«Говорят, я не россиянин. У меня паспорт российский, оставьте эти вопросы»

О нахлынувшей популярности
Хотелось бы хоть часов пять поспать. Все время самолеты-перелеты. Вся страна меня поддерживает. Я никогда не был в амплуа [народного героя], признаюсь честно – вся эта известность чуть на меня давит.


О волнении перед поединком
Перед боями я очень волнуюсь. Я не боюсь, что меня ударят, сломают что-то. Я волнуюсь за то, что могу плохо выступить.
Сегодня живем – завтра можем умереть. Мне 30, практически половину жизни я прожил, а если оглянуться – будто 10 секунд прошли. Все мы умрем, а победы, поражения, деньги, пояса – уйдут. Останутся лишь благие дела. Это меня уравновешивает.

О национальных вопросах
Какая-то газета там говорит, что я не россиянин, я дагестанец, живу в Калифорнии. Но я скажу так: у меня паспорт – российский. Так что оставьте эти провокационные вопросы.

Об образовании
Самая большая проблема для человека – когда у него нет мозгов. Человек должен уметь читать, писать и слушать учителя с детства.

В 98-м нас было 16 братьев в одном доме. У нас режим был армейский, мы были очень сплоченные: кто-то учился в школе, кто-то – в колледже. У нас было расписание, не было мам и сестер – мы сами все стирали, убирали. 11 лет мы в таком ключе жили и выросли.

С этого дома вышли пять чемпионов мира, чемпион UFC и отец – заслуженный тренер России.

О матери
Все время: папа, папа, папа, а про маму-то забывают. Хочу сказать: маму-то я люблю больше, чем папу. Только, пожалуйста, папе не говорите.