Кого дискредитируют фейковые собачьи парки

7 October 2018

За то время, что я училась на философском отделении БГУ, мне пришлось множество раз слушать одни и те же не смешные шутки и жалобы на специфическое понятие-категориальный аппарат философии. Люди, которые обвиняют философию в наличии так называемого «птичьего языка», просто ищут оправдание для своей нелюбви к этой отрасли знаний.

Очень похожий механизм сработал и в истории, когда несколько ученых прислали фейковые статьи, якобы связанные с исследованиями в области социальной несправедливости, в научные журналы, и те их приняли и напечатали. Теперь, когда о эксперименте стало известно широкой публике, СМИ пишут о нем как о доказательстве, что гендерные исследования - это лженаука, полная непонятных слов, которыми на самом деле можно жонглировать в произвольном порядке.

Люди радостно делятся текстами про этот эксперимент, оставляют колкие комментарии и упорно игнорируют два факта: во-первых, свой «птичий язык» есть в каждой области знаний, и это нормально, а во-вторых, фейковые исследования периодически появляются в самых различных дисциплинах. Правда, если речь идет о фейке в медицинских, физических или астрономических исследованиях, наличие лжеисследования не пытаются выдать за «эксперимент с лженаукой». В таких ситуациях говорят про индустрию научных исследований, о ее слабых местах, о продажности отдельных журналов.

Вот например, опубликована статья о новых методах борьбы с межгалактическими паразитами, основанная на мультсериале «Рик и Марти». А вот материал, который был создан программой-генератором квазинавуковых текстов, переведенный на русский язык и подписанный именем вымышленного аспиранта, который работал в вымышленном институте. Текст якобы прошел рецензирование и был одобрен для публикации в ВАКавском журнале в России. А «автор» еще одной статьи, также созданной программой-генератором, был даже приглашен на конференцию по ядерной физике.

Если быть последовательными, то следует заявить, что фармацевтика и ядерная физика - это ненастоящие науки. Но массовых сомнений в том, что фармацевтические исследования имеют право на существование, не возникало. Это же очевидно: проблема в конкретных «шутниках» и тех журналах, чьи правила публикования статей делают такие шутки возможными.

Но все меняется, когда предметом исследования становится что-то связанное с социальной несправедливостью. Первоначальное предубеждение вынуждает людей видеть только подтверждения своих идей: если я не люблю философию, то непонятность подтверждает, что это глупость какая-то, а не отрасль знаний. А если гендерные исследования мне кажутся попыткой построить Новый Райх, то фейковые исследования только доказывают, что так оно и есть.

Публикации фейковых исследований доказывают только то, что некоторые журналы готовы печатать любую чушь.
Но публикации фейковых исследований доказывают только то, что камерция в науке имеет побочный эффект - ради прибыли некоторые журналы готовы печатать любую чушь. В 2005 году два американские исследователя «написали» статью , в которой просто повторялись слова «Уберите меня из вашего гребаного списка рассылок», и Международный журнал продвинутых компьютерных технологий принял его к публикации. Безусловно, эта комическая история не повлекла за собой множество язвительное публикаций о неуместности так называемых компьютерных наук.

Фейковая статья "Реакция людей на культуру насилия и проявление нетрадиционной сексуальной ориентации в собачьих парках Портленд, США" не дискредитирует отрасль гендерных исследований, связанных с темой культуры насилия, так же как и «статья» с просьбой убрать автора из списка рассылок НЕ дискредитирует компьютерные науки. Это шутливые вещи, которые хорошо показывают, к каким абсурдным последствиям может привести политика «если за статью заплатили, ее следует печатать».

Но идейные противницы и противники гендерных, расовых и других исследований, связанных с социальной несправедливостью, очень ярко среагировали на слово-раздражитель и стали фактически подтягивать аргументы под заранее сделанный вывод.

Мне за такие манипуляции в школе снижали оценки. И, я думаю, были правы.