Мамуля

Электричка мчалась, рассекая надвое горячее летнее марево и оставляя позади ленту тяжело вздыхавших от зноя коробок городских домов. Начинался пригород, воздух слегка посвежел, за окошком приветливо махали мягкими лапами ели, ветер нёс стаи тополиного пуха.

Антон не прогадал, решив поехать со своей невестой отдохнуть на дачу. В городе сейчас, будто на большой тефлоновой сковороде жарились бедняги, которым некуда или некогда уехать.

"Заодно крышу подлатаю, в бане надо полы ошкурить", - при воспоминании о баньке Антон сладко зажмурился, как кот, только что опроставший банку свежих сливок. Он любил хорошо попариться. После этого священнодейства будто бы рождаешься на свет заново, очищенный не только телом, но и душой.

Размышления Антона прервал голос кондуктора, вещавший о том, что приближается их с Юлей станция. "Надо будет Юленьку попарить сегодня" - успела вильнуть хвостом напоследок мысль.

Жарко. Ноги окутывает сухая, горячая пыль, поднимаемая при ходьбе. Благо идти недалеко. Вот уже показался из-за поворота, глянцево блестя красной крышей небольшой домик. Юля ещё издалека увидела россыпь земляничных бусинок в траве и, взвизгнув, как ребёнок, бросилась собирать ягоды.

День пролетел мгновенно. Ещё бы, лес, речка, шашлыки на свежем воздухе - красота! Вечером Антон затопил баню, и они с Юлей основательно распарили уставшие тела. Оба они спали сном безгрешных младенцев.

***

Антон сидел верхом на коньке крыши, сжимая зубами гвозди. "Вот растяпа, а молоток-то оставил." Пришлось спускаться.

Юля самозабвенно копошилась на грядках. Антон с минуту полюбовался на стройную фигурку, а потом взял молоток и собирался уже лезть обратно, как вдруг услышал до боли знакомое: "Тошка!"

Так его звал только папа. Антон резко обернулся и увидел за калиткой отца. Он улыбался, а в уголках глаз солнечными зайчиками плясали морщинки.

-Вот, за тобой пришёл. Повидаться очень уж хочется, соскучился я, Антошка. И невесту свою бери, познакомишь. Пойдём, сынок!

Юля уже стояла рядом, вытирая руки. Отец протянул руки, как для объятий, а Юля двинулась к нему навстречу, приветливо улыбаясь.

-Стой на месте! - заорал Антон внезапно, словно подстреленный. И сам испугался.

Папа опустил руки. Лицо его болезненно сморщилось, и стало каким-то маленьким, игрушечным. А кончики усов печально опустились.

Юлия вздрогнула, повернулась, и в замешательстве уставилась на Антона. А он и сам ничего не понимал, но знал, что должен был что-то вспомнить, восстановить правильную хронологию событий. Он чувствовал, что происходит что-то совсем не то. Но что же такого странного?

Лето. Жара. Приехали с Юлей отдохнуть от пыльной городской суеты. Пришёл папа. Папа! Внезапно Антон понял, что ломает логическую цепочку. Отец умер год назад. Он не может тут стоять и тем более, с ними говорить.

Получается, что он, Антон либо спит, либо видит привидение. Папа словно прочитал его мысли.

-Иди сюда, сынок! Это же я, я по вам с мамой так соскучился! Жаль, что мама не приехала.

Антон стоял в нерешительности. Если это сон, то ведь ничего страшного не будет. Он с детства любил свои сны за то, что там, в другой реальности можно творить всё, что заблагорассудится, и ничего тебе за это не будет.

Хотя... В голове заворочались какие-то смутные то ли предчувствия, то ли воспоминания. К чему снится, что тебя зовёт покойник? Антон сморщил лоб, напрягая память. Бабушка всегда говорила, что покойники, зовущие за собой, предрекают смерть. Смерть! Но что может с ним сейчас случиться?

Он запер двери с вечера, забраться в дом никто не мог, да и кто полезет - тут все друг друга знают. Может, где-то загорелось? Но тогда во сне был бы запах горелого. А что ещё? Антон внимательно прислушался к своему телу. Нет, ничего нигде не болит, никакого дискомфорта и тревоги.

