"Кино и немцы": о том, как сильно история с задержанием журналиста Голунова похожа на низкопробный сценарий для дешевого боевика

6 июня 2019 года около 14 часов 30 минут в Москве, по подозрению в распространении наркотиков, задерживают журналиста, перу которого принадлежат масштабнейшие разоблачительные публикации, посвященные незаконному обогащению государственных чиновников, переделу сфер влияния в мусорном и похоронном бизнесе, а также способам обогащения, ставшим основой благосостояния ЗАО РПЦ. Сутки журналисту не дают еды и воды, бьют и допрашивают, не позволяют сообщить о своем местонахождении родственникам и вызвать адвоката. На квартире у подозреваемого проводят обыск и с нарушением всех возможных норм процессуального законодательства изымают наркотические вещества в количестве, достаточном для того, чтобы «впаять» от десяти до двадцати лет.

Бригада скорой помощи, вызванная прибывшими только через сутки адвокатами подозреваемого, констатирует у него черепно-мозговую травму и подозрения на переломы ребер и требует немедленной госпитализации, в которой подозреваемому отказывает начальник следственной части местного УВД. У адвокатов зачем-то берут подписку о неразглашении, а единственное, чего удается добиться второй бригаде медиков, вызванной правозащитниками, это проведения медицинского обследования в больнице, возглавляемой известным телевизионными выступлениями в поддержку органов власти доктором, по совместительству являющимся теле и радиоведущим.

По факту проведенной экспертизы заведующий больницей не только выдает заключение о том, что журналист, у которого две бригады скорой помощи диагностировали гематому волосистой части головы и многочисленные ушибы и ссадины по всему телу, здоров и может предстать перед судом, но и сообщает своим многочисленным подписчикам в социальной сети Инстаграм о том, что является доверенным лицом Президента страны и мэра столицы, что получает много денег, что его сын имеет французское гражданство и что он сам предпочитает жить «по понятиям», которые гораздо важнее «писаных правил». В общем, доктор самовыражается по полной, подозреваемому в попытке сбыта наркотиков журналисту отказывают в госпитализации, а суд, предоставив адвокатам подозреваемого всего 15 минут на ознакомление с сотней страниц дела и отказав в перерыве, необходимом для согласования стратегии с клиентом, избирает в качестве меры пресечения домашний арест. Продолжение следует…

Все это похоже на дешевое американское кино о России начала девяностых годов, в котором «кровавая гэбня» подбрасывала борцу за свободу и справедливость пакеты с наркотиками, запирала в камере и била резиновыми дубинками, завернутыми в валенок, до тех пор, пока он не признавался в том, что в 17 году в Ленина стрелял. Затем, по сюжету, несчастного терпилу отправляли в тайгу убирать снег, и там, в процессе валки леса и чистки заснеженной территории, происходило «становление героя», в результате которого, ближе к финалу, обязательно торжествовала справедливость. И на весь это низкопробный сюжет можно было бы плюнуть и забыть навсегда, если бы все описанное выше не было подробной хроникой событий, освещаемых в большинстве крупных СМИ и произошедших, опять же по утверждению СМИ, в течение последних трех дней с журналистом Иваном Голуновым.

Именно Иван Голунов в 2016 году рассказал о баснословных доходах ЗАО РПЦ, а в 2018 – о том, как члены семьи вице-мэра Москвы приобрели 9 пентхаусов в жилом комплексе «Легенда цветного». Ему же принадлежат результаты журналистских расследований о строительстве мусорных полигонов в Шиесе и о многомиллиардном похоронном бизнесе, процветающем в нашей стране. Последним опубликованным расследованием Ивана стала майская публикация, посвященная микрофинансовым организациям, так называемым «черным кредиторам», которые обманом захватывают и делят между собой жилье должников. И именно этого человека по подозрению в хранении и сбыте наркотиков 6 июня 2019 года со всеми возможными нарушениями законодательства задержало столичное УВД.

Быть журналистом, да и вообще человеком, несогласным с официальной политикой властей, нынче становится очень опасно. Потому как сегодня ты обнаруживаешь у крупных государственных чиновников незаконный бизнес или недвижимость на миллиард, ну или просто оставляешь в сети комментарий о том, что в стране существует "сказочный персонаж", а завтра у тебя находят наркотики и ни безупречная репутация, ни свидетельства многочисленных уважаемых и известных людей о том, что ты никогда в жизни к наркотикам и близко не подходил, не смогут тебя защитить.

Я не знаю, были ли у журналиста описываемые бригадой скорой помощи черепно-мозговая травма и следы побоев, насколько соответствует истине информация о хранении, распространении и употреблении им наркотиков, а также было ли против него сфабриковано дело или вся эта история действительно сильно раздута оппозиционными СМИ, ибо не изучала доказательства и материалы дела, а потому не имею права судить. Но я совершенно уверена в том, что страна, в которой даже врачи живут «по понятиям» обречена. Потому что «понятия» - они вообще у всех могут быть разные и если допустить мысль, что власть среди бела дня так открыто и бесстрашно «приходит» за человеком, известным громкими журналистскими расследованиями, это означает, что прийти с этого момента могут вообще за кем угодно.

Попытки без суда и следствия ставить психиатрические диагнозы и запирать людей в дурдом на веки вечные, превращая в растения при помощи галоперидола, уже привели нашу страну к тому, что на арене мировой психиатрической науки нас даже спустя пятьдесят лет не очень-то считают за людей. А потому, если власть хочет оставаться легитимной, а мы все вместе не хотим снова обрести репутацию изолированной от мира «агрессивной бабайки», то каждое резонансное дело, возбужденное по «наркотическим» статьям, должно иметь под собой железобетонный фундамент и непробиваемые доказательства. И практика «притягивания за уши» необходимых улик и нужных доказательств, а также все попытки закрытия от правозащитников и СМИ подробностей крупных «политических» уголовных дел, должны быть немедленно прекращены и забыты как страшный сон.

Каждый случай привлечения к уголовной ответственности не только общественных деятелей и резонансных личностей, но и любого человека вообще, должен быть настолько тщательно проработан, чтобы у широкой общественности не возникало даже тени сомнения в том, что человек, которого осудили по наркотической статье, действительно виноват. Потому что появление практики борьбы с диссидентами путем «закрытия» их по статьям о хранении и распространении наркотиков – сигнал не только журналистам, либерастам и прочим противникам режима, но и обычным людям, которых, в случае, если подобная практика станет повсеместной, могут начать прямо на улицах для улучшения полицейской статистики ловить. Жертвой произвола может стать каждый и именно поэтому так важно, чтобы власти откликнулись на многочисленные призывы средств массовой информации, представителей общественности, звезд музыки и кино, разобрались в ситуации и вернули происходящее в русло законности. И это единственное, что в этой странной ситуации абсолютно бесспорно и единственное, что можно со всей ответственностью утверждать.