Потеряная книга ч.1(почти мистическая история, или космос помогает, когда слышит просьбу?)

В то время, о котором я поведу рассказ, а было это в семидесятые годы прошлого века, во многих квартирах Москвы еще не было собственного телефона! Это сейчас они стоят и в каждой комнате, и на кухне, и вдобавок к ним, для удобства еще и мобильники придумали. Говори, с какого хочешь! Хоть с трех сразу! И с женой, и с мамой, и еще…. С кем? Да, с кем хочешь!

Ну вот! А тогда, чтобы поговорить с другом или девушкой, или пригласить родственников в гости, нужно было выйти на улицу и простоять очередь в телефонную будку. А еще нужно было иметь при себе много монеток по две копейки, на случай, если автомат первую проглотит, или другой такой же гражданин, заради Бога, у тебя две копейки попросит: «Друг, не найдется ли у тебя двушки? Позвонить позарез нужно! Во спасибо! Выручил!»

Бывает, что и у тебя так случается, почему же человеку не помочь. Помоги, и тебе когда-нибудь помогут!

У меня была свекровь, и вот она говорила: «Человеку нельзя отказывать в воде и хлебе! И еще в двух копейках, - сказала бы она тогда.

***

В один из дней в той старой Москве, в своей квартире в Царицыно сидел молодой человек, и с наслаждением разглядывал, только что приобретенное, собрание сочинений Ярослава Гашека.

Он с любовью гладил ярко желтый переплет, смотрел на портрет писателя, который удивительно был похож на него самого, и листал страницы, останавливаясь в некоторых местах, и читая некоторые строки. При этом, он сначала начинал улыбаться, а потом просто хохотать, до слез.

Он уже давно прочел всего Швейка, и даже не один раз! Но книга все- равно тянула его к себе, и он читал, и читал ее снова.

А теперь! У него была собственная полная версия «Бравого солдата», и она лежала у него на столе. Молодой человек даже подумывал написать еще несколько глав, потому что он уже так хорошо изучил похождения Швейка и сроднился с ним, что даже, кажется, знал и всю его дальнейшую смешную и грустную жизнь в отличии от других читателей. И эта жизнь должна была продолжаться, так просили его все персонажи книги, и конечно сам Иозеф Швейк.

-Я счастливчик, - думал молодой человек. - В наше время купить Швейка! Это же просто чудо! Всего за десять рублей, пять томов. Пойду, позвоню жене, она просто обалдеет.

Молодой человек еще с полчасика почитал любимые места, и, наконец, вышел на улицу вместе со вторым томом, направившись к телефонной будке, что стояла за углом дома. На улице был май, яркое солнышко освещало свежие листочки деревьев, легкие облачка порхали над головой в ярко голубом небе, и настроение у молодого человека было распрекрасное.

***

В телефонную будку стояло всего два человека, и пока молодой человек, а его звали Виктор, ждал своей очереди, он продолжал читать книгу.

-Люсь, сказал он, наконец- то в трубку, ты не поверишь, я нашел Швейка!

-Да всего десятка!

-Ну, Люсь, не надо мне нового свитера, я и в старом похожу!

-А тебе? Да нам завтра премию дадут за тему, так что мы с тобой богатые! Могу же я себе доставить маленькую радость? Ну не мог я пропустить такой случай! Мужик, какой то около Букиниста с рук продавал. Да у него и другие бы взяли, только я первый подошел. А я тебе сейчас пойду, тортик куплю, - постарался задобрить жену Виктор. Какой ты хочешь? Марику?

-Слышь, мужик, хорош! Уже десять минут говоришь! –услышал Виктор голос мужчины, который открыл дверь в будку.

-Обнаглели, залезут и не выгонишь! - завизжал голос, какой то бабульки, Хамье!

-Я ветеран, стою, с больными ногами, никакого уважения, ну и молодежь пошла, - проскрипел какой- то седой мужчина.

-Да я сейчас, еще секундочку, - постарался успокоить очередь Виктор. Мне очень нужно!

-Выходи, говорят! Разговорился! Всем нужно! Мне вот снохе позвонить нужно, а она сейчас на работу уйдет, что тогда? –продолжала голосить бабка.

Виктор, не желая ссориться с очередью, быстро сказал жене, что много народа, и он говорить больше не может, и повесил трубку. Он уже было, собрался выйти из будки, не договорив с женой, какой же ей купит торт, если не будет Марики, но в этот момент, молодой человек, уже втискивающийся в дверь, на спех попросил у него двушку.

Виктор судорожно, порылся в кармане и быстро выудил под начинающую снова голосить бабку и гнев, оставшейся очереди, монетку.

-Во, спасибо, мужик, выручил, - проговорил радостно просящий, и проскочил на его место, уже опуская эту монетку в щель автомата.

Бабка тут же встала всем своим пухлым телом между дверью и Николаем, заняв свою неоспоримую позицию первой, после говорящего. За ней подтянулся седой мужчина и какая то женщина лет сорока с авоськами.

Виктор, чуть не споткнулся о сумки бабки и кошелки молодой, он отшатнулся от осуждающего взгляда седого мужчины, в очереди ему места уже не было, разве, что с края.

Виктор хотел позвонить еще и своему другу, и подумал, было, постоять еще несколько минут и снова войти к телефону, но в этот момент пришел автобус, едущий к универсаму. Автобусы ходили не так уж часто, и Виктор, обрадованный, что застал его, бросил очередь, и, перебежав дорогу, сел в автобус.

И только там, поднявшись сквозь толпу пассажиров по ступенькам в салон, уже отдышавшись, он взялся рукой за перекладину и …. Вспомнил, что забыл книгу в будке!!! Второй том!!! Но выйти из автобуса уже было не возможно.

Пробежав целый квартал назад, Виктор передумал все, и какой он растяпа, и как он теперь скажет Люське про это, и кто взял его книгу. Он вспоминал лицо парня, и еще надеялся, что увидит его еще раз на улице, и тогда вернет книгу. Он представлял счастливый случай, что книгу никто не взял! Она лежит и ждет его на полочке в будке…

Но будка была пуста. Ни книги на полке, ни очереди рядом!

-Вот ведь закон подлости! - подумал Виктор. Никого! Не было бы тогда никого, он бы и книгу не оставил! Скорей, скорей! - передразнил он очередь.

Но закон на то и существовал, чтобы доставлять такие неприятности людям. И бутерброд упал так, как упал.

2

Как потом ни старался Виктор и Люся найти в "буках" недостающий том Гашека, у них это не получалось. Это было невозможно! Нашедший, не сдал книгу, и она лежала, где ни будь у него на полках. Одинокая, страдающая от невнимания и от разлуки со своими сестрами, другими четырьмя томами Гашека. Так как любили ее здесь, никто другой любить не мог! Ее не листали, не смеялись, когда она шутила со своим читателем, с ней не общались, она была забыта и заброшена и уже запылилась, но все же надеялась на лучшую жизнь и на встречу с тем молодым человеком, который так ее обожал. Он то ее любил! А это было приятно и книгам. Это мы думаем, что они не думают, а на самом деле все было наоборот. Как же не думать, когда в тебя вложена такая энергия души писателя, которой хватит и на читателя и на много- много раз тиражированных книг.