Городская и мистическая история из села.

Приехала жарким августом в нашу деревню писательница Варвара из столицы. Прожекты имела большие. Уходить в поля и книжки писать. Проникаться деревенским духом, слушая рассказы бабушек, что успели побыть крепостными.

Подписывайся на канал и ставь лайк! Заранее спасибо!
Подписывайся на канал и ставь лайк! Заранее спасибо!

Малыми детьми ещё, но барыню помнили. Добрая, по их словам, женщина была. Тихая. Крестьян не обижала. Оденет кружевную шляпу, перчатки белые и гуляет по лугам с зонтиком от солнца. Что еще делать в глухомани?

Всё у неё дети помирали. Подойдёт, бывало, к какой крестьянке и сокрушается:
" У тебя вона, Анисья, девять ребятишек бегают, из моего сада яблоки воруют. А мои все мрут. Чем кормишь?"
"Знамо чем, матушка" - обычно отвечала крепостная.
- Кашей на воде да щами кислыми.
"А я-то своих на молочке парном кашками кормлю. С маслицем и сахарком. От чего помирают?"
Задумается барынька над бедой своей и грустная уходит. "Перекармливаешь ты их, воздуха свежего лишаешь," - подумает деревенская баба.

Приезжая вся обращалась в слух при этих рассказах. А старушкам только того и надо, что на завалинке языками чесать.

Стала барыня говорить: мол, черт по ночам у её ребятишек души крадет. В церквушку ходила. Батюшка Анисим уж и причащал, и исповедовал. Молебны за здравие служил. Даже избу освещать ходил. Но всё бесполезно. Так и ушла на небеса землевладелица бездетной. А в хоромы ее, ежели кто заселялся, бежали на другой день, сломя голову. Подтверждали: взаправду злой дух там обитает. Хитрый черт по своей натуре. Как соберётся, бывало, батюшка со святой водичкой и крестом животворящим в усадьбу, нечисть загодя стены родные покидает. По чужим дворам безобразничает. А после назад воротится.

" Где же, бабоньки, дом этот?" - спрашивает городская.
- "Мне страсть как любопытно. Охоча я до всякого интересного. В городе-то что увидишь? Никакого вдохновения".

Заночевала барышня в усадьбе старой барыни. Всё из хоромов повынесли. Кровать разбитая осталась. На ней, видать, прислуга барская спала. Лампу, с собой принесенную, рядом с ложем подставила. Задула свет и уснула. Вдруг сквозь сон чувствует: кто-то по ее груди топчется. Будто кошка, только размера огромного. Тяжело дышать стало. Открыла глаза, видит: чёрное, мохнатое, глазища жёлтые горят. Закричала девица дурниной со страху. Но кто услышит? Господа уделы свои особняком от крепостных обозначили. Не дозовешься селян. Метнулась нечисть от крика, крысой, под кровать. А ночующая к лампе. Трясясь в испуге, свет зажгла. Смотрит под кровать. А там ни тебе лаза, ни щели. Ночь не ночь, бросилась непрошенная гостья вон из дома к хате, где на постой встала. Собрала наутро пожитки и долой из деревни".

Кто в город ездил, тот рассказывал: такую жуткую книгу Варвара написала, что читать боязно.

Понравилась история?
Подпишись на канал, чтобы не пропускать новые.
И поставь лайк, если не сложно.