История про девочку Лялю, кошку Машку и ночную гостью.

29 September 2020

История про девочку Лялю, кошку Машку и ночную гостью.

В художественной обработке Амонет.

История эта случилась не со мной. Её мне рассказала девчонка, с которой мы вместе ехали в поезде в Москву. Ну как девчонка, пожалуй, тогда она была лишь ненамного моложе меня, а мне было 28 лет.

Мы разговорились под стук колес, шум дождя за окном и горячий чай с мёдом, который я везла с собой. Я рассказала о своих встречах с потусторонним, и что собираю мистические истории. И тогда Лариса, так звали мою собеседницу, поведала мне о том, что случилось с ней в бытность её маленькой девочкой Лялей семи лет отроду.

Жила она в небольшой деревне в Полесье, у своей бабушки, которая владела большим старинным домом, стоявшим на самом краю деревни.

примерно такой домик согласно запомнившемуся описанию был у бабушки героини сегодняшней истории. фото с просторов Сети.
примерно такой домик согласно запомнившемуся описанию был у бабушки героини сегодняшней истории. фото с просторов Сети.
примерно такой домик согласно запомнившемуся описанию был у бабушки героини сегодняшней истории. фото с просторов Сети.

По одну сторону дома были другие хаты, по другую за небольшим косогором начинался лес. И ночами было страшновато слушать вой ветра и крики зверья, доносившиеся издалека.

Бабушка Ляли часто уезжала в город, возила продавать масло, творог и фрукты с собственного небольшого сада. И в такие дни Ляля оставалась на хозяйстве вместе с кошкой Машкой. Машка по словам Лялиной бабушки приблудилась в дом вместе с самой Лялей. Матушка Лялина дочку от кого-то прижила, да в подоле принесла, а сама, материной тяжелой руки боясь, сбежала в свой город. Бабушка Варвара Матвеевна повздыхала, да и взялась растить внучку. А в первую же ночь, когда плакала брошенная мамой Лялька, в окно открытое в избу запрыгнула маленькая серая кошка, почти котенок, возле люльки покрутилась, да и легла рядом с Лялей. А та почти сразу плакать перестала. Так и стали жить втроем, бабушка Варвара Матвеевна, внучка её Лариса, а по-домашнему Ляля, да кошка Машка.

И вот однажды Варвара Матвеевна запрягла лошаденку, нагрузила телегу яблоками да маслом с сыром и творогом и уехала в город на ярмарку. Ляля осталась на хозяйстве. Ей, конечно, всего семь лет было, но она уже могла и козу подоить и живность покормить, да запереть. А с коровами ей соседка Марычка помогала. Но соседка ввечеру, как коров подоит, уходила к себе, у неё своих деток было семеро, и оставалась Ляля вдвоем с кошкой.

К вечеру погода испортилась окончательно. Ветер завывал в трубе, где-то вдали грохотал гром. Ляля включила свет, на всякий случай принесла керосиновую лампу, которую они с бабушкой держали на случай отключения электричества, и пару свечей. Было жутковато слушать вой ветра и далекие крики зверья в лесу. Ляля постелила постель и уже собиралась ложиться, когда в дверь постучали. Машка вскочила, подняв дыбом шерсть и шипя на дверь. Ляля перепугалась до полусмерти, кошку в охапку сгребла и села к стене, дальней от двери. Раздался жуткий звук, словно скребли чем-то по двери, а потом снова бабушкин голос:

-Внученька, у дом пусці! Внученька, дзверы адчыні!

Ляля дернулась было открыть, но Машка опередила - выпрыгнула из объятий, встала перед дверью и завыла жутко, поставив горбом спину. Никогда раньше не делала она такого, и бабушку любила, вечно об ноги её обтиралась. Ляля крепче вжалась спиной в бревенчатую стену. Страх накрыл её ледяной черной волной, стало трудно дышать. А снаружи доносился все тот же монотонный бабушкин голос:

-Внученька, у дом пусці! Внученька, дзверы адчыні!

Ветер жутко взвыл в трубе, окно вдруг распахнулось, и в нем появилось лицо. Жуткое, нечеловеческое лицо, при виде которого Ляля заверещала от ужаса. Кошка прыгнула к окну, шипя, плюясь, и то, что лезло снаружи, отпрянуло. Ляля завизжала так, что сама от своего визга оглохла.

Снаружи вдали послышались крики людей. Существо у окна метнулось и исчезло из поля зрения. Спустя короткое время в двери заколотили, и Ляля на карачках подползла, чтобы сдвинуть засов. Ворвавшийся в дом сосед, дядя Савва, муж Марычки поднял её на руки, завернул в свою куртку и унёс. Из-за его плеча Лялька видела закрывшуюся дверь, возле которой стояли испуганные люди. Дверь была располосована свежими следами, словно гигантский зверь скреб когтями.

Эту ночь и следующую Ляля с Машкой провели в доме у соседей. Даже днем они боялись возвращаться в родную хату. На третий день прибыл нарочный из города с сопровождающим милиционером. Так в деревне узнали, что бабушку Варвару Матвеевну убил за выручку беглый рецидивист, следивший за ней от самой ярмарки. Убил вечером того дня, когда она уехала в город.

Мы с Ларисой-Лялей молчали, прихлебывая чай. За окном проносились в сумерках поля и рощи. Я ждала продолжения.

-Соседка Марычка меня у себя оставила, так и вырастила, как свою, - сказала наконец Лариса, - а про бабушку мы не говорили, да и при мне не особо народ говорил. Жалели меня очень, сиротына, ни отца, ни мамки. Но потом, когда лет двенадцать исполнилось, во время ссоры с парнем соседским сестра его старшая меня ведьминым отродьем обозвала. Так я и узнала, что бабуля моя ведьмачила. С рождения была она черной колдовкой, но закона Тьмы не блюла, зла никому не делала, детишек лечила, сглаз снимала. Так что не верю я, что это она была в ту ночь у дома. Вот не верю и всё!

Я к тому времени уже довольно много знала о колдовстве и законах потустороннего мира, потому предположила, что нечто, привязанное по рождению к бабушке, но так и не дождавшееся от неё жертв в его сторону, приняло её облик и пришло забрать последнюю жертву - внучку ведьмы.

Лариса выслушала и кивнула. Мы снова молча пили чай и смотрели в темноту, проносившуюся за окном. Было как-то особенно одиноко и жутковато.