние, она продолжала: 
- Печально, Иван, что у Вас случился повторный приступ именно в театре. И Вы не смогли досмотреть спектакль до конца. Представляете, в этот раз режиссер уже по-новому, более современно, поставил концовку спектакля. В тот самый момент, когда главная героиня начала свой блистательный монолог, и я уже готова была заплакать, вдруг неожиданно распахивается дверь в спальню и появляется ее любовник. Героиня не замечает его и продолжает говорить, обращаясь к зрителям. Любовник растерян, от безумной страсти мечется по сцене и, наконец, не выдерживает и выливает эту страсть на … музыкантов в оркестровой яме. 
И здесь, по задумке режиссера, появляется еще один любовник героини. Он, обуреваемый ревностью, с криком «Он меня хотел замочить!» со всей силой бьет своего соперника контрабасом по голове... 
«Так вот чем мне пробили голову!» – сразу возникла в голове успокоительная мысль-отгадка. И я в третий раз за день беззвучно вырубился. Но, уже через неделю меня выписали. Сразу же позвонил шеф и сказал, что моя встреча с иностранцами не отменена, а лишь перенесена и состоится, когда я выйду на работу. И она состоялась. Встреча была плодотворной. Иностранцы, как мне показалось, остались довольны. 
Особенно мне запомнился один из них. По окончании встречи он, хитро улыбаясь и подмигивая мне, сказал на ломанном русском понятную лишь мне одному фразу: 
- Я ходить в замечательный театр. Я видеть там талантлив актер, как Вы! 
- Горжусь Вашим комплиментом! – не растерялся я, тоже подмигнул ему и крепко пожал руку на прощанье. Шеф был в восторге, и я понял, что он на том спектакле не был …