Глобальное воздействие вируса Зика во время беременности

Признание глобального воздействия вирусной инфекции Зики во время беременности

Маргарет А. Хонейн, доктор философии, M.P.H.

В 2016 году признание причинно-следственной связи вируса Зика (ZIKV) во время беременности и серьезных врожденных дефектов, включая аномалии мозга и микроцефалию, навсегда изменило подход общественного здравоохранения к этому вирусу1; потенциальная угроза беременностей распространяется на жителей и туристов почти в 100 странах и территориях, в которых существует постоянная опасность заражения ZIKV (https://wwwnc.cdc.gov/travel/page/zika-information). Этот вирус долгое время был эндемичным во многих странах Африки и Азии, но сообщения о болезни ZIKV в этих условиях были относительно редкими.2 Распространенность заражения ZIKV в странах, в которых вирус является эндемическим, неизвестна, но обследования на серологичность показывают диапазон от менее 1% до более 50% .2 В настоящее время мы не располагаем достаточной информацией о проценте женщин репродуктивного возраста, которые невосприимчивы до беременности, и наоборот, процент беременных женщин, которые являются восприимчивыми, а также процент женщин, которые являются инфицированных во время беременности в этих условиях, в которых вирус является эндемическим.

Однако, с осознанием тератогенности инфекции ZIKV во время беременности, сообщения о случаях появились из стран с эндемической передачей, таких как Вьетнам.3 Кроме того, как сообщается, у двух детей старшего возраста в Соединенных Штатах был фенотип, соответствующий врожденной Зике синдром; их матери жили в стране с эндемичной передачей ЗИКВ, имели симптомы заражения ЗИКВ в первой половине беременности и имели лабораторные данные о прошлой инфекции ЗИКВ у материнских образцов, полученных через годы после беременности4. Накопление данных свидетельствует о том, что в тех районах, где является риском заражения ZIKV, вирус оказывает тератогенное действие на беременность в течение многих лет, но воздействие не было признано. И хотя профилактика инфекции ZIKV является приоритетной задачей, для женщин, которые получают диагноз этой инфекции во время беременности, необходима лучшая информация о величине риска серьезных врожденных дефектов и других нарушений.

В этом выпуске Журнала Hoen et al.5 сообщают данные из когорты беременных женщин с подтвержденной полимеразой цепной реакцией симптоматической болезнью ZIKV на французских территориях в Северной и Южной Америке. В этом отчете представлены некоторые из наиболее убедительных данных на сегодняшний день о том, что риск аномалий мозга, микроцефалия и аномалии глаз распространяется на инфекции в каждом триместре беременности. Неудивительно, что риск возникновения тяжелой микроцефалии был ограничен инфекциями, имевшими место в течение первого или второго триместра беременности, но общий риск врожденных дефектов, связанных с инфекцией ZIKV, составлял 12,7%, 3,6% и 5,3% при заражении в первый, второй и третий триместр соответственно. Кроме того, авторы сообщают о непропорциональной и пропорциональной микроцефалии после инфекций в любом триместре беременности. Обнаружение пропорциональной микроцефалии предполагает, что в некоторых случаях ZIKV может влиять на рост плода вместо - или, кроме того, - иметь специфический деструктивный эффект на мозг плода.

Выводы на французских территориях удивительно похожи на результаты исследований в журнале «Беременность и регенерация младенца» Зики, система наблюдения, которая контролирует все беременности с лабораторными доказательствами заражения ZIKV независимо от наличия или отсутствия симптомов у матери. Реестр показал, что в Соединенных Штатах примерно 5% беременностей с возможной инфекцией ZIKV и 10% подмножества беременностей с лабораторно подтвержденной инфекцией ZIKV приводили к появлению плода или новорожденного с врожденным дефектом, связанным с ZIKV; оценка риска составляла 15%, когда подтвержденная инфекция имела место в первом триместре.6 В Соединенных Штатах, вместе взятых, среди завершенных беременностей с подтвержденными инфекциями, риск врожденных дефектов, связанных с ЗИКВ, составлял 8%, 5% и 4% при заражении произошли в первом, втором и третьем триместре соответственно.7 Hoen et al.идентифицировал только один дефект нервной трубки во французской когорте, что согласуется с растущими доказательствами того, что дефекты нервной трубки не увеличились в областях с локальной передачей ZIKV и, скорее всего, не вызваны инфекцией ZIKV.8 В отчетах США и в французские территории, некоторые аномалии мозга, возможно, были упущены среди младенцев, чьи матери подтвердили инфекцию, потому что не все плоды или младенцы подверглись рекомендованной визуализации головного мозга; необходимы дальнейшие усилия для увеличения доли младенцев, получающих все рекомендованные оценки, если их матери имели доказательства заражения ZIKV во время беременности.9

Несмотря на растущую ясность в отношении величины риска серьезных врожденных дефектов, связанных с инфекцией ZIKV, выявленной в течение новорожденного периода, полный диапазон инвалидности, включая возможное влияние на нейродеструкцию, остается неизвестным. Последующие наблюдения за детьми, чьи матери подтвердили инфекцию ZIKV во время беременности, необходимы для понимания полного спектра заболеваний, связанных с врожденной инфекцией ZIKV, и для планирования медицинского обслуживания и социальных услуг, необходимых пострадавшим семьям.

Также ясно, что исследования когорт беременных женщин с лабораторно подтвержденными симптоматическими инфекциями ZIKV имеют критически важное значение, но не предоставляют информацию о 80% беременных женщин с инфекциями ZIKV, у которых нет зарегистрированных симптомов. Повышение уровня популяций врожденных дефектов, связанных с ZIKV, вряд ли будет признано без постоянного своевременного и всестороннего наблюдения за врожденными дефектами, которые захватывают всех затронутых плодов и новорожденных, независимо от того, было ли выявлено заражение или инфекция материнского ZIKV.8

В докладе Хоена и др. подчеркивает серьезную угрозу для здоровья беременных женщин и их детей, вызванных врожденной инфекцией ZIKV, что было признано из-за большой вспышки ZIKV в Северной и Южной Америке в 2016-2017 годах. Существуют и другие известные и возникающие угрозы для беременных женщин и младенцев, включая возможную тератогенность некоторых связанных флавивирусов, которые могут не проявляться в отсутствие систем наблюдения, которые контролируют беременность, младенцев и врожденных дефектов, а также в отсутствие крупной вспышки из этих флавивирусов.10 Подходы и уроки, извлеченные из вспышки ZIKV в Северной и Южной Америке, свидетельствуют о необходимости совершенствования и комплексных текущих систем наблюдения за беременностью, инфекционными заболеваниями и врожденными дефектами, чтобы быстро решить следующую возникающую угрозу для здоровья, затрагивающую беременных женщин и младенцев11. Устойчивое стремление к совершенствованию систем мониторинга для этих уязвимых с медицинской точки зрения групп населения будет более оперативно выявлять серьезные угрозы для здоровья и даст возможность области общественного здравоохранения оказать положительное влияние на здоровье младенцев и предотвратить врожденные дефекты.