Реалити-шоу Война, четвертая глава Террорист №2, автор Решетников Сергей

Перед этой главой была глава 3 «Чай с лимоном» романа Реалити-шоу ВОЙНА

Иван Бастон родился в 2020-м году, в Канаде. По другим данным — в 2022-м. Его родители были выходцами из России. Папа, Аполлон Николаевич — худосочный учитель из Волгограда. Его жена, Марина Георгиевна — повар столовой, потомственная дворянка. Красивая, с выразительными глазами, полная. Она умерла через два месяца после родов.

Ваня рос крепким задиристым парнем, бил одноклассников, рано начал пить алкогольные напитки, курить гашиш и употреблять прочие запрещенные препараты.

Отец женился во второй раз. Мечтал, что сын станет зубным врачом. Но началась война, и всё смешалось в доме Бастонов. А Ваня ликовал. Война радовала мальчугана. Как же! Он с нескрываемым удовольствием смотрел новости из зоны военных действий. Мечтал попасть туда, где стреляют, где взрываются бомбы, где лазер сжигает тела. И его мечта сбылась.

Через несколько лет война пришла и в Канаду. Дом Бастонов попал под артиллерийский обстрел. Ваня едва выбрался из-под обломков здания невредимым. По горящей улице бегали люди. Сосед — дядя Билл — полз по асфальту, волочил за собой не до конца оторванную ногу и выл, как собака. Абсолютно голая восемнадцатилетняя Грета подбежала к Ване, стала орать нечеловеческими голосом, потом вдруг перестала, склонила голову на бок, взглянула сумасшедшими глазами и побежала прочь. Юный Бастон поначалу заплакал, закричал, стал звать отца на помощь. Никто не откликался. Земля горела. В небе кружили огромные вертолеты. Пахло кровью и паленой человеческой кожей.

Ваня вышел на дорогу, увидел убитого полицейского, склонился над ним, внимательно вгляделся, дотронулся до холодного, пробитого пулей лба. На пальцах осталась кровь. Мальчик поднес их к носу, втянул в себя запах и... Неожиданно пришло спокойствие. Он взял себя в руки.

Захотелось вынуть пистолет из кобуры копа и спрятать где-нибудь. Чтобы, когда закончится война... Она же непременно закончится — завтра или послезавтра.

Так вот. Когда она закончится, достать пушку из потайного места и... хвастаться перед друзьями.

— Ты видел? Видел, какая у меня пушка?

Блин, с ума сойти! Ваня вынул пистолет из кобуры. Хотел его спрятать за пазуху, как вдруг перед ним возник сосед — дядя Артур, бухгалтер, отец Греты. Ваня часто видел раньше, как дядя Артур обнимал перед своим домом единственную дочь. Они громко смеялись, шутили, говорили о каких-то пустяках. Дядя Артур, как бы шутя, хлопал дочку по попке. Ваня это видел два раза. Или три. Бастон тоже в глубине души мечтал похлопать по попке Грету. Только, когда минут пять назад она подбежала к нему обнаженная и стала орать, такого желания у него не возникло.

Дядя Артур смотрел на Ваню такими же, как у дочки, сумасшедшими глазами и потрескавшимися губами шептал что-то себе под нос. Ваня, не выпуская пистолета из рук, спросил:

— Что?

Дядя Артур закрыл рот.

Ваня криво улыбнулся:

— Что вам нужно?

Дядя Артур выпучил глаза и прошептал:

— Моя... ма...ма.

Ваня спокойно спросил:

— Что — ваша мама?

Дядя Артур судорожно закивал головой.

— Она сдохла? — спросил Ваня с улыбкой.

Дядя Артур ничего не ответил.

Ваня сказал:

— Она была слишком старая.

Дядя Артур схватился за голову руками и заныл:

— Ой, я не могу. У меня же отпуск. Такой ужасный отпуск! Моя мама... Террористы! Ой, я не могу! А где Грета?! — и стал звать ее. — Грета, девочка моя! Твоя бабушка умерла!

И побежал прочь. Ваня направил пистолет на бегущего по улице дядю Артура, прищурив один глаз, и стал целиться. Взяв на мушку, надул губы и изобразил выстрел:

— Бу-бух!

Потом еще раз:

— Бу-бух!

Опустил пистолет, бережно спрятал за пазуху и быстро побежал к развалинам.

Там он наткнулся на тело своей тети. Потолочная плита размозжила ей голову. Ваня с любопытством, внимательно стал разглядывать желтые тетины мозги. Он какое-то время стоял, потом наклонился, сорвал с её шеи золотую цепочку и пошёл, куда глаза глядят, напевая себе под нос незамысловатую мелодию, модную канадскую песню «Любимый город может спать спокойно...».

Ваня был совершенно спокоен. Он читал много приключенческих книг. Любил смотреть старые фильмы Квентина Тарантино, Роберта Родригеса и новые «мочиловки» великих режиссеров DJ.roma или Ивана ибн Федоровича Ленина-Фосбиндера. Ваня твердо знал, что золото, деньги и оружие — это спокойствие, власть и сила. Золото и оружие он уже нашел. Да. Нормально. Всё о’кей.

— Любимый город... Я тебя люблю, — напевал он себе под нос.

Он был спокоен и силен. Так ему казалось. Осталось только добиться власти. Он это сможет. Обязательно сможет.

Пластиковый асфальт дымился.