И внезапно захотелось подойти к папе. Очень сильно захотелось. Он по нему очень скучал. С того дня, как маме позвонили с завода и сообщили, что отец скоропостижно скончался от обширного инфаркта, их дом осиротел. Мамины губы сжались в упрямую нитку, и будто бы совсем разучились улыбаться. А сыну так не хватало на плече тёплой тяжести отцовской ладони. И вот он стоит тут, словно и не было этой мучительной разлуки...

Наконец, он взял Юлю за руку и пошёл навстречу папе. Тот снова приободрился и заулыбался. Как назло, на калитке заел замок. Антон с глухим раздражением дёргал ручку, но она никак не хотела поддаваться. Внезапно его словно обдали из шланга ледяной водой - из дома доносился голос матери:

-Антоша! Антон! Иди сюда!

Он не хотел возвращаться, взглянул с тоской на отца и крикнул:

-Мам, ну давай позже! Мы на речку и обратно!

-Сынок, мне плохо! Голова сильно кружится! Сынок, иди сюда!

Антон почувствовал, что матери действительно плохо, хотя, как она могла тут оказаться? Не задумываясь, он круто развернулся и пошёл в дом, увлекая за собой Юлю. Он чувствовал, как горестно смотрит ему вслед отец, и стиснув зубы, подумал: "Ничего, папа, в другой раз, значит."

****

Проснувшись в плотной темноте, Антон с трудом сфокусировал взгляд на окне. Ночь уходила, подметая небо серым хвостом. Мысли двигались туго, будто завязнув в киселе, тело одеревенело и почти не слушалось. Антон силился понять, что происходит. Он сосредоточился и приказал себе думать. Ночь. Дом. запах. Странный, знакомый запах, оседавший горьким налётом на внутренней стороне щёк.

"Это угар! Значит, где-то замкнуло проводку!" Антон испугался, от неожиданности мозг всполошился и стал искать выход на грани паники, как офлажкованный дикий зверь. Антон с трудом встал, подтащил и взвалил на плечи кажущееся непомерно тяжёлым тело Юли. Только теперь он заметил, что в сереющей комнате стелется дым, едкий, почти бесцветный угар.

Антон с трудом доковылял до двери, стараясь задерживать дыхание. "Дом скоро загорится, надо позвать на помощь" - билось в мозгу.

Он положил Юлю на пол в беседке и вернулся за телефоном. Пока искал, наверное, сильно надышался, потому что с одеялом и телефоном подмышкой буквально повалился на землю рядом с Юлей. "Надо звонить пожарным..." - вспыхнула и тут же потухла мысль в голове. Антон то ли уснул, то ли потерял сознание.

***

Он пришёл в себя от того, что в кармане настойчиво тарахтел телефон. Дом так и стоял тёмной громадой, только из открытой двери стелился более густой и плотный дым. Антон с содроганием заглянул в лицо невесты - она была белой, как лист, но дышала. Антон посмотрел на светящийся квадратик дисплея. 76 пропущенных!

В ту же секунду телефон снова ожил и затрепетал птичьей руладой. На экране высветилось: "Мамуля".

-Алло?, - голос Антона дрожал.

-Сынок, с тобой всё нормально?! , - мать практически рыдала.

-Д-да, мам, всё хорошо, - промямлил Антон, косясь в сторону спящей на земле девушки.

-А Юлька? Где она? С ней тоже всё хорошо?! Ты почему трубку не брал?! Я тебе звонила миллион раз! Мне приснился ужасный сон, папа приходил, а тебя звала, звала... - она была на грани истерического припадка.

Антон почувствовал, как вдоль позвоночника ползёт липкий страх, во рту высохло, а руки неистово тряслись.

-Я тебя слышал, мама... - прошелестел он непослушными губами.

Благодарю всех, кто дочитал до конца! Если вам понравилась публикация, ставьте палец вверх и подписывайтесь на мой канал! Всем уютного вечера и до новых встреч!