Черная комедия "Праздник" о блокаде Ленинграда

Известный по фильму "Коллектор" режиссёр Алексей Красовский решил снять чёрную комедию "Праздник" о блокадном Ленинграде. Об этом сообщается на краудфандинговой платформе Planeta.ru, где объявлен сбор средств на картину.

В сюжете говорится, что 31 декабря в блокадном Ленинграде в доме Воскресенских, которые живут "на особом положении", собираются шесть человек и курица, которую некому приготовить, так как кухарку у них "забрали из-за тяжёлых времён".

Усугубляется ситуация тем, что младший сын семьи привёл в дом голодную девушку, а старшая — незнакомого мужчину, за которого собирается выйти замуж.

«До Нового года остались считанные минуты, а количество проблем растет снежным комом», – говорится в описании.

Красовский отмечает, что его проект — местами чёрная, но чаще светлая и новогодняя комедия. Режиссер хочет представить свою работу в канун Нового года. Однако, как зрители примут черный юмор на фоне голода и страданий жителей блокадного Ленинграда, представить пока что сложно.

Для Петербурга блокадный Ленинград – тема особая. Ежегодно в Северной столице горожане отдают дань памяти жертвам блокады.

Кольцо вокруг Ленинграда замкнулось 8 сентября 1941 года, прорвать его смогли только 18 января 1943. Этот период в истории часто называют "900 дней и ночей". Все это время ленинградцам приходилось выживать – продовольственных запасов не хватало. Особенно тяжелыми для города стали осень и зима 1941–1942 гг. - в городе не было ни отопления, ни горячей воды, греться приходилось, сжигая книги, мебель, деревянные постройки. Каждый день люди гибли от голода и холода.

Голод в Ленинграде достиг такой степени, что люди ели все, что содержало калории и могло быть переварено желудком. Одним из самых «популярных» продуктов в городе стал мучной клей, на котором держались обои в домах. Его отскребали от бумаги и стен, чтобы затем смешивать с кипятком и делать таким образом хоть немного питательный суп. Подобным образом в ход шел и строительный клей, бруски которого продавали на рынках. В него добавляли специи и варили желе.

Желе также делали из кожаных изделий – курток, сапог и ремней, в том числе, и армейских. Саму эту кожу, часто пропитанную дегтем, есть было невозможно из-за невыносимого запаха и вкуса, а потому люди наловчились сначала обжигать материал на огне, выжигая деготь, а уж потом варить из остатков питательный студень.

«Внизу, под нами, в квартире покойного президента, упорно борются за жизнь четыре женщины — три его дочери и внучка, — фиксирует Г.А.Князев. — До сих пор жив и их кот, которого они вытаскивали спасать в каждую тревогу. На днях к ним зашел знакомый, студент. Увидел кота и умолял отдать его ему. Пристал прямо: «Отдайте, отдайте». Еле-еле от него отвязались. И глаза у него загорелись. Бедные женщины даже испугались. Теперь обеспокоены тем, что он проберется к ним и украдет их кота. О любящее женское сердце! Лишила судьба естественного материнства студентку Нехорошеву, и она носится, как с ребенком, с котом, Лосева носится со своей собакой. Вот два экземпляра этих пород на моем радиусе. Все остальные давно съедены!»