Через какое-то время мальчику захотелось есть. И он вспомнил о тете, которая кормила его котлетами, и впервые пожалел, что ей размозжило голову. Жалко тетю...

Но жалость прошла, когда началась новая бомбардировка. Он забыл о голоде. Стал искать укрытие.

Через день уставший и голодный Ваня попал в плен к моджахедам. У него отобрали золото и пистолет. Он лишился спокойствия и силы. Но он верил, что вернет себе и пистолет, и золото, и всё-всё. Всё у него еще будет.

Через год он принял обрезание, выучил наизусть Коран, взял в руки автомат и стал убивать неверных. Убивать ему, честно сказать, доставляло гораздо больше удовольствия, чем молиться в толпе моджахедов.

Ему исполнилось тринадцать, а на его боевом счету уже было четыре подбитых вертолета «Вертер» и более девятнадцати офицеров, убитых из снайперской винтовки «RD». Несчетное количество рядовых. И самое главное — Муса ибн Бастон (как звали его боевики) подорвал президента Соединенных Штатов Центральной Америки — Ляха Мачинского. Ваня сумел пробраться через все заграждения, мимо охраны, подложить под кресло Президента миниатюрную бомбу, покинуть помещение, нажать пуск и разорвать в клочья «нахального» президента Ляха, как называли его террористы. Так пал последний «демократический» режим.

За это «черный мулла» Мохаммад бен Ладен (сын знаменитого на весь мир Усама бен Ладена) наградил Мусу ибн Бастона золотыми шароварами с изумрудными пуговками и огромным ятаганом с семнадцатью бриллиантами.

Карьера молодого террориста пошла в гору. В шестнадцать лет он возглавлял роту чилийских моджахедов, которая базировалась в Южной Африке. В восемнадцать — уже командовал бригадой турецких янычар, которых с боями провел от Средней Азии до Сингапура, заодно уничтожив банду сибирских разбойников Сашки Парфёнова и взорвав Кавказский Баку. В девятнадцать Ваня подавил восстание католиков в Сицилии. Подавил жестко. Залил кровью всё побережье острова, за что получил прозвище Оливковый Террорист. Он вывез из Сицилии всё золото. В одночасье стал миллиардером, завел себе большой гарем, в котором были женщины всех рас и национальностей. Его любимой женой стала кореянка Джунг Су-Ким. Она родила ему первого ребенка. Через полгода Ивана Мусу ибн Бастона прозвали Террористом No2. Но этого ему было мало. Он хотел быть Террористом No1. К тому времени ему исполнилось двадцать лет.

В двадцать один Муса, обколотый морфином, расстрелял важного чеченского командира, лучшего друга Мохаммада бен Ладена, изнасиловал его любимую жену и кастрировал десятилетнего сына.

— Ты ничтожество! Мой папа купит тебя с потрохами! — кричал мальчик на Бастона.

Сын чеченского командира с самого детства мог вытирать ноги о кого угодно, не боясь наказания. Слава Аллаху, папа всегда был на стороне сына. Папа убил двух верных сослуживцев за то, что те из-за тарелки кишмиша посмели вступить в спор с его мальчиком.

— Ничтожество! — кричал малец, когда Муса вынимал из ножен маленький острый ножичек. – Что ты хочешь делать, ничтожество?

— Подержите его, — спокойно говорил Муса ибн Бастон своим моджахедам. — На стол!

Мальчика положили на стол, разорвали на нем одежду. И Муса двумя взмахами отрезал ему яйца и бросил любимому псу– доберману, который заранее чувствовал кровь и ждал лакомого кусочка.

Муса возглавил отряд мятежников и объявил Джихад самому Мохаммаду бен Ладену, Террористу No1. Муса хотел быть первым.

Вскоре, потерпев ряд поражений от войск Мохаммада, бездарно проиграв американским войскам битву при Стамбуле, он бросил остатки своих мятежников и укрылся в Юго-Восточной Африке. В СМИ продолжал пиариться, утверждал, что раскаивается во всех грехах, что хочет вновь принять христианство. Демократическое правительство Центральной Европы молчало.

Новой Русской Колумбии Иван был не нужен. В Республике Китай его пять лет назад заочно приговорили к смертной казни.

В Новой Китайской Америке он был персоной нон грата. Оставалось жить в Африке. Он не возражал. Лишь бы не трогали ни мусульмане, ни христиане. Когда закончилась третья мировая война, он начал тщательно готовиться к новой войне. Украл в Финляндии лазерное оборудование и захватил в плен трех профессоров-лазерщиков. И теперь они для него готовили новое оружие.

— Скоро мир узнает, кто здесь настоящий хозяин, — потирал руки Иван–Муса.

А на коврах гарема возлежали тридцать четыре его жены во главе с Джунг Су-Ким. Во дворе бегали десять его детишек. Четыре мальчика, которых он всех назвал Иванами, и шесть девочек, которых он не знал, как звали. Просто сказал женам:

— Называйте, как хотите. Только не Гретами.

Тогда Иван опять помирился с Мохаммадом бен Ладеном. Последний инвестировал первые деньги в армию ладонников, в Baston Inc. ООО «Бастон». Спустя время Иван впервые выступил в заштатном реалити-шоу «Война». Шоу, которое окончательно взорвало мир.

Купить книгу Сергея Решетникова Реалити-шоу ВОЙНА, 260 графических иллюстраций.